Слухати

Венский бал в Киеве был самым элегантным, на котором мне довелось присутствовать, — Максакова

28 жовтня 2017 - 22:29
Facebook Twitter Google+
В Киеве Венский бал. Традиция давняя - в Венской государственной опере он проводится каждый год, начиная с 1935 года, и занесен ЮНЕСКО в список нематериального культурного наследия

В этом году к традиции присоединилась и Украина.

У нас в гостях — российская оперная певица Мария Максакова и украинский певец Алекс Луна. После эфира — они отправятся в мэрию, чтобы закрыть Венский бал.

Ирина Ромалийская: Расскажите, как это все происходит?

Мария Максакова: Это бал дебютантов. Все это делается ради молодых, красивых юных людей, которые приходят на бал, а на бал можно прийти только раз в жизни в качестве дебютанта. И комиссия смотрит на то, как хорошо были освоены бальные танцы, выбирается принц и принцесса вечера, также выбирается король и королева.

Эта традиция очень интересная. Этот бал проходит в Вене в Оперном театре. Причем на одну ночь демонтируются партер, выравнивается уровни, ставятся постаменты, и на эту ночь Венский бал превращается в полноценный театр. А также на сцене в продолжение зала выстраиваются ложи. Поэтому это дико интересно.

Меня очень порадовал вчерашний бал в Киеве. Кстати, вы меня представили российской оперной певицей, а я была польщена, когда меня на балу представили украинской оперной певицей.

Ирина Ромалийская: Но у вас же гражданство России?

Мария Максакова: России и Германии, но мне кажется, имеет большое значение, где человек проживает. Во всяком случае, я рада, что смогла на таком высоком уровне представлять Украину. Тем более, что немецкий – мой родной язык, я хотела очаровать комиссию, и надеюсь, что бал в Киеве будет ежегодным.

Ирина Ромалийская: Какой у вас дуэт? Что вы будете делать сегодня на закрытии?

Алекс Луна: То же, что и вчера – петь.

Ирина Ромалийская: Что определяет Венская комиссия?

Алекс Луна: Уровень подготовки, уровень организации, уровень подготовки танцоров-дебютантов. Есть перечень танцев, которые дебютанты должны оттанцевать. А они репетируют месяцами.

Ирина Ромалийская: Читала, что на этом балу в Киеве ждут Сильвестра Сталлоне, стилиста Майкла Джексона, эрцгерцога Австрии с супругой-принцессой, владелицей элитного дома шампанских вин. Кто был в итоге?

Алекс Луна: Было даже больше представительных людей, чем вы назвали. Мэр Вены был, открывал бал Виталий Кличко, очень много было послов, был дизайнер Майкла Джексона, были ребята из Голливуда, мне кажется, что не успели даже заявить всех, кто приехал.

Мария Максакова: По уровню элегантности, мне кажется, это был самый элегантный бал, на котором мне довелось присутствовать. У меня было ощущение, что я попала в какой-то шикарный Голливудский фильм.

aleks_luna.jpg

 Алекс Луна //
Алекс Луна

Ирина Ромалийская: Украинские политики были?

Мария Максакова: Был Виталий Кличко. И Украина в этом отношении – это что-то потрясающее, когда мэр города — звезда мирового масштаба, великий спортсмен, который известен по всему миру. Венских коллег это тоже потрясает.

Алекс Луна: Особенно в Германии он популярен. Был также Андрей Тетерук.

Ирина Ромалийская: Бал называют благотворительным. В чем заключается эта благотворительность?

Алекс Луна: Вчера проводился аукцион, где продавали перчатку, подписанную Виталием Кличко.

Мария Максакова: Также была огромная бутылка шампанского Taittinger.  

Алекс Луна: Все деньги, собранные с аукциона, будут потрачены на какой-то детский центр.

Мария Максакова: Это медицинский центр, занимающийся детьми-инвалидами.

