Слухати

Виктора Федоровича очень разозлил мой вопрос, - журналистка о пресс-конференции Януковича

03 березня 2018 - 17:19
Facebook Twitter Google+
В Москве прошла пресс-конференция беглого экс-президента Виктора Януковича. Оттуда вернулась наша журналистка Ирина Ромалийская и поделилась впечатлениями
Виктора Федоровича очень разозлил мой вопрос, - журналистка о пресс-конференции Януковича / Програми на Громадському радіо

Анастасия Багалика: Много ли было журналистов? Иностранные и российские СМИ сколько внимания уделили пресс-конференции? Потому что украинские СМИ эту пресс-конференцию транслировали почти все.

Ирина Ромалийская: Много журналистов было. Я видела список на входе у охраны, мне кажется, что там было больше 200-т человек. Около 30-ти камер и под сотню изданий.

Анастасия Багалика: Янукович опоздал?

Ирина Ромалийская: Если я не ошибаюсь, то его кортеж заехал вовремя, за 40 минут до начала пресс-конференции. А на саму пресс-конференцию он опоздал на 30 минут, почему, спросить не удалось, да и вообще с вопросами там было сложно.

Анастасия Багалика: В конце пресс-конференции ты задала вопрос о том, просил ли Янукович Путина вывести войска. И об этом вопросе даже просил адвокат. Почему так?

Ирина Ромалийская: Я постоянно хожу на суды по Януковичу в деле о госизмене, соответственно, меня знают адвокаты и прокуроры. Перед этой пресс-конференцией мне позвонил адвокат Януковича, сообщил, что она будет и попросил приехать. Мне самой стало интересно, поэтому я поехала, и во время всей этой пресс-конференции происходило так: первые вопросы отдавались российским людям с журналистскими удостоверениями. Это были российские пропагандистские каналы, и они задавали вопросы по типу: «Виктор Федорович, вас на Украине все ждут, и на Украине проходят митинги с призывами, чтобы вы вернулись». Эти вопросы вводили меня в ступор – что вы несете, какие митинги? Свой электорат Янукович растерял в феврале 2014-го года. Я очень злилась. И после некоторых таких вопросов мы с украинским журналистом Романом Цимбалюком начали кричать, что здесь есть украинские СМИ, дайте нам слово. После этого модератор Николай дал слово девушке из холдинга «Вести». И она задает очень странный вопрос, в духе российской пропаганды, к сожалению, не могу его вспомнить. Я тогда не сдержалась (хотя не позволяю этого себе делать) и я начала кричать модератору, что здесь есть украинские СМИ, которые не пророссийские, дайте им возможность задать вопрос. Но каждый раз модератор мне обещал, что даст мне возможность задать вопрос, и игнорировал меня. Я начала маяковать адвокату, что, мол, вы меня сюда приглашали, дайте мне задать вопрос, на что он отвечал, что все будет, не переживайте.

Читайте также: Янукович — заложник Путина, вот как нужно воспринимать его пресс-конференцию, — Саакян

В таком режиме это длилось два часа, модератор Николай мне каждый раз говорил, что мой вопрос следующий, и в какой-то момент модератор развернулся и сказал, что пресс-конференция окончена. Я начинаю громко на это реагировать, и адвокат говорит модератору, что у нас тут есть еще Ирина, она приехала из Киева, и тоже хочет задать вопрос, на что Николай говорит, что нет – пресс-конференция окончена. И это отображает то, кто главный на этой пресс-конференции: не спикеры, которые сидят, а модераторы. И тут уже даже Виктор Федорович сам попросил дать мне слово.  То есть в чем пикантность этой ситуации – для того, чтобы я могла задать вопрос, просил адвокат Януковича, и сам Янукович говорил, что адвокат мне сообщил, то эта журналистка постоянно присутствует на заседаниях по моему делу, давайте послушаем ее вопрос.

