Слухати

«Хто намагався повернутися – лякали підвалами», – викладачка з Луганська

24 серпня 2016 - 13:02
Facebook Twitter Google+
Олена Черевата, викладачка Луганського національного університету ім. Т. Шевченка розповідає, з якими проблемами стикнулися викладачі вишу, коли частина його виїхала до Старобільська
«Хто намагався повернутися – лякали підвалами», – викладачка з Луганська / Програми на Громадському радіо

Луганських національних університетів імені Тараса Шевченка в Україні тепер два. Один переїхав з окупованого Луганська до Старобільська, а другий функціонує в приміщенні та на базі першого в «ЛНР».

Луганський національний університет імені Тараса Шевченка у 2014-му внаслідок бойових дій вимушено переїхав до Старобільська. Проблеми із житлом, технічною базою та приміщенням не стали надто вагомою перешкодою для колективу. Університет функціонує, і у 2016-му в ЛНУ абітурієнти подали велику кількість заяв, які вперше зумовили конкурс навіть на непопулярних напрямках.

А от деякі викладачі та студенти залишилися у Луганську. Університет там функціонує під старою назвою, в тих же приміщеннях і на тій базі. Проте, за новою програмою, яку затвердило Міносвіти «ЛНР». Спершу університет до Старобільська перебрався тимчасово, але згодом колектив зрозумів, що працювати у Луганську буде неможливо, – розповідає викладачка вишу Олена Черевата.

olena_cherevata_.jpg

Олена Черевата //
Олена Черевата

«Здание отобрали. Кто туда пытался вернуться – пугали подвалами, было страшно. Вообще страшно, когда люди оставляют свои дома, квартиры. У нас все преподаватели, которые сюда приехали, потеряли всё».

Університетську базу довелося створювати практично з нуля, майже все залишилося у Луганську. Викладачам та студентам – облаштовуватися на новому місці, на довгий період.

«Очень трудно, потому что вся база осталась там. Во-первых, учителям негде жить. Можете себе представить, чтобы преподаватели жили в общежитии? Это страшно! Компьютеры, книги, зачетки… Кто-то, допустим, закончил бакалавриат, поступил в магистратуру, а дипломы остались там.

Все это надо было собрать, вывезти. Это очень трудно. Многие преподаватели жили в общежитии по три человека. Это очень трудно, морально тяжело. Я знаю коллегу, которая купила квартиру в ипотеку, и эта квартира осталась в Луганске. Она за нее платит, и неизвестно, когда туда вернется.

Одна преподавательница сказала, что, как выезжала из Луганска, взяла маме банки. Думали, что это временно. Маме нужны банки, потому что лето, консервация, надо отвезти. Они не взяли с собой ни летних вещей, ни детских велосипедов, ни игрушек. Взяли только банки, потому что мама консервирует, надо маме отвезти. И все. Можете себе представить? Ни зимних вещей, ничего! Это ужасно», – розповідає викладачка.

Проросійськи налаштовані викладачі залишилися у так званій ЛНР, вони й надалі працюють в університеті.

«Они все остались в Луганске. Сразу стало понятно, кто есть кто. Наш преподавательский состав – очень украинский, я бы сказала. Наши преподаватели – проукраинские. Мы на все праздники приглашаем солдат. У нас был день вышиванки, раньше такого не было. Шел дождь, а никто не захотел заходить в помещение. Преподаватели были в вышиванках. Устроили выставку изделий с вышивкой. Знаете, это здорово! Заходишь в университет, а все такие яркие, в вышиванках! Это было просто чудо!

У нас есть украиноязычные преподаватели, которые преподают украинский язык. Они так красиво говорят на украинском! Они и в повседневной жизни говорят на украинском. Наши преподаватели организовали курсы украинского языка, и многие преподаватели ходят на эти курсы, чтобы овладеть родным языком. Это так прекрасно! И простые люди. Наш врач, например, говорил, что будет ходить на эти курсы.

