Слухати

Три трагедии на Луганщине: что известно на этот момент?

08 вересня 2015 - 15:46
Facebook Twitter Google+
Корреспондент «Общественного радио» Мария Завьялова расследует информацию о гибели трех человек на Луганщине 2 и 3 сентября
Три трагедии на Луганщине: что известно на этот момент? / Програми на Громадському радіо

На прошлой неделе за два дня в секторе А зоны проведения АТО в Луганской области произошло два трагических инцидента. 2 сентября сводная мобильная группа по борьбе с контрабандой попала в засаду в районе Лобачево, в результате чего погибли волонтер, Андрей Галущенко, с позывным Эндрю, и сотрудник Государственной фискальной службы Украины, Дмитрий Жарук. Еще четверо находящихся в машине людей получили ранения. На следующий день, 3 сентября, на подконтрольном Украине берегу Северского Донца, подорвался на фугасе командир минометной роты 80-й бригады Владимир Киян, известный под позывным Тайфун.

Эти смерти вызвали много вопросов. Мобильная группа, занимавшаяся борьбой с контрабандой, попала в засаду в так называемой «серой зоне» — между двумя опорными пунктами ВСУ в Лобачево и Лопаскино.

karta1.jpg

Населенные пункты Лобачево и Лопаскино на карте
Населенные пункты Лобачево и Лопаскино на карте

Территория непосредственно прилегает к линии фронта, и вооруженные противостояния, включая столкновения с ДРГ противника, происходят здесь регулярно. Между подконтрольным ВСУ украинским селом Лобачево и оккупированным украинским селом Желтое действует лодочная переправа. Люди из Желтого нередко покупают продукты и товары в Лобачево — здесь дешевле, делается это открыто, так же открыто, как вагоны с углем прибывают на Счастьинскую ТЭС из так называемой «ЛНР».

По официальной информации мобильная группа попала во вражескую засаду.

«На шляху слідування групи були закладені міни, також працював ворожий снайпер. До місця бою оперативно було вислане підкріплення зі складу війсковослужбовців ЗСУ, і завдяки грамотним діям і правильно організованій обороні противник змушений був відступити за річку Сіверській Донець. На жаль у ході цього бойового зіткнення загинув волонтер, співробитник ДФС, та четверо нашіх бійців дістали поранення», — сообщил спикер АТО Андрей Лысенко.

С данной версией не согласилось сразу несколько известных людей, ранее уже обвинявших в контрабанде военных 92-й бригады, несущей службу в этом секторе. Среди них глава Луганской военно-гражданской администрации, в прошлом волонтер Георгий Тука. В своем эмоциональном посте, Тука, который был другом погибшего Эндрю, заявил, что догадывается, чьих рук это дело 

Сейчас я не чиновник. Сейчас я — волонтер! Сейчас я — простой мужик. Расстреляна сводная мобильная группа. Погибли двое …

Posted by George Tuka on 2 вересня 2015 р.

Еще один друг Андрея Галущенко и основатель волонтерского фонда «Армия SOS», Юрий Касьянов пошел дальше. В своем посте в Facebook он написал, что в смерти Эндрю и Дмитрия Жарука виноваты свои: штаб 92-й бригады, штаб сектора А и Генштаб. 

Эндрю я знал с Карачуна. Когда приехал туда с бурильщиками, чтобы делать скважину в мае 2014 года, он почему-то решил, ч…

Posted by Юрий Касьянов on 2 вересня 2015 р.

Несколько журналистов также в Facebook обвинения поддержали, однако существенных доказательств не предоставили.

Господин Касьянов сообщил «Общественному радио», что хоть его и не было на месте событий, в этой истории очень много странных, на его взгляд, совпадений.

Юрий Касьянов: В этом районе есть некие темные пятна, темные географически пятна, где происходит что-то непонятное.

Корр: Вы говорите о Лобачево, Лопаскино сейчас?

Юрий Касьянов: Да, я говорю о тех местах, где есть впечатление, что идет поток контрабанды. Я не обвиняю 92-ю бригаду, нельзя обвинять бригаду в целом. Я не обвиняю командование бригады в целом. Я настаиваю только на одном, что необходимо провести тщательное расследование. Должны работать криминалисты, должны работать посторонние люди. Генеральный штаб сейчас назначил расследование свое. Я считаю, что этого совершенно недостаточно. Я считаю, что на время расследования командиры, которые отвечают за этот участок фронта конкретно, возможно командир роты, командир блокпоста, командование бригады в том числе должны быть отстранены на время расследования».

