Слухати

Закон о компенсации потерянного жилья для ВПО пылится в ВР, — Виноградова

22 листопада 2016 - 22:39 182
Facebook Twitter Google+
Создание Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц и единого реестра внутренне перемещенных лиц, — главные достижения за время действия закона о ВПО

Алена Виноградова, аналитик Благотворительного фонда «Право на защиту» рассказывает о достижениях и ошибках закона о Внутренне перемещенных лицах.

Ирина Ромалийская: Как, по-вашему, какие основные достижения за время действия этого закона?

Алена Виноградова: К большому сожалению, достижений не так много, как того, что еще следует достигнуть. Ну из основного, это, конечно, создание единого координирующего органа, Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

Но есть оговорка ко всем выполненным мероприятиям: то, что они выполнены, не означает, что они выполнены качественно, потому что Министерство только начало работать и еще не имеет того влияния, какого нам бы хотелось. Второе достижение —это формальное создание единого реестра внутренне перемещенных лиц. Но, по факту, он еще не работает в той мере, в которой должен работать: не все области имеют к нему доступ, данные с реестра еще не открыты для общественности.

Ирина Ромалийская: Напомните, что это за реестр.

Алена Виноградова: Согласно Закону «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц», правительство должно было создать реестр, который содержал бы информацию о внутренне перемещенных лицах. Туда бы заносилась персонифицированная информация о конкретном переселенце и его потребности, медицинские, гуманитарные и тому подобное. К этому профайлу переселенца имел бы доступ только соцсотрудник и сам переселенец. Общественные организации и международные гуманитарные миссии имели бы доступ к сайту этой базы и могли бы видеть обобщенную информацию о потребностях населения на той или иной территории, и статистику.

К сожалению, на 100% эта база не запущена. Мониторинг того, что называется базой сейчас, показал, что она не только не помогает сотрудникам соцзащиты брать на учет людей, а, наоборот, делает процесс более медленным и трудоемким, потому что они не обеспечены новой компьютерной техникой.

Ирина Ромалийская: Как это происходит?

Алена Виноградова: Человек подает заявление. Если у него есть штамп в паспорте о прописке на неподконтрольной территории, его берут на учет день в день. А если же нет, он должен предоставить дополнительные доказательства того, что он проживал на неподконтрольной территории.

Сложность в том, что программное обеспечение единой базы тяжелое для старых машин в районных центрах.

Сергей Стуканов: Насколько совершенен или несовершенен закон о ВПО, потому что мы знаем, что в него вносились некоторые изменения за эти два года? Те пункты, которые в нем указаны, касательно обеспечения некоторых прав переселенцев, насколько они действительно реализовываются?

Алена Виноградова: Некоторые положения достаточно хорошо выписаны и соответствуют международным стандартам прав человека. Есть такие положения, которые не нашли своего развития в других законодательных актах, например, это касается местных выборов и соцобеспечения.

Сергей Стуканов: Закон, в частности 7 статья, говорит о том, что внутренне перемещенные лица имеют право быть обеспеченными занятостью, пенсионным обеспечением, а также общим социальным страхованием. Насколько это право реализуется?

Алена Виноградова: Дальше в этой статье написано, что Украина делает все, для того чтобы обеспечить перемещенным лицам восстановление всех выплат, на которые они имели право. О социальных выплатах можно говорить не одну передачу. Идет очень плохое обеспечение, особенно это касается тех, кто живет в восточных областях, где, как я уже и говорила, большое количество переселенцев. Там постоянные проверки, комиссии, которые до сих пор, начиная с марта этого года, не возобновили на 100% всем переселенцам пенсии и другие социальные выплаты.

По поводу образования. Действительно, много что делает Министерство образования. Но есть проблемы с общежитиями для детей-переселенцев, с дистанционным образованием. Это проблема не настолько законодательная, как техническая. Большая проблема — это, конечно же, пенсии тем, кто остался на неподконтрольных территориях. Это один из факторов, который способствует, с одной стороны, усиления перемещения с неподконтрольных на подконтрольные территории, и, с другой стороны, заставляет людей думать о возвращении назад.

