Слухати

В США и Франции конфликт на Донбассе не называют войной, — бизнесмен

02 листопада 2015 - 03:50 499
Facebook Twitter Google+
Соучредительница Инициативы украинской диаспоры Global Ukrainians Виолетта Москалу и Иван Огильчин участник Форума, рассказали о планах украинской диаспоры по развитию народной дипломатии

Как искать новые рынки сбыта для украинской продукции и о восприятии Украины в событий на Востоке нашей станы во Франции и США, где живут гости студии.

Наталья Соколенко: На этом форуме, что вы решили, до чего договорились? Какие цели вы ставили?

Виолетта Москалу: Цель форума — выработка стратегии народной, культурной и бизнес дипломатии, над которой мы работали последние три месяца. Вчера была представлена наша стратегия.

Наталья Соколенко: Это какая-то альтернатива Всемирному конгрессу украинцев? В чем различия, и почему вы не с этой организацией?

Виолетта Москалу: Не альтернатива, у нас просто уже цель и наша задача создать сеть с украинскими молодыми лидерами с глобальным восприятием мира. Участники постмайдановских движений, которые создались по миру за последние два года и Всемирный конгресс украинцев их не представляет и не объединяет, потому, что это другое мировоззрение, и в диаспоре не все так просто. С последней волной нужно системно и стратегически работать — это цель нашей организации.

Наталья Соколенко: Иван, а чем вы занимаетесь в Вашингтоне?

Иван Огильчин: Я приехал месяц назад изучать украинский рынок. Спасибо Виолетте, что она выступила с такой инициативой и объединила такой большой круг профессионалов с украинскими корнями. Н самом деле я живу в двух городах в Нью-Йорке и Вашингтоне. Я лоббист американского бизнеса в американском правительстве, главный мой бизнес — инвестиции, а также занимаемся помощью переселенцам из Донбасса и Крыма. В Коломыи договорились провести реконструкцию зданий, в которых будет предоставлено жилье переселенцам.

Андрей Куликов: Насколько украинцы во Франции и США следят за войной и внутриполитическим положением, в частности за местными выборами?

Виолетта Москалу: Мы следим за местными выборами. К сожалению сильных изменений системы нет. С одной стороны мы переживаем из-за этого, с другой стороны это дает дополнительную мотивацию собраться и создать коммуникационные платформы.

Иван Огильчин: Не слежу. Но мне очень нравится развивать украинскую экономику, и мы ищем возможность экспортировать украинскую продукцию в страны Латинской Америки. Есть возможность экспортировать продукцию в Мексику, например, молочную продукцию. Она, в отличие от Китая, хорошо воспринимает. Рынок есть, но нужно учитывать, что поставлять. Мы не будем поставлять йогурты, которые хранятся 514 дней, нужно поставлять то, у чего срок хранения не менее 90 дней. Плюс туда можно поставлять шоколад. Украинский шоколад любят больше, чем произведенный в США.

Виолетта Москалу: Наши друзья тоже помогли известному украинскому шоколаду попасть на французский рынок.

Иван Огильчин: Украина должна в первую очередь развивать экономику. Если есть сильная экономика и политика, то войну можно выиграть очень легко. Если сейчас смотреть на экономику Украины, то в первую очередь нужно смотреть на экспорт производимой продукции. Ее нужно поставлять в те страны, где на эту продукцию есть высокий спрос. Кроме Китая нужно посмотреть на Северную Африку и Латинскую Америку. В больших странах должны быть представители, которые будут фокусироваться на инвесторах, которые бы могли инвестировать в Украину.

Андрей Куликов: Какие ассоциации у вас вызывают Украина и Донбасс?

Виолетта Москалу: Украина — борьба, достоинство, свобода. Донбасс — ответственность.

Иван Огильчин: Родина, а Донбасс — часть Украины.

Андрей Куликов: А в ваших странах?

Виолетта Москалу: Во Франции знают про чернозем, водку и Чернобыль, про женщину с косой и про Шевченко, который футболист.

Иван Огильчин: Не могу говорить про все соединенные штаты. В Вашингтоне большинство людей хорошо знают политический, и экономический устрой Украины, и они владеют информацией даже больше, чем в Украине. Что касается Донбасса, то не разрешено говорить, что это война — это конфликт. Это территория в состоянии конфликта между двух государств. В официальных заявлениях, что это война не употребляется, потому что не финансируется война.

Виолетта Москалу: Во Франции тоже называют АТО, но мне кажется, что в современном мире всегда выгодней говорить правду и называть вещи своими именами, потому, что мы заплатим большую цену за то, что попытались преобразить реальность.

Андрей Куликов: Насколько мы будем способны примириться и принять свою долю ответственности за то, что сейчас происходит?

Виолетта Москалу: Мы над этим работаем в рамках нашего проекта. Если мы хотим избежать, чтобы между Россией и Украиной не было такой ситуации в следующие 50 лет, как между Израилем и Палестиной — надо что-то делать. Мы хотим создать информационную платформу, в сотрудничестве с журналистами из других стран, для того, чтобы выйти из этой конфронтации.

Иван Огильчин: Насколько я понимаю, для того, чтобы перейти этот этап и объединить людей, которые сейчас живут в условиях войны, для этих людей и на этих территориях нужно создавать условия развития экономики и условия занятости людей. Люди могут забывать многое, если они заняты чем-то и то, чем они заняты приносит культурные и материальные развития общества.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.