Слухати

Забота о ВПЛ - это не только о них самих, а и о сохранении страны, - инициаторы петиции к президенту

22 лютого 2018 - 15:36
Facebook Twitter Google+
На сайте президента появилась петиция с требованием увеличить финансирование программы «Доступное жилье» для ветеранов АТО и переселенцев
Забота о ВПЛ - это не только о них самих, а и о сохранении страны, - инициаторы петиции к президенту / Програми на Громадському радіо

В бюджете Украины на 2018 год предусмотрено 100 миллионов гривен на программу. Но этого, по словам составителей петиции, недостаточно для решения жилищной проблемы. В петиции говорится об увеличении финансирования программы до миллиарда гривен, а также о механизме льготного ипотечного кредита под 7% годовых.

В студии говорим с Татьяной Хлевицкой, членом правления общественной организации «Мой Дом ЮА», где эту петицию и составили, а также с Аленой Стефурак, помощницей народного депутата Натальи Веселовой.

 

Михаил Кукин: Почему именно сейчас родилась идея выступить с петицией?

Татьяна Хлевицкая: По большому счету мы благодарны нашему правительству, что они нашли хотя бы 100 миллионов гривен, потому что в конце года, когда рассматривался государственный бюджет, были опасения, что программа останется только на бумаге. Но мы знаем, что были бюджетные предложения от Комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, в которых была обоснована сумма миллиард гривен. Мы надеемся на то, что при пересмотре бюджета в июне мы сможем достучаться до власти, аргументируя свои действия и потребности, нас услышат, и мы получим дофинансирование — 900 миллионов гривен.

Читайте также: Вокруг программы «Доступное жилье» уже ажиотаж. Но без финансирования она не имеет смысла, — Колумбет

В законе №1954 прописан еще один механизм доступа к программе «Доступное жилье». Это ипотечное кредитование под 7% годовых. Будучи экономистом, я понимаю: если деньги будут выделены под ипотечное кредитование, этой программой можно охватить больше людей, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, за счет возвратности средств в виде платежей по кредиту и процентов по кредиту.

Поскольку на этапе рассмотрения программы в прошлом году каким-то образом из нормативных документов эта часть ушла, мы пытаемся добиться того, чтобы сейчас то, что прописано в законе, было прописано в постановлениях Кабмина, и был запущен этот механизм.

Михаил Кукин: 100 миллионов – это примерно 100 весьма средних квартир в Киеве, небольших, на окраинах. Миллиард – уже тысяча квартир. Но ведь переселенцев и АТО-шников гораздо больше. Не будет ли это по-прежнему «кормушкой» и источником коррупции, как любая программа, где делится пирог, которого хватает не на всех.

Татьяна Хлевицкая: Нам показали расчеты Минрегиона по миллиарду. По их подсчетам в среднем около 3,5 тысяч семей смогут воспользоваться программой.

Михаил Кукин: Но семей переселенцев точно больше нескольких тысяч.

Алена Стефурак: Да, и еще участники АТО.

Татьяна Хлевицкая: Третья категория, которая попадает в программу «Доступное жилье» — люди, которые требуют улучшения жилищных условий и долгое время стоят на квартирном учете.

Михаил Кукин: Не будет ли это даже при увеличении финансирования источником коррупции?

Татьяна Хлевицкая: Для меня гарантом того, что это практически невозможно, является та политика, которую проводит Государственное специализированное финансовое учреждение «Государственный фонд содействия молодежному жилищному строительству». Они ведут политику полной открытости и прозрачности. Мне кажется, это та позиция, которая вселяет надежду, что элемент коррупции будет сведен к нулю.

Михаил Кукин: Хотелось бы верить. Просто весь предыдущий опыт молодежного строительства свидетельствует об обратном.

Алена Стефурак: В ноябре начали формировать очередь людей. Внесли необходимые изменения в законодательство – это была большая процедура. По-моему, только за прошлый год зарегистрировалось 1640 человек. Очередь формируется довольно прозрачно. У нас есть механизмы контроля, возможно, в дальнейшем будет разработана какая-то бальная система.

Читайте также: Финансировать «Доступное жилье» можно, забрав выплаты у трудоспособных переселенцев, — Калинин

Михаил Кукин: Наверное, гораздо большему количеству людей очень помогло бы льготное кредитование – это более реальная программа.

