Слухати

Украинцы в Крыму — меньшинство в меньшинстве, — историк

10 грудня 2016 - 20:00 430
Facebook Twitter Google+
Андрей Иванец, историк, координатор Таврической гуманитарной платформы говорит о том, какие права украинцев нарушаются в Крыму, и существует ли угроза ассимиляции украинцев на этой территории

2 декабря в Киеве работала Всеукраинская научно-практическая конференция по теме российской оккупации Крыма

Алена Бадюк: Кто принял участие в конференции?

Андрей Иванец: Это была конференция, где присутствовала достаточно мощная научная составляющая: были и доктора исторических наук, и заслуженные юристы.

Но, поскольку мы имеем дело с гибридной войной, то она распространяется и на культурную составляющую. В конференции принимали участие представители культурной и художественной элиты, например, основатель украинского культурного фронта Антин Мухарский, он же Орест Лютый, известный писатель Василь Шкляр и другие.

Татьяна Курманова: Одним из вопросов, который был рассмотрен, — это перспектива угрозы ассимиляции украинской громады. Насколько активно эта ассимиляция сейчас происходит в Крыму?

Андрей Иванец: Действительно, мы рассматривали тему дискриминации некоторых этнических сообществ в Крыму, в частности, коренного крымскотатарского народа и украинской этнической группы. Относительно этнической украинской группы оккупантами проводится специфическая политика, и она нацелена на полную ассимиляцию этой группы.

Алена Бадюк: С какими правонарушениями сталкиваются этнические украинцы в Крыму?

Андрей Иванец: В Крыму полностью ликвидирована система образования на украинском языке. В первый же год оккупации были полностью уничтожены 7 украиноязычных школ. Есть родители, которые настаивают, чтобы в школах остались украинские классы, и они есть. Но оказывается, что там не ведется преподавание на украинском языке, нет соответствующих учебников, а некоторые учителя вообще неуважительно относятся к украинскому языку.

Также мы наблюдаем полный разрыв гуманитарных связей с материковой Украиной, то есть оккупанты искусственно отрезали Крым от образовательного, информационного и научного пространств.

Имеет место запрет политических партий и общественных организаций, преследование украинских активистов. Достаточно вспомнить, что было с Андреем Щекуном, руководителем Украинского дома, который был выкраден и подвергнут пыткам. К счастью, его удалось обменять. Позавчера был арестован крымский активист Владимир Балух, которого преследуют фактически за его гражданскую позицию.

В Крыму нагнетается антиукраинский психоз. Крымчане оказались в информационном гетто, когда идет мощнейшее промывание мозгов. Из-за закрытости полуострова очень много информации не доходит до внешнего мира о тех грубейших нарушениях человека, которые осуществляют незаконные парамилитарные формирования, в частности так называемая «самооборона». Мне встречались люди, которые подвергались жесточайшим пыткам за проукраинские высказывания.

Когда в 2001 году проводилась всеукраинская перепись, то в Крыму было зафиксировано 492 тысячи украинцев, а в Севастополе почти 80 тысяч. То есть 570 тысяч крымчан называли себе украинцами в начале 00-х годов. В переписи 2014 года, которую проводила РФ, мы увидели вдруг, что украинцев в Крыму всего 344 тысячи. Что за катастрофа произошла в Крыму, что украинцев там уменьшилось до 40%? Как такое может быть? Но всего лишь нужно вспомнить, что Путин в своей знаменитой речи 18 марта 2014 года говорит о том, что в Крыму проживает 350 тысяч этнических украинцев. Откуда он эту цифру взял, если данные украинской переписи гласят о другом? И, о чудо, в конце года российская перепись фиксирует 344 тысячи украинцев в Крыму. То есть цифра была задана.

Татьяна Курманова: Не стоит также забывать и о завозе россиян в Крым, как-то военнослужащих РФ и госслужащих.

Андрей Иванец: Это еще один механизм незаконного изменения демографического состава крымского населения. Международное право запрещает менять население оккупированной территории. А на сегодняшний день в Крым завезено не менее 120 тысяч россиян — это военные, управленцы и простые граждане.

Власти России прекрасно понимают, что у крымчан другой социо-культурный опыт. Многие из них до сих пор помнят, что такое свобода, а сейчас они лишены возможности ее выражать, поскольку они попали в российское репрессивное поле. Поэтому российские власти потихоньку меняют население.

Для обслуживания военной базы, в которую хотят превратить Крым, не надо 2 миллиона населения, да и без украинской воды невозможно содержать такое количество людей.

К сожалению, этнические украинцы и до оккупации были меньшинством в меньшинстве. Они не были интересны ни Киеву, ни местным властям. Поэтому они самоорганизовывались без особой поддержки, а сейчас оказались в крайне сложной ситуации.

Татьяна Курманова: Что нужно сделать украинским властям, чтобы помочь защитить права этнических украинцев в Крыму, которые являются меньшинством в меньшинстве?

Андрей Иванец: Сейчас надо вносить изменения в законодательство, внедрить этот термин «меньшинство в меньшинстве» в национальное законодательство. Также должны быть включены конкретные мероприятия по поддержке украинского этнического меньшинства в Крыму.

Необходима программа поддержки громады этнических украинцев Крыма как часть стратегии деоккупации полуострова.

Сегодня неплохо работает Министерство иностранных дел по поддержке людей, которые подвергаются преследованиям в Крыму, заявления делаются. Но разъяснять ситуацию нужно интенсивней по этническим украинцам, потому что часть международных организаций указывает на эту проблему, а часть — обходит ее стороной. Значит не все международные организации ее видят, а проблема острая, и здесь нужны координированные действия государства, гражданского сообщества и международных организаций.

Алена Бадюк: Рассматривались ли пути или сценарии деоккупации Крыма?

Андрей Иванец: Было интересное выступление у заслуженного юриста Украины Владимира Василенко, который говорил о том, что наше государство недостаточно использует правовые механизмы для защиты наших интересов. В принципе, международное право полностью на стороне Украины в этом вопросе. Мы имеем государство-агрессора, мы имеем оккупированные территории, но, по его словам, мы не должны тешить себя иллюзиями, что эти вопросы быстро решатся в суде. Только усиление собственной армии и усиленная дипломатическая работа должна быть в приоритете.

В правовом поле необходимо официально выставить консолидированную претензию государству-агрессору и направить ее в ООН. Для того, чтобы убрать этот дискурс — конфликт в Украине. Потому что мы имеем не конфликт в Украине, а агрессию РФ против Украины. Когда этот консолидированный иск будет подан, он поможет прояснить ситуацию на международной арене.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.