Небольшая ремарка – я всю конференцию не могла понять, о чем говорил Янукович. Он обращался к Путину с некими просьбами – ввести миротворческие, полицейские мисси, сесть за стол переговоров и так далее. И первый мой вопрос касался этого, я сказала, что я не поняла, о чем вы все это время говорили, потому что мы уже всей страной выучили этот короткий текст вашего обращения к Путину, где вы просите использовать вооруженные силы Российской Федерации на территории Украины. О какой полицейской миссии вы говорите, я не понимаю, поэтому расскажите обстоятельства написания этого письма: где вы были на тот момент, кто вам помогал его писать и так далее. И второй мой вопрос, который я все время передаю вам через вашего адвоката, но он вам не передает: вы все время общаетесь с Путиным, не просители вы его сейчас вывести войска из Крыма, из Донбасса, перестать преследовать крымских татар, украинских активистов, отпустить украинских политзаключенные и вернуть Крым.

Читайте также: Порошенко зробив все, щоб не допустити мене до судового процесу, — Янукович

Виктор Федорович очень занервничал, мне кажется этот вопрос его наиболее вывел из себя за всю пресс-конференцию Он сказал, что на первый ваш вопрос я отвечу и то, только по тому, что мой адвокат за вас ходатайствует, а на второй вопрос я отвечать не буду. И на первый вопрос он ответил коротко, что я подписывал это письмо 1 марта в Ростове, что, мол, у меня были некие люди, мы с ними советовались, потому что мы думали, как уладить эту всю ситуацию. Далее он сказал, что на мой второй вопрос он отвечать не будет, потому что уже на него не раз отвечал. Когда я выкрикнула, что нет, не отвечали, он просто встал и начал уходить. Я подбежала к нему, включила телефон и второй раз задала этот вопрос. Близко к нему, ясно дело, не подпускала охрана, я через охрану прокричала ему свой вопрос, а он просто сделал вид, что не слышит.

Для того, чтобы я могла задать вопрос, просил адвокат Януковича и сам Янукович

Анастасия Багалика: Можно додумать второй ответ, который он не дал. Как ты думаешь, обращался он к Путину?

Ирина Ромалийская: С просьбой вывести войска? Нет, конечно. Как это можно представить? Виктор Федорович приходит к Путину, и говорит: «Слышишь, Володь, забери своих «зеленых человечков», отдай нам Крым да все и вернем»? Нет, конечно. Я не уверена, что он в принципе там самостоятельный. Когда его начали спрашивать, почему у него столько охраны, он сказал, что это здешние правила, я здесь в гостях, давайте подчиняться хозяевам или как-то так. И это точно повод для шуток, что у него здесь есть хозяева.

Когда его начали спрашивать, почему у него столько охраны, он сказал, что это здешние правила, я здесь в гостях, давайте подчиняться хозяевам

Анастасия Багалика: Как ты думаешь, зачем вообще было выводить его на пресс-конференцию? Потому что никаких радикально новых ответов, по-моему, он не дал.

Ирина Ромалийская: Не понимаю. Началось это все с трансляции фильма о «грузинских снайперах». У меня была расширенная версия обращения к нему, я хотела сказать, что он живет в российском информационным поле и может просто не знать, что уже давно и немецкие журналисты опровергли то, что в этом фильме, и украинская прокуратура называет его фейком и готовы доказать это, но мне не удалось.

Он сказал, что некие мифические снайперы расстреливали Майдан. Ну хорошо, этот миф проживет недолго, какой в этом смысл? Не понимаю. Наверное, все-таки речь идет о том, что он боится быть осужденным в этом суде, в деле о госизмене, потому что дело успешно близиться к фиалу. А ключевая улика или подтверждение тому, что он совершил государственную измену — это то самое его письмо к Путину с просьбой ввести войска. И вдруг на этой пресс-конференции, на которой Янукович все 1,5 часа очень нелогично выстраивал свою речь, он говорит, что это письмо было не одно. Что 1 марта 2014-го года он написал одно большое письмо Путину, в котором он говорил, что, мол, давайте мы проведем некие консультации, сообщите миру, что я хочу консультаций, что я легитимный и в стране произошел госпереворот. А второе письмо, о котором мы все знаем, было лишь приложением к тому первому большому письму. Если это была цель пресс-конференции, то и что? Все равно же было письмо с просьбой ввести войска.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.