Татьяна Хлевицкая: Безусловно. Сколько и как бы мы не работали, большинство из нас арендуют жилье, а это съедает львиную долю доходов. Второй момент: то жилье, которое осталось там. В силу того, что многие по разным причинам не могут туда вернуться, с ним даже расстаться нельзя, чтобы получить определенную суму для этих 50% за личный счет. По опыту общения с земляками могу сказать, что большинство из них очень надеется, что это ипотечное кредитование будет открыто.

В петиции мы четко прописали, что мы не просим, чтобы нам дали жилье. Мы готовы его заработать, но для этого нужна ипотека

Михаил Кукин: Алена, насколько в ВР популярна эта идея, много ли у вас сторонников, готовых поддержать новыми законодательными инициативами?

Алена Стефурак: Вообще непопулярна. Переселенцам гораздо проще сказать, что они сами позвали войну, обозвать сепаратистами и не вкладывать в них деньги. Это гораздо легче, чем искать конструктивные решения.

Михаил Кукин: Что тогда делать? Петиция – все-таки консультативный механизм. Как добиться того, чтобы власть имущие обратили на это внимание?

Алена Стефурак: Петиция важна для формирования повестки дня в обществе. Веселова занимается этой темой, мы ходили по комитетам. Комитеты регионального развития, социальной защиты поддерживают. Но в бюджетном комитете совершенно не было поддержки. Когда 250 миллионов выделяется на футбольные поля и 100 миллионов на жилье для переселенцев, это показывает, насколько государство заботится об этих людях.

Политики будут говорить то, что им выгодно, пока общество само не поймет, что проблема переселенцев – это не проблема только переселенцев, или не проблема только АТО-шников. В конце концов, мы все объединились в государство. Если на Закарпатье наводнение, мы все объединяемся и спасаем Закарпатье. Если случилась трагедия на Донбассе, мы должны защитить людей, которые приехали к нам оттуда, потому что принципиально выбрали Украину как свою страну. Если появится запрос от общества, то когда президент будет выступать, все его спросят: «Кстати, а что мы сделали, чтобы помочь?» Это важно — заставить политиков говорить то, что нам надо.

Михаил Кукин: Я думаю, здесь есть прямая связь с тем, что ВПЛ до сих пор ограничены в избирательных правах, и они для многих местных политиков не являются электоратом, поэтому на них не обращают внимание. Что в этом смысле можно делать?

Алена Стефурак: Один из таких законопроектов зарегистрировала Веселова. На самом деле законопроектов по проблемам переселенцев много. Даже «Доступное жилье» не закрывает все проблемы – речь идет о людях, у которых есть деньги, которые могут вкладывать. Есть еще вопросы социального жилья, компенсации разрушенного жилья — эти механизмы не наработаны. Есть много документов, законопроектов, которые просто не выносятся на рассмотрение. Они могли уже пройти комитеты — тот же законопроект про избирательные права, потому что это нарушение Конституции и человек имеет право голосовать.

Мы бы очень хотели сделать день ВПЛ в парламенте. Сейчас общественные организации объединяются вокруг этого. В Раде должно было вынесено законопроектов пять, которые будут максимально охватывать проблемы переселенцев, будут шагом к их решению.

Михаил Кукин: Вас могут обвинить в том, что вы перетягиваете на себя одеяло и бюджет не резиновый. Если сто миллионов увеличить до миллиарда, надо отнять откуда-то.

Татьяна Хлевицкая: Элементарный анализ статей еще на стадии проекта бюджета, который был выложен на сайте ВРУ, позволяет говорить о том, что отдельные статьи бюджета сильно раздуты. Например, на обеспечение обороноспособности страны и национальной безопасности — я бы хотела увидеть, куда эти средства направляются.

Алена Стефурак: Мне кажется, здесь важно, чтобы Украина выбрала для себя приоритетные направления: здесь мы максимально урезаем, а здесь — максимально работаем. Проблема ВПЛ — это тоже часть обороноспособности страны. Либо мы формируем повестку, что мы единая страна, мы реинтегрируем Донбасс, занимаемся этими людьми, либо нет. Это важно для сохранения страны. И если мы четко решаем, что мы единая страна, это направление будет приоритетным.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.