Слушатель из Киева Сергей: Все, наверное, читали такую трагедию Пушкина – «Пир во время чумы». Громадське радио передало в новостях, что у нас идет война, 2333 гроба уже есть только военнослужащих, и каждый месяц в Киеве кого-то подрывают. Идет война – и Венский бал. Не бал ли это на кістках погибших?

Мария Максакова: Я сама в подобном положении, в результате этих ужасных конфликтов потеряла горячо любимого мужа, и если концентрироваться только на потерях, на бедах, которых у нас у всех хватает, то, наверное, будет очень сложно выстраивать светлое демократическое будущее. Я думаю о том, что потеряла своего мужа каждый день и, может быть, каждую минуту, но, если я буду ходить с этой физиономией и вы будете смотреть на мои сопли и слезы, я не знаю, как я буду поддержкой Украине в таком состоянии.

Конечно, мы все понимаем, что происходит, и нам самим очень больно и горько, но если мы не будем поддерживать друг друга и тех, которые живы, то будем слишком далеки от нашей цели.

Ирина Ромалийская: Одно дело – радоваться жизни и искать позитивные моменты, другое дело, и вы сами говорили о платьях и роскоши. Допустим ли такой уровень?

Мария Максакова: Это классическое мероприятие, которое носит международный характер. Это можно отнести к дипломатической миссии, которую Киев и Вена между собой устанавливают.

Алекс Луна: Евроинтеграция – полным ходом, по-моему.

Мария Максакова: Это один из шагов, который важно делать, и не надо думать, что туда люди приходят повеселиться и пировать, мы все прекрасно понимаем, но нужно себя превозмочь, ведь мы заинтересованы в позитивных и добрых связах с Европой.

Ирина Ромалийская: Сколько денег уже собрано?

 Алекс Луна: Ракетка Первой ракетки мира была продана за 30 тысяч гривен, перчатка Виталия Кличко – за 1 тысячу евро, и таких лотов было до десяти.

Мария Максакова: Там еще шел тихий аукцион – без объявления, и там тоже суммы собраны. Вы говорите пир во время чумы, а для детей из медицинского центра это будет хорошей поддержкой.

maksakova.jpg

Мария Максакова // Громаське радио
Мария Максакова
Громаське радио

Ирина Ромалийская: Мария, Вы уже влились в украинский бомонд?

Мария Максакова: Я думаю, да.

Ирина Ромалийская: Кого из новых украинских друзей вы можете назвать?

Мария Максакова: Я дружу с Максимом Тимошенко, который является президентом «Зеленого креста» в Украине, сейчас он был избран в совет директоров Международной организации «Зеленый крест», и я буду послом «Зеленого креста». Мой близкий друг – Алекс Луна, который сидит рядом с вами. Я не уверена, что могу говорить обо всех, потому что нас слушают, и эти люди могут попасть под какое-то дополнительное внимание, а зачем это нужно?

Ирина Ромалийская: Вас приглашают петь на Майдане, вы закрываете Венский бал, при этом вы называете Владислава Суркова, по сути идеолога войны в Украине, «умнейшим человеком, выдающимся интеллектуалом». А на замечание на то, что он – идеолог захвата Крыма, вы говорите «…исходя из того, что мне известно, я так не считаю». Почему вы так не считаете?

Мария Максакова: Мне было известно (а вы должны понимать, что я с ним давно не общаюсь), что он не был сторонником захвата таким образом. Но это – то, что я знаю. А то, что он мог после принятого решения, которое ему, возможно несимпатично, что-то там делать, я не знаю. Я от этого всего максимально забаррикадировалась, во время голосования уехала, не давала доверенность на это голосование.

Ирина Ромалийская: Голосование за аннексию Крыма?

Мария Максакова: Да, и я также отсутствовала на приеме в Кремле в честь аннексии. Я очень рада, что международный политик Ксения Собчак произнесла, что, согласно международному праву, Крым – украинский.

Я не могу оправдывать Суркова и его деятельность, но в тот период, когда я была с ним и с его супругой была знакома, мне было известно что-то из того, чем он занимается, и его позиция в отношении Украины не была такой радикальной, согласно тому, что знаю я.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.