Слухати

Украинцы поддерживают крымскотатарских политзаключенных намного меньше, чем других узников Кремля, — Полозов

10 червня 2017 - 21:18 888
Facebook Twitter Google+
В то время, как крымские татары являются наибольшими патриотами Украины в Крыму. И фактически Крым, как часть Украины в общественном понимании, держится только на позиции крымских татар

Так говорит российский адвокат Николай Полозов, занимающийся в Крыму делами преследуемых крымских татар, в частности делом заместителя главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза.

Напомним, что Ахтем Чийгоз содержится в СИЗО города Симферополя уже 2,5 года, и обвиняется в организации массовых беспорядков 26 февраля 2014-го года возле здания Верховной Рады Автономной Республики Крым.

Татьяна Трощинская: Расскажите о последних новостях по делу Ахтема Чийгоза.

Николай Полозов: Суд по делу Ахтему Чийгоза, который длится уже почти 11 месяцев, приближается к завершению. Сторона защиты заканчивает представлять доказательства, у нас осталось несколько свидетелей, которых мы намереваемся допросить, потом мы представим письменные доказательства, и после — стадия прений. Я ожидаю, что приговор будет где-то в конце июля.

Что касается последних событий, то мы увидели бесчеловечное лицо российского так называемого «правосудия». Дело в том, что в семье Ахтема Чийгоза случилась тяжелая трагедия — у него сильно больна мать. Родные скрывали от Ахтема ее состояние здоровья и диагноз, и только сейчас, когда состояние очень тяжелое, ему об этом сообщили.

Мы ходатайствовали перед судом о предоставлении ему возможности встретится, и, возможно, простится со своей матерью, но, несмотря на то, что это сугубо гуманитарный аспект, который не имеет отношение к делу, судьи в циничной, наглой и черствой форме отказали ему в этой возможности, несмотря на то, что были защитой представлены несколько вариантов, как это сделать.

Татьяна Трощинская: А у мамы такое состояние, что она не может приехать?

Николай Полозов: Она прикована к постели. И судьи, зная о ее состоянии, сказали, пусть она приезжает в СИЗО, мы не против, если они встретятся там. Иначе, как цинизмом и жестокостью это назвать нельзя.

Мать Ахтема Чийгоза прикована к постели. И судьи, зная о ее состоянии, сказали, пусть она приезжает в СИЗО, мы не против, если они встретятся там

Татьяна Трощинская: Я знаю, что были опрошены 200 свидетелей, и из них лишь несколько свидетельствовали против Ахтема Чийгоза, а остальные сказали, что с его стороны не было никаких нарушений, верно?

Николай Полозов: Да, всего за это время было допрошено 201 человек — и потерпевшие, и свидетели обвинения, и свидетели защиты. Причем из них три — это засекреченные свидетели. Это могут быть оперативники, а такое зачастую используется, или люди, которые не имеют никакого отношения к делу.

И по сути из этого огромного объема доказательств только один реальный человек дал показания против Ахтема Чийгоза, это Эйваз Умеров. При том, что он ненавидит Меджлис, в свое время он принимал участие в таких акция, как сжигание чучела Мустафы Джемилева, или обливал зеленкой членов Меджлиса, того же Эскендера Бариева. Он пришел и сказал, что видел какие-то действия Ахтема Чийгоза. Но мы после этого опрашивали свидетелей, осматривали видео и фото — нигде Умерова нет. То есть шансы, что он там находился, практически равны нулю. По всей видимости, действуя в своих интересах, он просто пришел в суд и солгал.

Все остальные не подтверждают никак обвинение. То есть фактически обвинение в деле Ахтема Чийгоза полностью развалено. Нет ни одного пункта, который бы подтверждался. Это подтверждает и видео, и свидетельские показания. Наоборот он пытался стабилизировать ситуацию, пытался успокоить людей и предотвратить насилие.

Почему так долго длится суд? Изначально планировалась прокурором Поклонской, которая в то время представляла доказательства, что они быстро проведут этот суд, накидают обвинений и никто разбираться не будет. Мы сломали эту архитектуру, мы заставили суд предметно разбираться в каждом эпизоде, в деле уже не осталось никаких белых пятен, и становится очевидно, что вины Чийгоза в этом деле абсолютно нет. Есть вина других людей — милитаризированных образований, типа «народного ополчения», Аксенова, Шеремета, Константинова, вина правоохранительных органов, которые в середине дня просто ушли оттуда, и никто не обеспечивал охрану общественного порядка.

 Фактически обвинение в деле Ахтема Чийгоза полностью развалено

Татьяна Трощинская: Как это выглядит процессуально — свидетели сами говорят, что он не виноват?

