Слухати

Закрытие «Рошен» в Липецке: экономика, политика или пиар?

21 січня 2017 - 16:30 252
Facebook Twitter Google+
Руководители компании «Рошен» приняли решение о закрытии филиала шоколадной фабрики в Липецке, что требовали украинцы от президента Петра Порошенко уже три года

12.00_maryya_brovynskaya.jpg

Мария Бровинская // «Громадське радио»
Мария Бровинская
«Громадське радио»

В нашей студии обозреватель портала Лига.нет Мария Бровинская. Год назад она взяла большое интервью у генерального директора компании «Рошен» Вячеслава Москалевского, который рассказывал о том, как он относится к возможному закрытию липецкой фабрики.

В частности, он говорил, что они там находятся в заложниках, в то время, как люди в Украине думают, что они зарабатывают деньги.

Михаил Кукин: Что вы об этом думаете? Они и правда торговали себе в убыток?

Мария Бровинская: Они не работали себе в убыток, но тогда уже не включался результат липецкой фабрики в общий результат корпорации. И Москалевский говорил о том, что у них нет доступа к этой фабрике.

В конце 2016-го года они объявили о том, что вывели 72 миллиона долларов дивидендов с липецкой фабрики. Но продать ее не получилось, по словам Москалевского сделка с российскими кондитерами не состоялась.

Михаил Кукин: В свое время Порошенко говорил, что намерен продать эту фабрику и даже назывались суммы.

Мария Бровинская: Да, сначала это было 200 миллионов, потом 220.

Ирина Сампан: Официальная причина закрытия «Рошен» в Липецке звучит так: резкое снижение ассортимента после необоснованного запрета Роспотребнадзором в 2013 году импорта украинской продукции «Рошен» на территорию России, активная дискредитация деятельности фабрик в российских и украинских СМИ и снижение общего уровня покупательной способности населения.

Михаил Кукин: И последнее мне представляется совсем фантастикой, потому что в Украине, где уровень покупательной способности еще меньше, чем в России, корпорация нормально торгует своей продукцией.

Мария Бровинская: Давайте говорить о том, что ассортимент липецких фабрик никогда не был широким, там нет шоколадного производства, там лишь карамельные фабрики.

Ирина Сампан: Все эти причины, которые были перечислены, правдивы? По вашему мнению, липецкая фабрика могла дальше существовать?

Мария Бровинская: Существовать, наверное, смогла бы. Я вчера задавала вопрос представителям корпорации, о том, как физически можно закрыть эту фабрику в Липецке, коль к ней нет доступа. Мне ответили, что все закроют, повесят замки, законсервируют производство, и возможно, вывезут оборудование, но как они его перевезут через границу, большой вопрос.

С другой стороны, есть мнение, что, если бы фабрика была прибыльной, ее бы никто не закрывал.

Михаил Кукин: То есть по вашему мнению, причиной закрытия, была все-таки экономика, а не политика?

Мария Бровинская: Я считаю, что да.

Ирина Сампан: Пресс-секретарь президента Росси Дмитрий Песков заявил, что это решение владельцев. Губернатор Липецкой области Королев сказал, что эта фабрика может быть снова запущена новыми инвесторами в случае продажи активов. По его словам, потенциальные инвесторы заинтересованы в покупке, но структуры, связанные с президентом Украины, не приняли окончательного решения о продаже.

Мария Бровинская: Примерно так оно и было, но по словам Москалевского, у них были предложения о покупке, но они не сошлись в цене по той причине, что покупатели просили огромны дисконт. Когда на дисконт не пошел «Рошен», фабрику попытались просто отжать путем ареста счетов, каких-то маски-шоу на предприятии.

С нами на связи политолог Николай Давыдюк. Он в своем Фесбуке высказал мысль, что закрытие фабрики «Рошен» в Липецке дает старт президентской предвыборной кампании.