Ведь, с одной стороны, государство не обеспечивает пенсионеров пенсиями, ввиду того, что считает, что это невозможно и может рассматриваться как финансирование терроризма, а, с другой стороны, оно и здесь в Украине многим переселенцам приостановило выплаты пенсии.

Многие люди начали думать, если там не платят и тут не платят, зачем же нам тогда жить здесь, на подконтрольной территории, если там у нас хотя бы есть жилье, и не придется платит за аренду.

Сергей Стуканов: Уже пошел третий год с того времени, как люди начали переселяться. Нет ли такой тенденции, что переселенцы постепенно начинают отказываться от этого статуса и интегрироваться в местные общины?

Алена Виноградова: Нам известны случаи, когда люди отказываются от пребывания на учете переселенцев, они изыскивают способы купить себе жилье на подконтрольной территории, регистрируются и хотят оформить пенсию на подконтрольной территории не как переселенцы, а как члены общины. Но Пенсионный фонд все равно просит их, чтобы они предоставили какие-то доказательства из управления соцобеспечения, что они переселенцы. Хотя люди уже не хотят быть переселенцами, они не хотят проверок и мобильных групп у себя дома, но местные власти все никак их не отпускают.

Ирина Ромалийская: А почему так, с чем это связанно?

Алена Виноградова: Скорее всего это связано с тем, что нету бумажных пенсионных дел в управлениях Пенсионного фонда и у переселенцев нет возможности их предоставить или запросить. Чиновники боятся, чтобы это не были фиктивные регистрации. И еще это скорее всего связано с желанием промониторить тех, кто проживал раньше на неподконтрольных территориях, действительно ли они не ездят туда.

Сергей Стуканов: Этот закон, о котором мы говорим, каким-то образом устанавливает порядок компенсации за потерянное в следствии оккупации жилье?

Алена Виноградова: Нет, это, к сожалению, то, что не урегулировано законом. Мы инициировали перед парламентом внесение таких изменений в закон. Был подан законопроект в парламент в начале 2015 года. Но он так и остается подвешенным в воздухе, его так и не вынесли на рассмотрение в зал.

Сергей Стуканов: Что предлагалось этим законопроектом?

Алена Виноградова: Прописать в законе право переселенцев на возмещение вреда имуществу, которое они потеряли либо которое было повреждено в следствии действия обстоятельств, повлекших перемещение. Понятно, что такое положение требовало бы разработки процедуры Кабинета Министров. Если бы мы имели такое положение в законе, мы бы как общественность лоббировали принятия такой процедуры Кабинет Министров. Тот законопроект, который касался бессрочности справок, возможности регистрироваться как переселенцы иностранцам и лицам без гражданства, подавался вместе с вышеописанным, но уже был принят и с середины января этого года начинает действовать.

Сергей Стуканов: Как предполагалось решить вопрос в случае, если бы произошла деоккупация. Например, человек уже получил компенсацию за утерянное в Крыму жилье, через год Крым деоккупировали. Прежнее жилье также остается за ним, или же он должен будет его отдать в пользу государства?

Алена Виноградова: Это вопрос, который должен быть решен в ходе обсуждений. Я, например, для себя не исключаю такой вариант. Например, человек получает какую-то компенсацию и декларирует, что, то или иное имущество, если произойдет деоккупация, он передает в государственную собственность. Это один из многих вариантов развития событий.

Также нужно понимать, что перемещение может быть не только в следствии оккупации Крыма или АТО на Донбассе. Это могут быть разрушительные действия природного или техногенного характера. Поэтому процедура должна быть универсальной либо включать в себя разные механизмы для каждого конкретного случая.

Ирина Ромалийская: Сейчас какие-то поправки по закону ВПО вносятся? И какие, на ваш взгляд, основные поправки должны вноситься?

Алена Виноградова: Сейчас есть более 90 проектов и актов, которые касаются переселенцев. Они лежат на рассмотрении в парламенте. К этому закону тоже есть некоторые предложения. От нас — только законопроект о компенсации. Скорее всего, если что-то и будет вноситься, то это будет касаться местных выборов. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.