Слухати

Закройте Феофанию и все спецбольницы — будут деньги для больных, — Д. Шерембей

29 січня 2016 - 21:24 64
Facebook Twitter Google+
Почему государству лучше строить новые дороги, чем лечить тяжелобольных и сколько людей в этом году может умереть от бездействия государства?

17_0_0.jpg

Дмитро Шерембей / «Громадське радіо»
Дмитро Шерембей
«Громадське радіо»

Олег Белицкий: Не так давно на сайте издания «Новое время» и в публичном поле вы говорили о провалах прошлого года, а это касается Министерства здравоохранения и во многом Министерства финансов, потому что якобы эта структура недостаточно финансирует закупку лекарств в Украине. В этом году ситуация уже как-то изменилась? 

Дмитрий Шерембей: Нет, она не поменялась. Она зеркально такая же, как в 2015 году. Сложность заключается в следующем. В Украине есть обьем денег. Из него выделяется на здравоохранение для того, чтобы люди были здоровые, дети не болели. И Министерство финансов на протяжении 20 лет исповедало всегда не гуманную философию в вопросе финансирования здравоохранения. Они давали деньги по остаточному принципу. Что осталось, когда всем раздали — это на здравоохранение. 

В результате такой политики мы в Украине имеем 3 действующие эпидемии: СПИД, гепатит, туберкулез. У нас тотальные провалы по вакцинации. У нас практически 300 человек только за сутки умирает только от онкологии. У нас практически 1500 людей за сутки умирает от того, что нет лекарств. Это такие подходы Министерства финансов и Кабинета Министров. 

Министерство здравоохранения в результате того, что получает минимум средств, что оно может предложить. 

Вы приходите в больницу, на вас смотрит доктор с печалью, выписывает вам рецепт и вы ни одной таблетки не получите бесплатно. Хорошо, если это не сложное заболевание и вы каким-то образом сделаете максимум, чтобы выздороветь. 

Но представьте себе на секунду человека, у которого онкология и ему доктор говорит: «Идите домой». Он не продаст квартиру, в которой живут его дети, и вряд ли пойдет брать большой кредит. Он будет потихоньку умирать дома и даже родным, наверное, не расскажет о своем диагнозе. Вот так украинцы уходят из жизни. 

По официальной статистике, у нас из 100 людей, умерших от заболеваний, 80 из них умирает дома и только 20 в больнице. То есть, уровень недоверия к больнице высокий. 

До сегодняшнего дня мы не получили внятного ответа от Министерства финансов, исходя из какой формулы они приняли решение, что из 7 больных украинцев 7 должно умереть. Потому что программа закупок лекарств профинансирована только на 30%. 

Самый простой пример. Эпидемия СПИДа в Украине действует уже 15 лет и, как оказалось, Министерство финансов приняло решение дать денег только на 30%. 

Все те, кто не получат таблетки, 5% из них не доживут до конца года. Это математически предсказуемый результат. На сегодняшний день Министерство финансов никаким образом свое поведение не комментирует. 

Наталя Соколенко: Может, просто денег нет?

Дмитрий Шерембей: Давайте рассмотрим простой пример. Когда в семье много деток и, не дай Бог, один из детей заболел сложным заболеванием. Конечно же вся семья будет тратить на то, чтобы ребенок выздоровел. Представим себе на секунду, когда эти родители, у которой ребенок тяжело болен, покупают себе дорогие вещи или ездят отдыхать, но ребенка не лечат. Вывод: либо это не родители, либо у них реально не порядок с головой. 

Государство — это такая большая семья. Есть руководитель такой семьи, который не забывает заправлять свои кортежи, повышать себе заработную плату. И в это же время ни одна программа финансирования ни ребенка, ни взрослого не увеличилась. 

Политика должна строиться на таких ценностях: жизнь — это приоритет №1. Больные украинцы экономику не подымут. Они не выиграют войну, не построят сильную Украину. 

Деньги есть и их не надо так много. Надо просто, чтобы Министерство финансов вместе с премьер-министром Украины выделило в этом году 8 млрд 300 млн гривен, чтобы 18 государственных программ лечения как минимум были на уровне таком, чтобы все из нас пошли в больницу, получили лекарство, выжили и жили дальше. 

Конечно же, у нас ремонтируют дороги, и это хорошо, но я скажу: мне в морг по хорошей дороге ездить не надо. Если вы едете в больницу по хорошей дороге, а там нет ни одного лекарства и умирают люди — эта дорога никому не нужна. 

Наверное, все замечают, что в городах делают дороги, обновляют автопарк. Как это может происходить в стране, в которой из 100% взрослых людей с онкологией лечение получит только 7%? Я думаю, что 80% из них умрет, потому что их никто не вылечит. Такого не может быть. Но это всегда замалчивалось, об этом не удобно было говорить. 

Мы хотим вынести это на обозрение абсолютно всем. 

Олег Белицкий: Должен же быть какой-то диалог, коммуникация и нарекание, в том числе и со стороны Министерства здравоохранения в адрес Министерства финансов. Это происходит?

Дмитрий Шерембей: Министерство здравоохранения впервые за свою историю подало натуральную потребность в бюджет. Они посчитали каждую программу, ее увеличение обосновали. 

Мы хотим от правительства простой вещи: чтобы они нашу жизнь ценили больше своего комфорта. 

Мы могли остановить эпидемию СПИДа 7 лет назад. Технология очень простая: всем ВИЧ-позитивным людям мы выдаем таблетки. Это не стоит колоссальных денег. Они их начинают пить. В результате они выздоровеют, не будут болеть дальше и они не инфицируют ни одного человека. Правительство об этом знает больше 7 лет. 

Так вот Министерство здравоохранения выступило с инициативой, чтобы правительство впервые сделало натуральный шаг для того, чтобы остановить эту эпидемию. Все собрались и решили, что это произойдет. И мы получили финансирование в этом году на 27%. 

Если те, которые управляют этой страной, ведут себя так с людьми, которые живут в этой стране, и они находятся в той ситуации, когда они не имеют альтернативы выжить. Я говорю о людях, которые даже не могут пойти в аптеку и купить эти лекарства, потому что их нет. Они обречены умереть либо уехать с Украины. 

Инвестировать в здоровье людей — экономически выгодно. Относиться так к людям, которые живут в Украине — это преступление. Не встанет страна никогда с колен с таким подходом. 

Яценюк и Яресько могли сесть и пересчитать бюджет, используя принцип: мы сохраним максимальное количество жизней в Украине. Каждый день мы слышим о потерях на Востоке страны, но мы не замечаем, как каждый день 1500 людей умирает дома на кроватях, потому что у них нет таблеток. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.