Сразу стало понятно, кто есть кто. Я помню, мы праздновали новый год. Первый после того, как уехали. Ректор встал и сказал: «Спасибо всем, что вы поверили мне, что вы сюда приехали. Здесь я вижу, кто какую позицию занимает». Помню, потух свет, пропало электричество. Все преподаватели встали и кричали: «Слава Украине!» – «Героям слава!», – згадує Олена

Викладачка вважає: колектив вишу працює добре та обрав правильний напрямок, що доводить велика кількість вступників, охочих навчатися у Луганському національному університеті імені Тараса Шевченка у Старобільську.

«Такого наплыва студентов, как в этом году, не было вообще никогда.

В этом году поступили совсем другие дети. В прошлом году мы еще контингент теряли, пытались удержать. Потому что не будет контингента, естественно, пропадет университет, вся база, которая была, наработки. В прошлом году боялись потерять студентов, абитуриентов. Держались, было трудно», – каже Олена Черевата.

Студентам, які не змогли виїхати з окупованих територій, Луганський національний університет дає можливість закінчити навчання дистанційно.

«Не все могут приехать. Особенно те, которые учились и остались, например, в Донецке, но хотят доучиться и получить украинский диплом. Они учатся дистанционно и приезжают только на сессии».

Час від часу Олена спілкується із колишніми колегами та студентами, які залишилися на території так званої ЛНР. Ті розповідають про немов би переваги нової системи освіти: конференції, різноманітні заходи, безоплатне навчання для всіх студентів, російські дипломи.

«Они стараются не общаться, состояние страха. Разговаривала с детьми, которые там остались. Во-первых, они там учатся бесплатно, даже те, которые учились на контракте, сейчас учатся бесплатно. Я не знаю, кто оплачивает это все. Это многих прельстило. Я говорю: «А дипломы?». У меня там бывшая ученица учится. Она говорит: «Я получу ростовский диплом».

Хотя наш ректор давал запрос в Министерство образования России, и на сайте опубликован ответ, что те ВУЗы, которые не аккредитованы российским министерством, не могут получать российские дипломы. И кстати, туда на юбилей приезжал ректор какого университета и говорил, что будет давать им дипломы то ли из Ростова, или Тамбова. Пообещал. Но как он может обещать, если ВУЗ не аккредитован? Естественно, это обман.

Было очень больно, когда мне преподаватели кафедры украинского языка рассказали, что была в них какая-то конференция украинского языка, которая называлась «славянских языков», и приехали преподаватели из западной Украины и сказали: «Какая разница? Мы ученые. Какая разница?». Было очень больно. Для нас эта разница была большая, если честно», – каже викладачка.

Проте одразу ж додає: деякі люди, всупереч своїй позиції, змушені залишатися на окупованих територіях.

«У них такая позиция: они боятся, что где-то что-то, это потом станет известно. Люди боятся за свои семьи, свои жизни. Не все остались из-за позиции против Украины. Я знаю одну преподавательницу, очень интеллигентная женщина. У нее мама больна, лежащая, не двигается. Она не может ее перевезти сюда и не может оставить. Она вынуждена свои убеждения держать при себе только потому, что мама парализована. Она молчит. Ходит на работу и молчит, потому что им надо как-то выживать».

Викладачка Олена Черевата досі активно займається волонтерством. Зі своїми друзями та благодійниками допомагає як пораненим бійцям у Старобільську, так і солдатам на фронті. Війну на сході вважає результатом російської пропаганди і каже, що схід був і буде українським.

«Если поездить по деревням, поговорить, то люди говорят на украинском. Я лично отслеживала рушники по вышивке, колористике – это полтавская вышивка у нас здесь, в основном. Но никак не российская, понимаете? Никак!».

Щодо Старобільська, жінка спокійна. За її словами, місто ментально все більше стає українським.

«Перемены чувствуются, это однозначно. Год назад Старобельск по отношению к Украине и сейчас – это два разных Старобельска. Но сказать однозначно, что он полностью украинский, тоже не могу. Люди разные. Или затаились, молчат, или активная позиция, или позиция «Мне все равно, что будет – Украина или Россия, лишь бы был мир».

Мир, вважає Олена, скоро настане. Варто українцям лише мобілізувати свої сили.

Анастасія Шибіко, «Громадське радіо», Старобільськ

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.