В интервью Юрий избегает называть имена конкретных личностей. Командир 92-й, Виктор Николюк, которого с легкой руки некоторых журналистов, окрестили королем контрабанды, и на которого и приходится основная доля обвинений упоминается лишь вскользь.

«Я говорю о том, что безусловно есть коррупция, есть преступная коррупция в Вооруженных Силах. Есть вот это сотрудничество с коллаборационистами, с оккупантами, торговля с ними, которая проходит незаконно. Чтобы снять все подозрения, надо просто провести независимое расследование. Меня удивляет позиция некоторых людей, будь-то волонтеров или военнослужащих, которые становятся в позу и начинают с пеной у рта защищать честь мундира — честь 92-й бригады либо честь командира и так далее. Тем самым они не позволяют провести расследование и остаются сомнения. Не должно оставаться сомнений в этой ситуации».

Господин Касьянов считает, что проблемы с коррупцией возникают из-за непонятной военной политики государства и непонятной войны.

«Если кому-то в Киеве возможно торговать с сепаратистами, почему кому-то на местах нельзя пропустить какую-то фуру и заработать денег для своей семьи, понимаете? Вот в чем проблема. Даже искренний герой войны может польститься на простой и быстрый способ улучшить материальное положение», — считает Юрий Касьянов.

Он убежден, что подобное расследование является нормальной практикой и не нанесет ущерба обороноспособности на подконтрольном 92ОМБр участке фронта. Гниды и предатели есть везде, убежден он, в любом подразделении, как в срезе общества. По словам господина Касьянова, в бригаде есть те, кто против его деятельности и даже угрожает ему расправой, но также и те, кто сообщает ему о фактах противоправных действий. Однако, пока никто из 92-й не говорил о подобном, по крайне мере публично.

Напротив, бойцы бригады встали на защиту комбрига Ветра, Виктора Николюка. Они говорят о героизме своего командира, который принимает непосредственное участие в боевых выходах и операциях, сопряженных с риском для жизни. 

Сегодня утром мобильную антиконтрабандную группу расстреляли на нейтралке — дороге на Лопаскино, в 1 км от нашего опорни…

Posted by Leonid Maslov on 2 вересня 2015 р.

Я сама принимала в участие в одном из выездов комбрига с группой и была в этих местах. Район ответственности 92-й постоянно патрулируется, но сама местность здесь очень удобна для работы ДРГ и среди местного населения имеется немало сторонников и даже пособников сепаратизма. Лодочная переправа между Лобачево и Желтым, которое по сути является одним селом, разделенным рекой Северский Донец, а теперь еще и линией разграничения, перевозит людей и грузы, но о крупных, и тем более коммерческих масштабах говорить не приходится. Удерживать этот район тяжело, и для службы в этой зоне находится немного желающих, о чем свидетельствует тот факт, что большая часть служащих третьей волны мобилизации бригады до сих пор не демобилизовались.

Фактом является и то, что погибший 3 сентября Тайфун не дожил до демобилизации шесть дней. Об обстоятельствах его трагической гибели «Общественному радио» рассказал Сергей Филиппов из медслужбы 92-й бригады.

«По имеющейся у меня информации, был разведвыход, и при возвращении произошел подрыв фугаса. В больницу привезли уже в состоянии клинической смерти, характер ранений — несовместимая с жизнью минно-взрывная травма. И ранение в области сердца, сзади».

Смерть Владимира Кияна (Тайфуна) Юрий Касьянов, и вслед за ним Григорий Тука, связали с произошедшим днем ранее инцидентом с мобильной группой на своих страницах в Facebook и ошибочно указали, что Тайфун погиб на том же месте. 

Гибнут парни за металл… Точнее — за бабло. За проклятое бабло.Гибнут лучшие! Те, кто решил идти до конца…»Тайфун»….

Posted by George Tuka on 3 вересня 2015 р.

Сергей Филиппов опроверг эту информацию.

«Это однозначно не Лобачево, это в районе ТЭС. Тайфун был на своем участке, в полосе своей ответственности. Это немножко в сторону Петровки, местные называют это место «Японский пляж». Там много фугасов, много растяжек, там стояло несколько подразделений, каждое из которых считали своим долгом заминировать окружающую территорию. И не знаю, как правый, а есть левый берег реки Северский Донец, и он в таком состоянии находится сейчас».

