Слухати

«Громадське радио» / Скачати зображення

В Украине шедевральные образцы монументального искусства, но мы их не ценим, — фотограф

12 березня 2017 - 21:14 2937
Facebook Twitter Google+
Евгений Никифоров фотографировал советские мозаики в Украине в течение трех лет. Альбом с его работами вышел в издательстве «Основы»

mozaika.jpg

Мозаїка // «Основи»
Мозаїка
«Основи»

В студии «Громадського радио» — фотограф Евгений Никифоров.

Анастасия Багалика: Вы 3 года путешествовали по Украине и фотографировали мозаичные панно.

Евгений Никифоров: Да, акцент был именно на мозаичных панно, но, если я находил другие образцы монументального искусства — витражи или чеканки, я тоже старался их сохранить.

front_big_white_bg-2.jpg

Decommunized: Ukrainian Soviet Mosaics // «Основи»
Decommunized: Ukrainian Soviet Mosaics
«Основи»

Анастасия Багалика: Общество скептически относится к советскому искусству и часто забывает о том, что многие образцы монументального советского искусства создавались тогдашними украинскими, часто притесняемыми, деятелями искусства. С какими ситуациями вы столкнулись во время путешествия по Украине? Возможно, есть такие панно, которые демонтируются?

Евгений Никифоров: Я бы не сказал, что в большей степени к таким панно относятся скептически. Я встречал людей, которым такое искусство нравится. Некоторые им даже восхищаются. В основном в публичных пространствах их просто не замечают. Они были существенно изменены за последние 40-50 лет, и мозаики стали не настолько заметными. Не очень большая часть мозаик содержит какие-то символы тоталитарного прошлого. В основном речь идет об общепонятных вещах. Это труд, материнство, металлургия, наука, космос. И, в общем-то, придраться там не к чему. Нельзя сказать, что это была пропаганда режима.

Анастасия Багалика: Насколько это можно назвать уникальным искусством, представленным только в постсоветском регионе?

Евгений Никифоров: Небольшое количество подобных работ встречается в восточной Германии, Польше, Чехии. Также очень интересные работы были созданы в Мексике и США. Над ними работал художник Диего Ривера. Его ученики тоже работали над этим видом искусства.

Дмитрий Тузов: Речь идет о том, что такие мозаики в Украине массово демонтируются?

Евгений Никифоров: Нет. Были закрыты или сбиты части работы, которые содержали в себе какие-то элементы тоталитарного прошлого. Часть из них была залита краской. Не всегда это дело рук местных властей. Но при этом некоторые работы были уничтожены не потому, что они содержали в себе какую-то символику, а просто потому, что владельцы помещений, на которых они находятся, наплевательски к ним относятся. На сегодня эти работы никак не защищены законом.

Анастасия Багалика: Это искусство или нет?

Евгений Никифоров: Это безусловно искусство. Это можно доказать, подведя человека к лучшим образам монументального искусства в Украине. Я могу привести массу примеров таких работ. Я бы хотел посмотреть на человека, который скажет: «Нет, это не искусство». Вопрос в том, что это часто не замечают. Эти мозаики создавали самые талантливые и неординарные художники своего периода — Алла Горская, Виктор Зарецкий и многие другие. Я изучал этот вопрос не только в Украине, но и во все постсоветских странах. Могу сказать, что именно у нас эти работы наиболее интересные. Ничего подобного я не встречал. И именно наших художников приглашали создавать такие работы на территории сегодняшней России и других стран.

Дмитрий Тузов: Важно рассказать, чем заменяют наследие советского искусства. Меня, например, приятно поразило панно на станции метро Театральная. Там стоял Ленин, его убрали и теперь там находится очень интересное панно.

Евгений Никифоров: Я думаю, что бюст Ленина до сих пор там стоит, просто его прикрыли этой картиной. Как правило, все работы, которые подлежат скрытию согласно закону о декомунизации, были зачищены, закрыты краской или панелями.

Анастасия Багалика: Когда вы ездили по Украине, вы были и на неподконтрольных территориях?

Евгений Никифоров: 4 дня я провел в Крыму. Это был рискованный поступок, потому что я собирался ехать на закрытые объекты. Например, в детский лагерь «Артек».

Анастасия Багалика: Фотографировать мозаику?

Евгений Никифоров: Да.

Анастасия Багалика: Удалось?

Евгений Никифоров: Я направил официальный запрос дирекции «Артека». Мне ничего не ответили, и я решил, что лучше приехать поговорить напрямую. Они попросили меня еще раз в устной форме объяснить, чего я хочу, и еще раз сделать при них официальный запрос. Они сказали, что идея неплохая. Но при этом я не указывал, для чего я это делаю. Я просто сказал, что интересуюсь советскими мозаиками. Меня пустили, провели экскурсию по сегодняшнему «Артеку» и позволили все фотографировать.

Анастасия Багалика: И как ваши впечатления?  

Евгений Никифоров: Это выглядит безумно дорого. Там мрамор и гранит.  

Анастасия Багалика: В каком состоянии находятся мозаичные панно в Крыму?

Евгений Никифоров: Часть из них в отличном состоянии, часть из них перенесли либо уничтожили. Ситуация не особо отличается от того, что происходит на материковой Украине.  

Также я пытался попасть на неподконтрольные территории Донецкой и Луганской областей. Но я не смог найти какого-то безопасного решения вопроса. При этом на территории Луганска, Донецка и Краснодона были панно, без которых я не представлял эту книгу. Поэтому в соцсетях я связался с людьми, которые находятся там, и попросил их сфотографировать необходимые мне работы по тем инструкциям, которые я им отправил.  

Анастасия Багалика: Расскажите больше об альбоме, который вышел в издательстве «Основы».

Евгений Никифоров: Эта книга – идея директора издательства Даны Павлычко. Она предложила опубликовать мой проект еще в 2015 году. Материалов было собрано очень много – более 1000 панно. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.