Слухати

«Укрзалізниця» устроила транспортный геноцид Луганской области, - депутат горсовета Рубежного

20 червня 2018 - 21:51
Facebook Twitter Google+
С тараканами в плацкарте и без кондиционеров в СВ. Именно так едут из Луганской области и обратно в поезде гражданские и военные. Почему?
«Укрзалізниця» устроила транспортный геноцид Луганской области, - депутат горсовета Рубежного / Програми на Громадському радіо

Спросим депутата Рубежанского городского совета Дениса Денищенко, с которым поговорим о железнодорожном сообщении с Луганской областью.

Елена Терещенко: Я почитала соцсети местную луганскую прессу, и поняла, что людей много что не устраивает. И расписание, и условия пассажирских перевозок, и отсутствие билетов, и игнорирование руководством «Укрзалізниці» обращений и призывов по поводу порядка. Это так?

Денис Денищенко: Именно так. В такую горячую фазу это вступило с конца 2017-го года, потому что до этого мы старались вести с руководством «Укрзалізниці» диалог по поводу ж/д сообщения с Луганской областью. Будем говорить, что нас не сильно хотели слышать, и в конце ноября на областную администрацию в одностороннем порядке зашло письмо, что нам делают подарок – поезд на Ужгород, но забирают киевский поезд. В добавок также забрали поезд на Харьков, и оставили на Харьков всего лишь один маленький поезд с плацкартными вагонами, на который проблематично купить билеты, и там очень неудобное время выезда и время приезда.

На наши обращения «Укрзалізниця» давала формальные отписки и ответы, что у них нет возможности запустить прямой поезд на Киев и дать нам прямые поезда.

Когда я как депутат городского совета и как руководитель фракции обратился к Рубежанскому городскому совету, чтобы обратиться к губернатору, к областной раде, к президенту, к руководству «Укразалізниці» с призывом обратить внимание на нашу проблему, все нас поддержали, но «Укразалізниця» снова отписалась, что нет возможности запустить прямой поезд на Киев. А через полтора месяца руководитель Евгений Кравцов отписался у себя на страничке, как запускают новый поезд в Донецкую область. Хотя в Донецкой области поездов в разы больше, класс этих поездов в разы лучше, туда ходит скоростной поезд Интерсити. Пошел совершенно новый поезд на Ивано-Франковск, за что надо отдать должное Павлу Жебривскому, как бы его не критиковали. А в Луганской области ситуация на грани социального взрыва.

В Луганской области ситуация на грани социального взрыва

Елена Терещенко: Что есть сейчас в наличии? Сейчас из Лисичанска можно добраться до Киева, или остался только промежуточный?

Денис Денищенко: Только промежуточные – Ужгород и Хмельницкий. И один плацкарт на Харьков. С тараканами. Мы выкладывали фото этих тараканов еще зимой, на что «Укразалізниця» дала ответ, что они проведут санитарную обработку, что вагоны будут выходить на маршрут после того, как они будут проверены. Но через два-три месяцы мы снова получили грязный и вонючий поезд с тараканами.

Елена Терещенко: Далее, есть проблема с расписанием. Если вы едете из Лисичанска в Киев поездом Лисичанск-Хмельницкий, то вы прибываете в Киев в 6:10 утра. А поезд Лисичанск-Ужгород прибывает в Киев либо в 22:00 либо в 23:11.

Денис Денищенко: Раньше поезд Лисичанск-Хмельницкий прибывал в Киев в 04:00 утра, и делай, что хочешь, ведь метро еще не ходит. И только когда мы подняли вал возмущений, и с руководителем «Укразалізниця» встретился руководитель Луганской области Юрий Гарбуз, Евгений Кравцов решил все-таки сдвинуть этот маршрут.

Нужно забыть слово «Донбасс», он умер в конце 90-х. Есть Донецкая и Луганская области

Я думаю, что один из моментов транспортного геноцида, который нам устраивает «Укрзалізниця» заключается в том, что, по их словам, им экономически невыгодно ездить в Луганскую область, и те маршруты, которые они нам дают, выдаются по остаточному принципу. Выходит, что лобби других областей гораздо сильнее, чем лобби Луганской области. И это наша проблема не только по транспортному вопросу.

Елена Терещенко: Почему так, объясните?

