Слухати

Я вывела его из себя вопросом о Суркове, — автор последнего интервью с Вороненковым

24 березня 2017 - 21:16
FacebookTwitterGoogle+
Материал вышел в день убийства экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова

Гостья эфира — журналистка издания «Гордон» Наталья Двали, которая записала последнее интервью с Денисом Вороненковым. На связи со студией главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов.

Ирина Ромалийская: Долго добивались?

Наталья Двали: Очень. Я получила задание от редакции еще в начале января, когда в российских СМИ появилась информация о том, что Вороненков якобы сбежал и якобы он находится в Украине. Это было за месяц до того, как он впервые вышел публично после побега и дал интервью Юрию Бутусову, «Цензор.НЕТ». Весь месяц я просила через своих российских спикеров, но все ушли в глухую оборону. Я поняла, что нужно ждать, он сам выплывет. Он выплыл у Юрия Бутусова. На «Цензор. НЕТ» было огромное интервью.

Татьяна Курманова: Как вам кажется, почему он так долго был «на дне», а потом стал активным в медиапространстве?

Наталья Двали: Я с этого начала наше с ним интервью. Я его честно предупредила, что буду спрашивать с позиции украинского гражданина. Начала с того, что в октябре он покинул Россию, в декабре уже получил паспорт, пять месяцев молчал, нигде не светился и тут вдруг — интервью. Он почти каждый день раздавал интервью. Зачем?

Он ответил, что была серьезная опасность, что его похитят и увезут в багажнике в Россию, он уже никому не сможет доказать, что это было похищение. Я не очень поверила в эту версию.

Мы с ним договорились, он мне написал после 14 февраля, после интервью Юры, и согласился на интервью. Я весь месяц напоминала. Когда он отозвался, я подумала, что появилось много важных информационных поводов, тема Вороненкова отработана, он больше не интересен.

Вчера в 10 утра я выпустила материал. Он плохо пошел, было мало просмотров. Человек неоднозначный. Я подумала, ладно, хорошо. Но материал оказался предсмертным интервью.

Татьяна Курманова: Интервью вышло с заголовком, который стал пророческим: «В России кричат, что нужно обменять меня на Сущенко, а если не получится — убить, как Бандеру».

Наталья Двали: Материал вышел ровно в 10. Я сидела на новостях, не хватало времени ему отписаться. В 10.55 я ему написала: «Пане Денисе, посилання на інтерв’ю… Дякую!». Он написал мне: «Дякую!». Было еще несколько личных сообщений. В 11.19 от него пришло последнее сообщение. Потом случилось то, что случилось. Из открытых источников первое его время расстрела было 11.25. Потом появилась информация, что это случилось в 11.29.

Я никак не могла понять, почему в 11.28 (в Messenger фиксируется время) он был последний раз в чате. Скорее всего, убийство было именно в 11.29.

Ирина Ромалийская: Хочется напомнить, почему Денис Вороненков был неоднозначным. Он был бывшим депутатом Госдумы, который голосовал за ввод войск на территорию Украины, хотя позже он заявлял, что не голосовал, но его голос не был отозван.

Татьяна Курманова: Он говорил, что его карточка проголосовала.

Ирина Ромалийская: Также есть скриншоты со страницы Дениса Вороненкова в Twitter, где он пишет, что выражает поддержку тому, что Крым присоединен к России, о том, что на карте мира появилось новое государство «Новороссия».

Когда он приехал в Украину, ему дали гражданство. Как говорил Луценко, гражданство Вороненкову дали потому, что у него украинские корни, а не в обмен на свидетельства в деле Януковича.

Наталья, спасибо вам, что поделились звуковыми файлами.

Татьяна Курманова: Вам не показалось, что Денис несколько лукавил?

Наталья Двали: Мне Денис Николаевич категорически не понравился. Когда мы договорились об интервью, я накануне вечер и все утро провела с его биографией. Я читала компроматы, выступления с трибуны Госдумы. Сказать, что я была в бешенстве, — ничего не сказать.

Когда мы с ним встретились, меня удивило, что он был без охраны. Я почему-то ожидала, что будет толпа охранников.

Для меня он был типичным политиком путинского режима.

Меня удивило его спокойствие.

Ирина Ромалийская: Давайте послушаем второй фрагмент записи.

Наталья Двали: За полтора часа было два момента, когда я его задела, как мне показалось. Это был момент, когда я его спросила о Суркове. Он вышел из зоны комфорта. Я почувствовала, что попала на что-то неприятное для него, когда спросила об интервью, где он заявил, что Сурков не хотел присоединения Крыма, потому что он — умный человек. Он резко меня прервал и сказал, что это вырвано из контекста.