12.00_mykola_davydyuk.jpg

Николай Давыдюк // «Громадське радио»
Николай Давыдюк
«Громадське радио»

Михаил Кукин: Почему вы так считаете?

Николай Давыдюк: Я думаю, що це дуже активна підготовка до виборів як до парламентських, які можуть відбутися восени, так і до президентських виборів, і президент почав виконувати ті обіцянки, які він давав. Не маючи змогу забезпечити економічний ріст в країні, він намагається закрити свої особисті питання.

Але те, що вибори нависають на Банковою і над парламентом, це однозначно. І на це дуже сильно впливає зміна політичних еліт в Європі і США.

Але є дуже цікавий нюанс — президент сотню разів клявся, що він не впливає на закриття фабрики, що все в сліпому трасті. І от раптом всі «порохоботи» говорять, що президент виконав обіцянку, хоча де-юре він ні до чого, він президент країни і не мав би займається цими мізерними питаннями фабрик.

Тому я думаю, що це виключно політична гра, економіка тут ні до чого.

Плюс найголовніше — що таке фабрика? Це приміщення, обладнання і персонал, які можна з легкістю перенести в інше місце.

Михаил Кукин: Ви говорили, що критична точка недовіри вже перейдена, і закриття фабрики не поверне довіру до нього. Чому він не зробив це раніше?

Николай Давыдюк: В нього просто бізнесове мислення, він не до кінця став політиком, і багато що вимірює з точки зору свого гаманця, це є проблемою. Як би він закрив фабрику, коли запит на це був найгострішим, це мало б зовсім інший ефект.

Після панамського скандалу вже пройшла точка неповернення, який дуже вплинув на рейтинг Порошенка. Всі тоді зрозуміли, що він буде президентом лише до того моменту, поки не з’явиться інший адекватний кандидат.

Ирина Сампан: Для президентської кампанії потрібно йти далі. Як ви думаєте, чи буде він і далі виконувати свої обіцянки?

Николай Давыдюк: Я думаю, що він змушений буде це робити, адже, щоб обратися на другий термін, йому потрібні будуть перемоги. Поки що нічого яскравого немає: і до поліції є питання, і до ProZorro, і до того, що не відбувається судова реформа тощо. Потрібні будуть гучні посадки, їх дуже легко конвертувати в якісь бали, тому що суспільство це добре сприймає. Також потрібно буде певним чином підтягнути соціальний рівень населення, десь будуть намагатись стримувати гривню, десь накидати мінімалку, адже до другого терміну потрібно буде підготуватися. Перемогти так просто, як і в перший раз, йому не вдасться.

Михаил Кукин: Мария, на сайте липецкой фабрике я увидел удивительные комментарии. Многие люди отзываются об этой фабрике очень хорошо, говорят, что она очень отличается от всех советских фабрик. И это феномен, как по мне, потому что наш постсоветский бизнес редко отличается от советского.

Мария Бровинская: Это общепринятое правило во всей корпорации «Рошен». Фабрики «Рошен» есть в Венгрии и Литве, я и думаю, что все предприятия оборудованы по одним и тем же стандартам.

Липецк — небольшой городок, на фабрике работают 700 человек, которые получали не самую маленькую зарплату в России. Возможно, люди сейчас надеются, что все-таки фабрику не закроют, а работники останутся в штате.

Ирина Сампан: Что будет с людьми, которые работают на фабрике, когда она закроется?

Мария Бровинская: Они будут уволены, и никто сохранять им рабочие места или переводить на другие предприятия пока что не намерен. Поэтому те люди положительно отзываются о фабрике, надеясь, что они не останутся без работы.

Михаил Кукин: А может это вообще пиар, и фабрику вовсе и не закроют?

Мария Бровинская: Это будет прямой удар по имиджу Порошенко как президента и как предпринимателя. Поэтому, они скорее всего эту фабрику законсервируют до лучших времен, так, как и обещали.

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.