Слухати

Маріуполю потрібні цінністні, економічні і естетичні зміни — фонд Ізоляція

26 липня 2015 - 22:10
Facebook Twitter Google+
Вже понад рік колектв фонду Ізоляція приживається в Києві, створює чудові події у галузі сучасного мистецтва, літератури, культурології, урбаністики. Ми вирішили поцікавитися про плани фонду
Маріуполю потрібні цінністні, економічні і естетичні зміни — фонд Ізоляція / Програми на Громадському радіо

Анастасія Багаліка: Це проект «Ми різні. Ми разом». Сьогодні в нашій студії Анна Мєдвєдєва, директорка з комунікації в проекті «Ізоляція». І ми поговоримо про те , як живеться проекту родом з Донецька в Києві, чи пройшов за цей вже більше, ніж рік, адаптаційний період и про те, як реагують на мистецтво родом з Донбасу і на сучасне українське мистецтво взагалі мешканці нашої країни. І не тільки. Анно, доброго дня.

Анна Медведева: Здравствуйте!

Анастасія Багаліка: Я пам’ятаю, рік тому, коли «Ізоляція» перебралася в Київ, митці, які були з зони бойових дій, були публічними адвокатами людей, які там залишалися. Чи збереглася ця традиція до цього часу?

Анна Медведева: Если говорить о нас как об институции, то конечно мы представляем один из многочисленных голосов Донбасса. Мы продолжаем заниматься тем же, чем мы занимались в Донецке – мы сохраняем культуру, в первую очередь, индустриальную культуру и создаем новые форматы. Мы считаем, что культура – это одна из возможностей, чтобы инициировать перемены в обществе, которые нам очень нужны. Мы инициировали эти перемены в Донецке и продолжаем заниматься этим же в Киеве. Если говорить конкретнее, то это образовательные программы, культурные проекты и поддержка креативного бизнеса, то есть такой комплекс. С одной стороны, важно всегда в течение жизни продолжать собственное развитие: профессиональное развитие и общее развитие – поэтому мы предлагаем большое количество образовательных программ. С другой стороны, культура – это инструмент социальных перемен, причем, инструмент, который сразу находит путь к сердцам очень многих людей из-за того, что это творческий момент, из-за того, что это эмоционально бывает. Креативный бизнес – это экономический аспект, возможность небольшому бизнесу, который занимается творчеством, развиваться, идти дальше, чему-то учиться.

Анастасія Багаліка: Чим відрізняється життя проекту в Києві від того, що було в Донецьку, ви виросли за цей рік чи просто змінився формат спілкування з країною і з людьми?

Анна Медведева: У нас изменились темы. В нашей деятельности появились темы оккупации, войны – осмысление этих процессов. Мы много думали и думаем о том, что может культура во время конфликта, во время войны. Кроме того, если раньше наша деятельность была достаточно широкой и выходила на международный уровень, сейчас мы не привязываемся к определенному месту, мы находимся постоянно в Киеве как институция, но делаем свои проекты и за пределами страны, и ближе к нашему дому – в зоне АТО, а также в Киеве. Из-за этой разнонаправленности у нас есть возможность достучаться до разных аудиторий, показать нас как выходцев из Донбасса и сохранить мосты, с одной стороны, с Донбассом, и, с другой стороны, построить эти мосты из зоны АТО или из Киева в те страны, которым важно коммуницировать историю: историю культуры во время войны, историю того, что происходит на востоке.

Анастасія Багаліка: Тобто фактично ви й досі публічні адвокати, але вже в більш глобальному цензі?

Анна Медведева: Да, темы изменились. Многие моменты стали стабильными. Например, то, что мы называем «проекты, созданные в диалоге с контекстом». Только контекст в Донецке был одним, сейчас он другой. Мы четко чувствуем все, что происходит, все, что меняется, и отображаем эти перемены.

Анастасія Багаліка: Анна, зараз літо –і до війни так було, і під час війни теж – це традиційний період якихось нестандартних, цікавих масштабних проектів в усіх мистецьких угрупованнях. Які зараз проекти, наразі, в «Ізоляції»?