Жена Дениса Николаевича Мария Максакова — ближайшая подруга супруги Суркова. Когда он меня прервал, я сказала, что видела включение Ксении Собчак на телеканале «Дождь», в котором Ксения достаточно прозрачно намекнула, что якобы Вороненков прикрывался именем Суркова.

Вороненков сказал, что не прикрывался именем Суркова.

Второй момент заключался в том, что я пыталась выяснить у него гарантии безопасности. «Мутная» биография, не было понятно, что такого ценного в его биографии, что украинская власть пошла на такие репутационные риски.

Ирина Ромалийская: Вчера Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о том, что следствие рассматривает две основные версии. Первая — устранение российскими спецслужбами, вторая — устранение неким генералом Феоктистовым. Кто такой Феоктистов?

Сергей Смирнов: Генерал Феоктистов — это очень могущественный человек из спецслужб. Последние упоминания, связанные с ним, о том, что он покинул пост главы службы безопасности компании «Роснефть», куда был прикомандирован. О дальнейшей судьбе в ФСБ есть противоречивые сведения.

Феоктистов был переведен в «Роснефть» с поста заместителя главы управления собственной безопасности ФСБ. Это одно из самых мощных подразделений внутри самой влиятельной российской спецслужбы. За последние несколько лет именно УСБ ФСБ очень активно развернулось. Практически все громкие аресты в России были связаны с этим управлением.

У нас в России была очень громкая история с противостоянием УСБ ФСБ и антикоррупционного ведомства МВД, которое закончилось задержанием генерала Сугробова и смертью его заместителя генерала Колесникова.

Ирина Ромалийская: Как реагируют центральные российские каналы?

Сергей Смирнов: Двояко. Реагируют двумя главными тезисами. Первый тезис — посмотрите, какой бардак происходит в Киеве. Второй тезис — получил, что хотел. Максакова изображается невиновной жертвой, а Вороненков якобы понимал, на что идет, он поехал туда, где никто не может обеспечить безопасность.

Татьяна Курманова: Убили страшные «правосеки»?

Сергей Смирнов: Примерно. Хаос, «правосеки», много врагов, никто не может обеспечить безопасность. Конечно, опровергают российские спецслужбы. Это обычные тезисы, классические ответы в пропаганде. Я уверен, что она развернется еще активнее после последних сообщений об исполнителе. Они только попытаются подтвердить версию о «правосеках».

Ирина Ромалийская: Есть информация, которая уже является подтвержденной, о том, что идентифицирована личность убийцы. Это 28-летний Павел Паршов, бывший боец батальона Нацгвардии «Донбасс». Он пришел туда из батальона «Карпатська січ», пытался перейти в «Азов», сослуживцы характеризуют его как праворадикального. Об этом пишет Юрий Бутусов.

Наталья Двали: Сергей, как вы относитесь к версии о том, что ключевой была Мария Максакова? У нее очень сильные связи.

Сергей Смирнов: Очень сложно судить. Воспринимали ее как политика или как человека, который повелся на сомнительную женитьбу?

Насколько возможны были какие-то действия, чтобы вернуть ее обратно в Россию? Я вполне допускаю такую возможность. Возникает вопрос, на каком уровне могло быть принято такое решение. Вполне можно говорить о знакомых и друзьях самой Максаковой, которые могли посчитать, что ее карьеру окончательно сгубил Вороненков.

Мне кажется, что как политика, общественного деятеля ее не воспринимали. Она была тем человеком в Госдуме, который голосовал против одиозных законов, она могла себе это позволить. Это говорит о том, что как политика, общественного деятеля ее не воспринимали.

Наталья Двали: Мне Денис Николаевич до выхода интервью в один из дней радостно написал. Он прислал статью «Новой газеты», где было сообщено, что генерал Феоктистов был снят с должности заместителя руководителя спецслужбы безопасности «Роснефти». Он прислал это и написал: «Ты победил, Вороненков, горжусь!». Он добавил, что это написали ему люди. Он много рассказывал в интервью о Феоктистове, напрямую говорил, что с 2007 года у них серьезный конфликт.

Покушение в Москве он связывал напрямую с Феоктистовым. 

Ирина Ромалийская: Мои источники в прокуратуре анонсировали, что в деле Януковича появятся и другие свидетели, которые являются действующими или бывшими депутатами Госдумы. Появятся ли теперь, неизвестно.

Наталья Двали: Я общалась со своим источником. Он считает, что показания в деле Януковича — это не принципиально. Он советует искать там, где работал Вороненков, в Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. Там есть ключевой персонаж — непубличный человек, который является ближайшим соратником Путина. Это Виктор Иванов — один из заказчиков убийства Александра Литвиненко.

Мне говорили, что Денис Николаевич мог прикрываться показаниями в деле Януковича, но гораздо важнее то, что он знал схему всех потоков наркотрафика.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.