Слухати

В Днепре отказываются судить врагов Украины, — адвокат потерпевших по делу ИЛ-76

16 вересня 2017 - 21:54 270
Facebook Twitter Google+
Коллегия Бабушкинского райсуда в Днепре отказалась рассматривать дело главарей так называемой «ЛНР» о сбитом ИЛ-76, и объявила самоотвод

pogosyan.jpg

Виталий Погосян // Фото: Дніпроград
Виталий Погосян
Фото: Дніпроград

Почему судьи самоустраняются от процесса, расспросим адвоката потерпевших Виталия Погосяна.

Катастрофа самолета Ил-76 произошла 14 июня 2014 года. Боевики сбили украинский борт, когда тот заходил на посадку в Луганский аэропорт. Сейчас расследуется дело против Игоря Плотницкого, так называемого главаря бандформирования «ЛНР» и его двух соратников, которые, по версии обвинения, отдали приказ сбить самолет.

Григорий Пырлик: Как вы узнали о том, что судьи взяли самоотвод?

Виталий Погосян: Было назначено судебное заседание. Предыдущее заседание проходило более месяца назад, когда была создана коллегия судей. Из этой коллегии двое судей сразу взяли самоотвод. Один судья взял самоотвод из-за того, что, якобы, было вмешательство в автоматизированную систему, вторая судья — в связи с тем, что она переселенка из Луганской области. По тому судье, который взял самоотвод из-за вмешательства в автоматизированную систему распределения судей, мы подали жалобу в Высший совет правосудия, потому что никаких нарушений не было. Для нас был шок, когда в этот раз еще три судьи коллегии, одна из которых месяц назад была в этой коллегии и не взяла самоотвод, взяли одна за другой самоотвод якобы из—за того, чтоб было вмешательство в автоматизированную систему распределения судей.

Кроме того, перед судебным заседанием я обратился на своей Фейсбук страничке ко всем родственникам погибших, чтобы они пришли в назначенное время на заседание, ведь ни один из потерпевших не получил повестки. Судьи расценили мое обращение как чуть ли не давление на суд, хотя какое тут давление — люди пришли, чтобы воспользоваться своим правом в качестве потерпевших присутствовать на судебном заседании.

По данному факту, я считаю, что такое поведение судей не совсем укладывается даже в здравый смысл. Если было уж какое-то вмешательство, а они об этой проблеме знали еще с 4 августа, то они могли бы обратится к председателю суда, чтобы провели еще одно распределение. Но они дождались судебного заседания и взяли самоотводы.

Судьи, когда нужно судить врагов Украины, придумали формальный повод для того, чтобы не рассматривать данное дело

Григорий Пырлик: Почему так происходит, как вы считаете?

Виталий Погосян: Я считаю, что они просто не хотя выполнять свои обязанности. На протяжении 2016-го года у меня было одно дело по поводу добровольцев. И мы прошли почти все суды Донецкой области, заявляли отводы судьям при железных основаниях, и они очень тяжело их брали. А тут сами судьи, когда нужно судить врагов Украины, придумали формальный повод для того, чтобы не рассматривать данное дело.

Потом происходили вообще очень интересные события: во вторник было принято решение об отводе, а в пятницу дело было уже направлено в апелляционный суд. То есть система просчитала, что главного судьи нет и отправила это дело в апелляционный суд для определения подсудности. Получается, что Бабушкинский районный суд города Днепра самоустранился от рассмотрения этого дела.

Вчера я подал на всех судей, которые взяли самоотвод, жалобу в Высший совет правосудия, и параллельно подал заявление о преступлении в отношении должностных лиц Бабушкинского районного суда, которые участвовали в автораспределении этих дел. То есть — если в этом нет состава преступления, значит железно есть состав дисциплинарного нарушения у седей. Если есть состав преступления, значит надо находить тех людей, которые действительно вмешались в эту систему, и допустили это нарушение.

У нас очень много приговоров в отношении добровольцев и военнослужащих и очень мало – в отношении сепаратистов. Это нужно исправлять.

Григорий Пырлик: Не пытались ли вы неформально узнать у судей, почему они отказываются участвовать в этом процессе?

Виталий Погосян: Я бы вернулся к майдановским событиям, когда наши судьи без наличия каких-либо правовых оснований бросали людей в тюрьмы. Что у нас изменилось? Практически ничего. А этот самоотвод судей в связи с тем, что они должны судить врагов Украины, я считаю поступком, за который они должны понести наказание.

Григорий Пырлик: Что будет дальше? Апелляционный суд дальше передаст кому-то материалы дела на рассмотрение?

Виталий Погосян: Высший специализированный суд направил это дело именно на Бабушкинский районный суд Днепра. Теперь, коль в Бабушкинском районном суде не могут собрать коллегию, дело направляется в апелляционный суд. Апелляция, на мой взгляд, может отправить обратно в Высший специализированный суд. Это будет очень долгий процесс — месяца два, как минимум.

Дело в том, что это дело уже где-то полгода ходило по судам Луганской области. Сначала было направлено в Сватово, там судьи отправляли обвинительный акт для определения подсудности в Высший специализированный суд, и это дело длилось около полугода. Я боюсь, что оно снова затянется на два-три месяца.

Григорий Пырлик: Это — заочное производство. Почему важно проводить эти заочные процессы, ведь подсудимый все равно недоступен, и непонятно, когда его удастся задержат и привлечь к реальной ответственности?

Виталий Погосян: Дело в том, что каждое преступление должно быть расследовано и в каждом преступлении должна быть поставлена точка. То есть в любом случае приговор должен быть, виновный должен быть определен. И существует международный розыск или другие рычаги воздействия для того, чтобы достать человека, который признан виновным. Это нужно делать, вы посмотрите, как резко взялась Россия за заочное осуждение наших военнослужащих или должностных лиц государства. Это необходимо, чтобы была какая-то реакция государства на те преступления, которые происходят. На мой взгляд, у нас очень мало приговоров в отношении боевиков. И на законодательном уровне не обозначено, кто из них является преступником. Например, Плотницкому грозит реальное наказание. Он получит это наказание, и рано или поздно сядет. У нас очень много приговоров в отношении добровольцев и военнослужащих и очень мало — в отношении сепаратистов. Это нужно исправлять.

Полную версию разговора можно прослушать в приложенном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.