Николай Полозов: Есть обвинение, в котором написаны конкретные факты, что Чийгоз разработал преступный план накануне массовых беспорядков, что он собирал каких-то людей для исполнения этого плана, подбирал предметы для насилия, и на месте 26-го числа осуществлял конкретные действия, направленные на организацию массовых беспорядков. И по каждому из этих пунктов мы задаем свидетелю вопросы — было это или нет. И никто этого не подтверждает, даже Аксенов не смог на прямой вопрос относительно действий Чийгоза сказать, что он сделал то-то и то-то. Аксенов не стал лгать, как ни странно.

Мы планировали допросить еще ряд бывших депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым — председателя Константинова, депутатов Ковитиди и Цекова. Но суд отказал нам в этом. И получается странная ситуация: обвинение строит свою позицию на том, якобы массовые беспорядки были направлены на то, чтобы сорвать сессию, а как это можно подтвердить или опровергнуть? Спросить депутатов, почему они не провели эту сессию. Из всех депутатов, которые там присутствовали, допросили только Аксенова. Рефата Чубарова суд отказался допрашивать.

Татьяна Трощинская: А Рефат Чубаров заявлял о том, что он готов принять участие как свидетель в этом суде, но для него же это опасно.

Николай Полозов: Чубаров не только заявлял, он дал письменное согласие, которое было представлено суду. В России есть нормы, что, если свидетель находится за рубежом, суд может его вызвать в соответствии с положением статьи 456 УПК РФ. Эта статья предусматривает, что за любые деяния, которые до приезда свидетеля он мог совершить, он не подлежит ответственности в течении срока следственных действий и еще 15 дней сверх того. Конечно, российские власти исходили из своей целесообразности, они испугались приезда Чубарова, побоялись, что это мобилизует крымских татар. И главный свидетель по этому делу, который был и снаружи здания, и внутри, и который может дать исчерпывающие суду показания, был не вызван судом. Суд сказал, что он может приехать сам, хотя всем известно, что ему вынесен запрет на въезд.

Уровень поддержки граждан Украины по национальности крымские татары объективно ниже, чем уровень поддержки граждан Украины по национальности украинцы

Татьяна Трощинская: Что это за судьи?

Николай Полозов: Дело рассматривает коллегия судей Верховного суда Крыма из трех судей: председательствующий по этому делу Виктор Зиньков, это бывший украинский судья из Армянска; второй украинский судья Игорь Крючков из Евпатории; третьего судью прислали из российского Саратова — Алексей Козырев. Прокурором по этому делу выступает Анастасия Супряга, тоже бывшая украинская прокурор из города Саки.

В отношении двух украинских судей в Украине уже расследуется дело по статье государственная измена. Естественно, это накладывает определённый отпечаток, ведь у граждан Украины, которые перешли на сторону Российской Федерации, есть дополнительная мотивация к преследованию патриотов Украины в Крыму.

Татьяна Трощинская: Насколько украинские власти содействуют работе адвокатов?

Николай Полозов: Я ощущаю поддержку со стороны украинской власти, но есть серьезная проблема — закоренелые сложные отношения между украинцами и крымскими татарами. Уровень поддержки граждан Украины по национальности крымские татары объективно ниже, чем уровень поддержки граждан Украины по национальности украинцы.

Я считаю, что и украинскому обществу, и украинской власти необходимо больше уделять внимания именно крымским татарам. Сейчас крымские татары, и это объективно, являются наибольшими патриотами Украины в Крыму. И фактически Крым как часть Украины в общественном понимании держится только на позиции крымских татар

Татьяна Трощинская: С чем вы сравниваете?

Николай Полозов: Я сравниваю с другими делами украинских политзаключенных в России и в Крыму. Я считаю, что и украинскому обществу, и украинской власти необходимо больше уделять внимания именно крымским татарам. Почему? Сейчас крымские татары, и это объективно, являются наибольшими патриотами Украины в Крыму. И фактически Крым как часть Украины в общественном понимании держится только на позиции крымских татар. Это нужно понимать, осознать и помочь людям, находящимся в тяжелой ситуации.

Татьяна Трощинская: Вы публично поддерживаете несогласных с оккупационным режимом в Крыму. Есть ли у вас страх?

Николай Полозов: Я и до оккупации Крыма, и до российской агрессии на востоке Украины занимался защитой политзаключённых в России, то есть априори как представитель общества противопоставлял себя государству. Такие люди в России явно не приветствуются, нас называют нацпредателями и так далее, гарантий нет ни у кого. Но должен же кто-то делать эту работу. Я являюсь патриотом России, но не путинской власти. Я считаю, что страна может выбраться их этой ямы. Как гражданин я обязан предпринимать эти действия, которые выражаются и в профессиональной форме.

Татьяна Трощинская: Как держится Ахтем Чийгоз?

Николай Полозов: Находиться в российской тюрьме очень тяжело и морально, и физически. В последние дни его очень подкосили личные обстоятельства. Но Ахтем Чийгоз чувствует поддержку крымских татар, находящихся в Крыму, люди приходят на суды ежедневно. Он чувствует поддержку со стороны Украины. Но возможности людей не безграничны, и это надо понимать.

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.