Слухати

В Крыму ведется целенаправленная политика по вымыванию украинского населения, — Ташева

26 грудня 2016 - 07:28 350
Facebook Twitter Google+
По нашим данным, из Крыма выехало 60 000 человек, а въехало — около 500 000, — Тамила Ташева, основатель общественной организации «КрымSOS»

Тамила Ташева, основатель общественной организации «КрымSOS», рассказывает о том, каким был этот для крымчан.

Алена Бадюк: Если говорить о тенденциях 2016 года в правонарушительном ключе по Крыму, насколько борьба российских властей со всякими проявлениями инакомыслия в этом году стала более интенсивной, по сравнению с предыдущими двумя годами аннексии Крыма?

Тамила Ташева: Действительно в этом году мы видим, что политика российских оккупационных властей на территории Крыма стала более системной. Сейчас, как и в предыдущие два года, нарушались права двух групп лиц: крымских татар и украинцев, либо в общем проукраинского населения на территории Крыма. Но сейчас начали заводить уголовные дела, обвиняя их в нескольких видах нарушений: либо это статья по экстремизму, либо статья по терроризму.

Мы всегда приводим пример запрета Меджлиса крымско-татарского народа, который был в апреле 2016 года. Его запретили как якобы экстремистскую организацию и всех людей, которые причастны к Меджлису либо могут косвенно участвовать в его работе, называют экстремистами. Также экстремистами называют тех людей, которые не признают то, что Крым является частью Российской Федерации. Здесь можно вспомнить дело Ильми Умерова либо Сулеймана Кадырова.

А другую часть людей, крымских татар, мы их называем «соблюдающие нормы ислама мусульмане» обвиняют терроризме. Таким образом, они пытаются навешать ярлыки «экстремист», «террорист» на очень большую группу населения на территории Крыма.

И в этом году мы увидели, начиная с августа, третий ярлык, который начали вешать, в первую очередь, на этнических украинцев — это ярлык диверсантов. Это новое дело, по нему проходит уже 10 человек.

Сергей Стуканов: То есть все они не люди украиноцентричных взглядов, а именно этнические украинцы?

Тамила Ташева: Все, кроме Редвана Сулейманова, являются этническими украинцами. Это Евгений Панов, Захтей, и ряд севастопольских ребят, по которым сейчас будут вести судебные разбирательства: Штыбликов, Бессарабов, Дудко, Стогний и Шаблий.

Таким образом, мы видим, что эти две группы лиц, крымских татар и украинцев, маргинализируют и стигматизируют в глазах остального сообщества жителей Крыма, то есть они отделяют одну часть от другой. И теперь те люди, которые живут на территории Крыма, которые аполитичны и им все равно кому принадлежит Крым, Украине или России, говорят: «Та нет, преследуют же террористов, экстремистов и диверсантов, которые нам мешают». Поэтому очень видно, как начала вестись целенаправленная политика.

Если раньше российские оккупационные власти делали вещи, не связанные с системными нарушениями, то сейчас мы действительно видим всю систему, которая сложилась уже в 2016 году. То есть они уже поняли, каким образом можно работать, какие ярлыки можно навешивать и так далее.

Сергей Стуканов: Два дня назад под посольством Российской Федерации в Киеве вы подытожили 2016 год, уже, по сути, третий год оккупации. Вы там открыто называли цифры. Давайте пройдемся по этим цифрам: только в 2016 году открыто 31 уголовное дело против крымчан.

Тамила Ташева: Это огромные цифры. Трем людям был продлен срок пребывания под арестом. Это Али Асанов, Мустафа Дегерменджи и Ахтем Чийгоз, которых задержали еще в 2015 году по делу 26 февраля, когда крымские татары-украинцы вышли под здание крымского парламента отстаивать территориальную целостность Украины. Также было вынесено 9 обвинительных приговоров на территории Крыма и, в том числе, мы говорили и о Клыхе и Карпюке, хоть это дело не совсем крымское, но все-таки оно с политическим подтекстом. Также было 3 новых насильственных исчезновения и более, чем 20 обысков. Но это только те, которые не закончились дальнейшим арестом. На самом деле этих обысков было куда больше. Мы называли цифру 177 обысков, при этом мы не брали общих обысков, когда они проходили в мечетях либо каких-то крупных центрах. Об этом следует говорить.

Сергей Стуканов: Чего стоит ожидать в 2017 году?

Тамила Ташева: Это 3 год оккупации и меры только ужесточались. К примеру, запрет Меджлиса, который касается огромного количества людей. Верховный суд РФ в сентябре принял решение, что Меджлис является экстремистской организацией. К нему имеют отношение минимум 2500 человек, и это только те, которые находятся в прямой структуре организации. Если к этим людям начнут применять нормы российского законодательства, мы будем иметь огромное количество дел. В принципе, по делу Меджлиса уже начались административные штрафы, потому уже можно говорить, что на Меджлис наступают очень активно.

