Слухати

Захват «Донбасс Арены» — сигнал от Захарченко Ахметову, — политолог

28 лютого 2017 - 16:55
Facebook Twitter Google+
Сегодня в Донецке была захвачена боевиками «Донбасс Арена» Рината Ахметова

Также накануне главари ОРДЛО Александр Захарченко и Игорь Плотницкий заявили, что прекратят поставки угля в Украину, а также введут «внешнее управление» на шахтах, если не будет снята блокада

Реальны ли эти угрозы и к чему приведет захват «Донбасс Арены» обсудим с кандидатом политических наук Национального института стратегических исследований Алексеем Полтораковым.

Анастасия Багалика: Что за ситуация с «Донбасс Ареной»? Зачем это делается?

Алексей Полтораков: Я думаю, что это месседж боевиков «ДНР» Ринату Леонидовичу как ключевому игроку и одному из страдающих от блокады по поводу стимуляций его усилий в плане того, чтобы блокада была снята. Ведь она бьет как по интересам Рината Леонидовича, так и по интересам руководства верхушки «Л/ДНР», для которых деньги за уголь и за смежную номенклатуру товаров — ключевой объект внешних поступлений.

Финансовый кризис этих регионов свидетельствует о том, что «ЛНР» и «ДНР» вынуждены переходить на российский рубль, и финансирование этих сепаратистских структур осуществляется прежде всего за счет закрытых стаей бюджета Российской Федерации, недоступных даже большинству российских депутатов.

Захват «Донбасс Арены» — это месседж боевиков «ДНР» Ринату Леонидовичу как ключевому игроку и одному из страдающих от блокады по поводу стимуляций его усилий в плане того, чтобы блокада была снята

Татьяна Курманова: Насколько эффективен этот захват? «Донбасс Арена» и так не особо работала в последнее время.

Алексей Полтораков: Это раз, плюс Донецк как таковой уже захвачен, поэтому об экономической эффективности говорить не стоит. Для Рината Леонидовича это уже давно пассивный актив, который не приносит прибыли, и не требует затрат. То есть номинально по документам это актив, а по факту — пассив.

Татьяна Курманова: Вчера и Москва присоединилась к требованиям оккупантов. Потому что Песков заявил, что позиция Киева по транспортной блокаде вызывает удивление. Как вы это оцениваете?

Алексей Полтораков: Есть и альтернативное заявление Большой Семерки, презентованной Италией о том, что Украина должна решить энергетическую проблему с одной стороны, а с другой — решить проблему торговли с оккупированными территориями, где находится огромная энергетическая инфраструктура — шахты, линии коммуникаций, сектора добычи леса и т. п. И наша экономика должна была думать об этом, но мы думали очень медленно.

А сейчас вокруг блокады аккумулировался целый спектр проблем — и экономических, и политических, и финансовых. Это стало узлом и вызовом для национальной безопасности.

Анастасия Багалика: Как этот узел развязать? Или только рубить?

Алексей Полтораков: С тем, чтобы разрубить этот узел, Украина опоздала. Идеальный путь — это путь экономических просчетов. То есть нужно сесть и с карандашиком подсчитать, во что нам обходится тонна угля антрацита из ОРДЛО, если мы ее будем закупать в России, или если мы ее будем закупать на мировых рынках. И точно также во сколько нам обойдутся сроки поставок. Если все это сложить и подсчитать, выйдет объективная картинка.

А какие вопросы нужно обсуждать жестко, в том числе и силовым путем, то это вопросы реальной контрабанды.

Если блокада дойдет до критического рубежа, то я не думаю, что поставки угля из «ДНР» прекратятся, просто они пойдут по серым или темным каналам

Анастасия Багалика: Насколько уместно говорить о стоимости угля из ОРДЛО, если в силу ситуации в стране некоторые вещи не измеряются в денежном эквиваленте?

Алексей Полтораков: Я согласен, но лишь частично. Боюсь, мы имеем дело с другим аспектом. Для инициаторов этой блокады это прежде всего политический пиар-жест, начало предвыборной кампании на планируемые на осень досрочные парламентские выборы.

Для части Оппозиционного блока это тоже старт кампании, так как проблемы с углем и с тарифами за коммуналку будет их ключевой фишкой.

Кроме того, если судить по заявлениям Юлии Тимошенко, она также выступает за объявление тарифной войны. То есть уже набирается критическая масса, которая начинает использовать тему блокады для получения личных партийных и электоральных дивидендов.

Что касается торговли с врагом, то это, конечно, плохо. Однако, давайте обратим внимание на тот законопроект, который зарегистрировал один из лидеров ОРДЛО нардеп Семен Семенченко в декабре. Там он прописал, как ни странно, объективно здравые вещи о том, что мы должны прекратить всякую торговлю с ОРДЛО, кроме той номенклатуры товаров, которые являются критически значимыми для экономики Украины.

И как раз-таки в эту критическую номенклатуру товаров в первом приближении попадает только уголь. Но почему-то блокада началась против угля, который идет в Украину по белым схемам. И если блокада дойдет до критического рубежа, то я не думаю, что поставки угля из «ДНР» прекратятся, просто они пойдут по серым или темным каналам. Грубо говоря этот же уголь будет попадать в Украину по документам, как американский, а в худшем случае — как ростовский.

Сейчас у нас есть временной люфт потепления, когда поставки не так критичны, и это дает нам маленький запас времени, чтобы решить проблему энергетического сектора Украины

Татьяна Курманова: За любыми политическими решениями всегда стоят те, кому они выгодны. Насколько России выгодна эта энергетическая блокада? И выгодна ли вообще?

Алексей Полтораков: Я не стал бы утверждать, выгодна или нет блокада для России. России выгоден рычаг давления на Украину. Через блокаду Россия хочет заставить Украину покупать у нее газ, чтобы компенсировать нехватку угля марки Г, и таким образом принципиально ухудшить наши позиции в Стокгольмском суде, где мы судимся против контракта с Россией.

Второй момент — если бы России была выгодна подобная блокада, она бы дала отмашку террористам «Л/ДНР», и они бы начали ее гораздо раньше. Яркий военный пример — те опорные пункты блокады, где сейчас находятся силы, которые перекрывают железнодорожные пути, находятся в зоне досягаемости легкого огнестрельного оружия. А боевики «ДНР» и «ЛНР» имеют богатый опыт налетов в ночное время, но пока что такого нет. Так что можно утверждать, что идет взаимная политическая игра.

Более того, можно смело предположить, что для «Л/ДНР» блокада скорее невыгодна, так как блокада поставок того же угля перекрывают финансовые источники в ОРДЛО.

Анастасия Багалика: Исходя из сегодняшних реалий, что можно спрогнозировать по поставкам угля?

Алексей Полтораков: Поставки угля рано или поздно продолжатся. Сейчас у нас есть временной люфт потепления, когда поставки не так критичны, и это дает нам маленький запас времени, чтобы решить проблему энергетического сектора Украины в целом — переход на энергосберегающие технологии, переход с марки угля А на марку угля Г.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.