Слухати

Фестиваль «Загартовані вогнем» — дань памяти погибшим под Иловайском, — «Артист»

19 серпня 2015 - 14:40 207
Facebook Twitter Google+
Пройдет фестиваль в Коростене 29-30 августа, на родине организатора — Игоря Чайковского, бойца батальйона «Донбасс»

Несмотря на то, что Игорь Чайковский — профессиональный военный, его позывной — «Артист». Он служил на Дальнем Востоке и в Германии, но после распада Советского Союза, жизнь забросила в Донецк. Там Игорь вместе с женой создал театр кукол «Овация». Работает он и сегодня, но уже в Днепропетровске. В Донецк его родным да и ему самому путь заказан. А все потому, что не изменил присяге и остался верным своей стране. То, что войне быть, «Артист» понял еще в апреле 2014-го. Его семья осознала это только после того, как сын и зять побывале в подвале у боевиков… 

chaykovskyy_ygor_0_0_0.jpg

Игорь Чайковский, боец батальйона «Донбасс»
Игорь Чайковский, боец батальйона «Донбасс»

«Меня уже не было тогда, я уже был в «Донбассе». Мои ещё играли, но когда моего сына и моего зятя забрали за их позицию в подвал областной горадминистрации, и продержали там почти сутки. И сын у меня до сих пор ходит хромает, у него ещё не все в порядке с ногами, с одной, по крайней мере. Зять уже более-менее отошел, а сын был подвергнут там очень сильным пыткам. И благодарю Бога, что они живы остались. Вот тогда моя семья поняла, что надо уезжать».

Сегодня много говорят об Иловайске. О котле, в который попали наши военные. Обсуждаются причины, продолжается поиск виноватых. Но «Атрист» уверен — причина иловайского «котла»— банальное предательство со стороны высшего военного руководства. И началось оно не под Иловайском, а гораздо раньше. 

«Иловайск — это было последствие предательства на Саур Могиле. Когда человек, генерал Литвин, держал какую-то позицию, развернулся и ушел. Он предал своих бойцов. Бойцы сколько могли стояли, но они тоже уходили, уходили…Открыли спокойно вход российским войскам. Потом, давайте рассуждать логически… Если нам обещают коридор, мы нычинаем выходить из коридора, нас расстреливают, как в тире, — так это что? Предательство. А подтверждение тому было, когда связался один наш боец из разведки (у него был телефон высокопоставленных чинов Министерсчтва обороны) И он связался там, под Красносельским, где мы стояли. Уже был разбит дом, на втором этаже которого мы звонили (там была точка, где ловила связь). Он поднялся высоко, включил телефон на громкую связь, связался с Минобороны. Он спрашивает: «Вы нас будете вытаскивать?» А оттуда голос: «А что вы там делаете?» Это цирк. 29 августа этого года будет ровно год, когда мы попали в «белый коридор Путина», который для нас стал красным от крови, пожара, огня и всего остального. И все, кто это прошел, они всю жизнь будут это помнить. Я очень сильный человек. Физически, может быть, уже не так, потому что пережил почти два инфаркта. Один точно и прединфарктное состояние. Но духом я очень сильный человек. В некоторой степени циничен. Я видел много картин. Это уже не первая моя война. Но то, что я видел при выходе из Иловайска — это ужас!».

Фестиваль «Загартовані вогнем», будет приурочен августовским событиям под Иловайском 2014-го года. Будет ли второй и третий такой фестиваль Игорь утверждать не берется, но в одном уверен: сейчас он необходим. Очень много песен и стихов написано не только об Иловайске, но и о войне на Донбассе. И фестиваль станет своего рода отдушиной для военных, волонтеров и патриотов Украины. 

«Это будет как дань памяти. То есть это не праздник. Это не мероприятие радостное. Это дань памяти погибшим в этой трагедии. И я хочу его увековечить  с помощью такого мероприятия, как патриотический фестиваль. У меня очень хорошее жюри. Председатель жюри — Юрий Евгеньевич Рыбчинский — патриот нашей страны, человек, который на протяжении многих и долгих десятилетий пишет песни, пишет стихи, поэт с большой буквы. Кстати, у меня есть молодые авторы. Я пригласил в жюри фестиваля Анастасию Дмитрук. Ее многие знают по стихотворению «Никогда мы не будем братьями». уже получил заочно согласие. И, в принципе, вопрос закрыт».

Хотя сейчас Игорь живет фестивалем, семейное дело — татр кукол «Овация» — тоже развивается. Кроме постоянных спектаклей в Днепропетровске два провели в столице. А, вообще, говорит «Артист» приглашают его театр и в Донецк. Но сотрудничать с «ДНР» он не намерен. Да и знает, что как только приедет в город, сразу же будет захвачен в плен.

«Я просто не могу туда ехать. Если я поеду туда, я снова попаду в плен. Меня снова заберут и снова мною будут кого-то шантажировать».

О том, как вместе с сослуживцами попал в плен под Иловайском Игорь предпочитает не вспоминать. Но скрыть эмоции крайне тяжело, когда речь идет о подлости и предательстве.

«Мы не сдавались. Это не было сдачей. Мы сложили оружие, чтобы сохранить жизни раненым. Обороняться было не возможно. Даже окопаться негде было. Если бы и окопались, там не возможно было обороняться. Я вот подвожу к тому, чтобы мы понимали, все люди осознали, как это произошло. Когда мы были там на поле вместе с вооруженными силами, 31 числа, после того, как 30 мы были вынуждены сложить оружие и нас взяли в плен, россияне пообещали нам не сдавать нас в «ДНР», вывести на нейтральную территорию и передать Красному Кресту. Но, когда 31 часла, россияне приехали, покормили нас и дали команду: «На плоле остаётся только батальйон «Донбасс», все остальные строятся в колону». Уже возникли вопросы непонятные: почему? что значит батальйон «Донбасс» остается, а все остальные уходят? Ну а когда все ушли и колона завернула за «зеленку», сразу появилась колона автомобилей».

В первые минуты у бойцов еще была надежда, что это Красный крест, но это были ДНРовцы.

«И для меня останется позываеной «Лис» одного, второго я уже даже позывной не помню, но если я где-то услышу, то это для меня бесчествные люди».

Все, что пережил Игорь и его семья за полтора года вскоре может лечь в основу нового спектакля. Это будет первый спектакль для взрослых театра кукол «Овация». 

«Уже давно, ещё до войны даже у меня была мысль создать кукольный театр для взрослых. Чтобы был театр  и для детей, и для взрослых. И вот сейчас у меня действительно есть желание. Но, как говориться, я из-под палки не пишу. Вот в чем вопрос. Когда будет момент, я напишу что-то подобное. Очень хочется, чтобы для взрослых были интересные спектакли, извините, не с оголёнными телами, а действительно то, что можно посмотреть».

Часто журналисты называют пророссийское руководство боевиков «кукловодами», а их самих — «марионетками». Вот и Игорь, как знаток кукол, полностью согласен с таким определением.

«Марионетки. Это правда, марионетки. Андрей Макаревич, известнейший человек, патриот своей страны. Поэтому он с уважением относится к патриотизму других. И я — поклонник «Машины времени». Так вот Андрей Макаревич, он лучше всех написал: «Кукол дергают за нитки — на лице у них улыбки». То же самое происходит там. Они действительно марионетки, их дергают за нитки. Они улыбаются, рассказывают, как все хорошо. А в это время, простите, их имеют, как хотят».

Валентина Троян, программа «Люди Донбасу» для «Общественного радио»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.