Также можно говорить о задержаниях. К примеру, вначале в деле диверсантов было только 3 человека, которых задержали, но нам заявили о якобы 9 диверсантах, которых еще покажут. И вспомните, что если первое дело было в августе, то следующее — только в ноябре. Таким образом, складывается впечатление, что людей просто подыскали, чтобы они подходили по определенным критериям. Сразу, скорее всего, этих людей у них не было. Поэтому можно абсолютно любого человека на территории Крыма притянуть к ответственности либо как экстремиста, либо как террориста, либо как диверсанта. Законодательство Российской Федерации в сфере экстремистской и террористической деятельности очень обтекаемое, его можно трактовать по-разному.

Сейчас мы видим, что ситуация на территории Крыма, к большому сожалению, не улучшится. Мы боимся, что в следующем году репрессионная машина Российской Федерации будет только разворачиваться. 

Алена Бадюк: Также в Крыму очень часто в последнее время проводят массовые задержания, когда людей задерживают, к примеру, возле выхода из мечети, берут отпечатки пальцев или еще что-то и отпускают. Это также определенная технология для устрашения?

Тамила Ташева: Это спланированная политика России в Крыму для устрашения людей, чтобы они стали более лояльные. Также это вытеснение людей с территории Крыма и замещение его другим населением. По нашим данным, с территории Крыма выехало 60 000 человек, а въехало, по различного рода стимулирующим программам, около 500 000 человек.

Сергей Стуканов: То есть сейчас примерно 5-я часть — это приезжие?

Тамила Ташева: Да, в том числе, по нашей инсайдерской информации, есть определенная часть людей, около 100 000 человек, переселенцев из Донбасса. Остальные — это люди с материковой части России.

Сергей Стуканов: Где они преимущественно расселяются?

Тамила Ташева: Это крупные города или южный берег Крыма. Если даже поговорить с обычным крымчанином, в Крыму никогда не было настолько много автомобилей. Мои родители из Симферополя говорят, что по городу невозможно спокойно проехать, пробки хуже, чем в Киеве.

Это совершенно иные люди, которые ходят по улицам, потому что раньше, когда ты ходил по улице, ты видел определенный тип лиц. Сейчас там появилось очень много бурятов, чукчи. Это очень чувствуется по речи, которая звучит на улицах, в кафе и ресторанах. Собственно, это целенаправленная политика вымывания украинского населения с территории Крыма. Мы очень боимся, потому что, чем дольше будет происходить оккупация территории Крыма, тем эти процессы будут усугубляться.

Алена Бадюк: Как вы оцениваете международную поддержку в течение этого года на фоне принятых резолюций, к примеру, Генеральной ассамблеи ООН, Парламентской ассамблеи Совета Европы? Насколько эффективной сейчас является политика украинской дипломатии?

Тамила Ташева: Мы видим поддержку от наших международных партнеров. Резолюция Генеральной ассамблеи ООН «О нарушении прав человека в Автономной Республике Крым и Севастополе», безусловно, очень важна, потому что впервые в этой резолюции прозвучал вопрос о нарушении прав человека на территории Крыма. Очень важно, что в этом документе были описаны определенные тенденции нарушения прав человека.

Кроме этого, продолжается санкционная политика, еще на полгода продлили санкции по отношению к Российской Федерации. Мы должны постоянно говорить об этом с нашими международными партнерами, потому что, если убрать санкции, то нам будет сложнее работать, в том числе, с вопросами прав человека и оказывать каким-то образом давление на Российскую Федерацию. Наша дипломатия очень активна, но нам не хватает слаженной работы всех ветвей власти, потому что, вне зависимости от того, насколько активное наше МЗС, этого слишком мало, для того чтобы деоккупировать Крым, реинтегрировать эти территории и помочь каким-то образом людям.

Сергей Стуканов: Но мы видим, что и международные институты, оказываются на данный момент, по сути, бессильными, они могут только выносить резолюции, но заставить Российскую Федерацию выполнять их, по сути, мировое сообщество неспособно.

Тамила Ташева: Конечно, мы видим это и на примере Сирии. Генеральная ассамблея ООН является политическим форумом, на котором обсуждаются вопросы мировой политики, мироустройства и так далее. Конечно, эта резолюция ООН имеет рекомендательный характер, но признание на таком высоком политическом уровне вопросов нарушения прав человека на территории Крыма в дальнейшем может повлиять, в том числе, и на санкционную политику, которая, безусловно, влияет на Российскую Федерацию и ослабление ее экономики. Вне всякого сомнения, мы должны работать на всех дипломатических фронтах и руководствоваться нормами международного гуманитарного права. Мы должны подавать иски в Международный уголовный суд, в Международный суд ООН, в Европейский суд по правам человека и так далее. Это все необходимо делать.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.