Юрий Касьянов объяснил, что ошибка была вызвана неразберихой первых часов после трагедии. Однако, все эмоциональные высказывания, сделанные в течении двух дней привели к широкому резонансу вокруг причин произошедшего с мобильной группой и Тайфуном. Знаменитое слово «зрада» зазвучало со всех сторон, раскручиваясь уже даже без участия ключевых обвинителей, к которым в эфире канала 112 обратился главный военный прокурор Украины, Анатолий Матиос:

«Прокурором сил антитеррористической операции в зоне АТО факт зарегистрирован, расследуется уголовное производство. Все версии, которые выдвигает следствие, проверяются следственным путем и с помощью негласных следственных действий. Любые комментарии, кто бы ни были — глава военно-гражданской администрации или гражданские активисты — уместны в кругу друзей в закрытом помещении». Господин Матиос добавил: «Категорически настаиваю, что любые комментарии в таких тонких ситуациях со стороны неуполномоченных процессуальных лиц являются неправильными и незаконными».

В свою очередь комбриг Ветер отказывается от любых комментариев, объясняя это отсутствием предмета разговора. Все обвинения считает смехотворными, и не видит смысла даже включаться в эмоциональную перепалку, даже несмотря на то, что в дело вмешивают Тайфуна, который был ему другом.

Смерть Тайфуна по прежнему связывают с засадой на мобильную группу, неверно указывая место его гибели. Несмотря на опровержения, эта версия продолжает ходить по сети и сейчас, появляются фейковые результаты вскрытия Тайфуна, и другие элементы информационного вбрасывания. При этом друг Тайфуна, командир бригады, Виктор Николюк, известен своим бережным отношением к людям, которые не раз говорили о том, что именно благодаря ему на их участке нет больших потерь. Например, об этом говорит Юрий Бондаренко, командир Фасада в своем интервью «Общественному радио». Он же, как и другие служащие 92-й, жаловались на острую нехватку офицеров в подразделениях, жаловался на острую нехватку офицеров в подразделениях. 

Наконец, о маршруте перемещения мобильной группы знала только сама мобильная группа, в засаду они попали в «серой зоне», которая тылом не является, на месте, где неоднократно происходили столкновения с ДРГ.

Итак, ни одного факта, подтверждающего причастность военнослужащих к контрабанде на участке, подконтрольном 92-й бригаде, не было зафиксировано, с этим согласен и Юрий Касьянов. По его словам, сам факт контрабанды может присутствовать только в случае, если есть государственная граница и правила перевозки товаров через нее.

«Если мы говорим о том, что мы признаем ЛНР и ДНР, то тогда да, мы должны работать в рамках государственной границы, и любые другие перемещения товаров за рамками закона по стоимости, по весу, как угодно, будут считаться контрабандой. В данном случае мы не признаем ЛНР и ДНР, насколько я знаю, войну мы тоже не признали. У нас идет некая анти-террористическая операция. А по сути идет война, и там живут наши люди. Я не вижу ничего дурного, если эти люди как-то пытаются выживать. Я бы даже поставлял им продукты питания и все необходимые медикаменты от имени Украины при условии, что это не попадет в руки боевиков, коллаборационистов и оккупантов. Мы должны всячески поддерживать этих людей, иначе мы их точно потеряем».

По словам Юрия Касьянова присутствует лицемерная позиция власти, которая считает законной торговлю эшелонами угля, металла, конфет, но незаконной торговлю продуктами питания. Это создает моральную дилемму для того, кого соблазняют взятками на блок-постах, обычного военнослужащего, которому так или иначе нужно кормить свою семью, считает господин Касьянов. 

92-я бригада держит свои 50 км фронта уже год, многие ее военнослужащие ни разу не ротировались, многие уже не первый месяц ждут демобилизации. В их зоне ответственности приоритетом является оборона наших территорий, и обвинения в том, что большинство даже не считает контрабандой, бойцов, безусловно, задевает. Сейчас всех проверяет военная прокуратура, и действительно, гибель людей должна быть расследована.

Однако, все события, происходящие в реальности, в информационном поле обрастают шлейфом эмоциональных суждений и оценок, которые дают люди, находящиеся на одной стороне баррикад. За занавесом громких, но не подтвержденных фактами слов, сложно найти источник непроверенных сведений. А ведь именно факты, достоверность и взаимное уважение должно предшествовать любому публичному высказыванию персон, имеющих влияние на общество. Общество, что вот уже больше года находится между Сциллой постоянной военной угрозы и Харибдой слухов, конфликтов и перегруппировки представителей власти и гражданского общества. Победить внешнюю угрозу можно лишь консолидацией общества и четким распределением ответственности. Армия должна выполнять свою боевую задачу, а не заниматься контролированием так называемой контрабанды.

Мария Завьялова, Северодонецк, программа «Люди Донбасса» для «Громадського радіо»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.