Денис Денищенко: К сожалению, в Украине многие не понимают, что такое Луганская и Донецкая области. Многие пользуются штампом «война на Донбассе». Я везде говорю о том, что нужно забыть слово «Донбасс», он умер в конце 90-х. Этот термин использует российская пропаганда – «народ Донбасса», «донбасский регион». Есть Донецкая и Луганская область, и с конца 90-х годов Луганская и Донецкая области пошли разными путями развития.  Если в Луганской области к власти пришли комсомольцы, которые душили все демократические ростки, которые там пробивались, и развивали максимально свои связи с Россией, то в Донецкой области ситуация была другая. Там к власти пришли Ахметов, Колесников, которые смогли сформировать финансово-промышленные группы. А в Луганской области элиты разворовывали предприятия, полностью убивали на корню все демократические институты, и это нам дало свой итог после войны: все псевдоэлиты засунули голову в песок и спрятались. Да и до войны занимались больше Донецком, а Луганском – не так хорошо.

Украины, которая идет в цивилизованный, европейский мир, в Луганской области нет

Поэтому одна из основных проблем Луганской области – это отсутствие лобби в Киеве на уровне центральных уровней власти. У нас не так много депутатов, которые отстаивают интересы Луганской области. Для депутатов Оппоблока – чем хуже, тем лучше. Чем больше люди жалуются, тем на выборах они собирают больше дивидендов. Поэтому они ни во что не вмешиваются.

Луганская область сейчас находится в логистическом углу, и если раньше это был транзитный коридор на Россию, на Кавказ, то сейчас мы закрыты. Потому что с Россией у нас сообщения никакого нет, большая половина Луганской области отрезана от железной дороги, потому что ветка шла через Россию. Сейчас Россия построила ветку в обход нашей области, и там даже сейчас не идут их поезда.

Чтобы нам доехать до Днепра, нужно делать крюк через Харьковскую область в плацкартном поезде с тараканами и без кондиционеров

 А мы должны максимально развивать этот регион, чтобы те события, которые случились в 2014-м году, не повторились. Почему этого не видят в руководстве «Укрзалізниці», я не знаю. Диалога нет, идут формальные отписки. И если бы не было возможности, я бы понял. Но когда я вижу, что «Укрзалізниця» дает дополнительные поезда по другим регионам, когда Евгений Кравцов написал, что он в марте даст нам поезд на Одессу, но не дал, а на Одессу летом выделили 23 поезда без Луганской области, то уже нет слов. И не только проблема с направлением на Одессу, мы не можем нормально доехать до Днепра, До Полтавы. Чтобы нам доехать до Днепра, нам нужно делать крюк через Харьковскую область в плацкартном поезде с тараканами и без кондиционеров. Там нет ни купе, ни СВ. У нас даже СВ в Ужгород без кондиционера. А ехать 32 часа. Люди платят деньги, как за СВ, а едут в каком-то свинарнике.

Многие жители Луганской области Интерсити в глаза не видели.

Я вам приведу простой пример. Поезд с Ужгорода до Лисичанска идет 32 часа. Люди, которые садятся уже в Киеве до Луганска, садятся в грязные вагоны. Далее, он приходит в Лисичанск и стоит там до 14.00. Проводники его не убирают. Представьте, что он 32 часа ехал к нам, и 32 часа едет обратно. Вы представляете, что за 64 часа в этих неубранных вагонах творится? Там не только тараканы, там и крысы скоро заведутся.

Я поднимаю вопрос – запустите поезд на Попасную. В «Укрзалізниці» отвечают, что Попасная – это линия соприкосновения. Извините, Мариуполь – это тоже линия соприкосновения, но вы даете туда новые поезда. Попасная – это крупный железнодорожный узел, там люди ждут Украину, там люди ждут того, чтобы жить нормально. Простые люди нас не поймут, потому что некоторые вещи уже воспринимают, как должное. Они Интерсити воспринимают, как должное. А многие жители Луганской области Интерсити в глаза не видели. Украины, которая идет в цивилизованный, европейский мир, в Луганской области нет.

Люди платят деньги, как за СВ, а едут в каком-то свинарнике

Елена Терещенко: Кроме того, ж/д перевозки – это еще и грузоперевозки. Регин перестал быть промышленным и надо как-то возить зерно. А чем его возить?

Денис Денищенко: Это вторая наша огромная проблема, потому что зерно возят на машинах, они идут перегруженные – по 80 и 90 тонн, хотя в жаркую пору возить можно только по 25 тонн. И дороги, которые даже делаются, разбиваются.

У нас нет поездов и нет вагонов. Даже вывести зерно вагонами для нас очень проблематично. Или, например, чтобы нам отремонтировать дороги, нам нужно привезти щебень, которого в Луганской области нет. А мы не можем завезти щебень и битум, потому что нет вагонов.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.