Анна Медведева: Вы затонули тему лета, и я подумала, что у нас сейчас действующий проект один из самых активных – это проект, связанный с Мариуполем, то есть ближе к морю. Но мы, на самом деле, выбирали не из-за выхода к морю, а из-за того, что фонд «Изоляция» инициировал проект «Смена» – образовательные, культурные инициативы в зоне АТО. Проведя эту серию воркшопов, дискуссий и мастер-классов для различных целевых аудиторий, мы пришли к выводу, что из тех городов, в которых мы были, – это Краматорск, Дружковка, Славянск и Мариуполь – пожалуй, Мариуполю больше всего не хватает поддержки. Поэтому мы планируем открыть там представительство нашего фонда и решили провести там нашу традиционную резиденцию. Мы каждый год, кроме 2014, проводили и проводим такой формат, когда есть возможность сотрудничать с художниками или экспертами в различных сферах, привозить их в определенный город – до этого это был Донецк, сейчас – Мариуполь, Киев – погружать их в контекст, и каждый из них занимается собственным творческим исследованием и при этом взаимодействует с локальной средой.

Мы выбрали Мариуполь, потому что считаем, что этому городу очень нужны перемены, нужен альтернативный взгляд – взгляд не только «Изоляции», взгляд людей, которые связаны с Донецком, с Донбассом, но также взгляд большого количества художников. В нашем случае это также урбанисты, архитекторы, которые могут по-новому посмотреть на те вещи, которые нам кажутся стандартными или уже имеющими статус-кво. Наша международная резиденция называется «Архитектура Украины» и архитектура здесь используется в широком смысле, потому что это все, что стоит между человеком и средой, это все взаимоотношения: это и урбанистика, и антропология, социология, архитектура в плане градостроительства и в целом развития. Наш первый этап прошел в Мариуполе, мы привозили 13 экспертов, участников резиденции, в этот город, общались с историками, архитекторами, изучали индустриальную картину города, индустриальный ландшафт, выезжали в греческие села, смотрели, как город изменился в ходе войны.

Сейчас участники резиденции находятся в Киеве. После этапа, когда они собирали сведения, знакомились с городом, каждый из них продолжает работу над своим собственным проектом. Все эти проекты разные, потому что каждый из участников программы является представителем определенной сферы. Это могут быть художники, урбанисты, архитекторы или же какие-то группы, коллективы, работающие на стыке этих сфер. Сейчас они находятся в Киеве и проводят достаточно регулярно различные события, связанные с архитектурой, урбанистикой. 5-го и 10-го августа они проведут открытые дискуссии, на которые можно прийти, представить свое видение о развитии Мариуполя. В целом резиденции длятся 8 недель, но это только тот этап, который называется резиденциями, то есть проживание группы в пределах одного города или двух городов. Каким-то конкретным результатом мы будем считать небольшую выставку, которая визуализирует данные. В то же время мы делаем акцент на том, что важным моментом является сам процесс коммуникации, процесс познания, процесс открытий, к которым приходят как участники резиденции, так и те посетители, которые задействованы в лекциях, дискуссиях и других интерактивных мероприятиях. Проект продлится еще год дистанционно, скорее всего, в течение этого года будут доработаны идеи, и уже через год мы поймем, к каким более конкретным масштабным результатам мы пришли.

Анастасія Багаліка: А чи будуть ідеї реалізовані, власне ті проекти, які розроблять архітекторі, художники і урбаністи? Чи можна буде їх втілити? І тут, звичайно, стоїть питання бюджету.

Анна Медедева: Да, это хороший вопрос. Мы его тоже задавали в Мариуполе на пресс-конференции, которая у нас была. Я процитирую ответ наших кураторов. Дело в том, что процесс резиденции, процесс взаимодействия с городом – он достаточно непредсказуемый, а результат – тем более. Каждый из резидентов прислал нам до участия свои идеи – так вот они уже немного изменились. И в конце лета, примерно 28-30 августа, у нас будет выставка по результатам. И это пока будет визуализация. Конкретный результат, может быть, какие-то изменения в городе, будет выработан в течение более длительного срока. Я надеюсь, что у нас получится работа с местной властью и в бюджете найдутся деньги. Есть инициативы в рамках этой резиденции, которые предполагают, например, внедрение энергоэффективных технологий. Достаточно бюджетных, я не знаю точных цифр, но это достаточно реалистичные суммы. Я думаю, мы могли мы найти людей, которые разделяли бы ту точку зрения, что нужно менять что-то или с чего-то начинать.

Многие исследования не привязаны к затратным статьям и являются важным срезом того момента, который есть, могут служить для дальнейшей разработки идей, для того, чтобы эту тему подхватывали местные урбанисты, архитекторы. Кстати, когда мы были в Мариуполе, мы пригласили на встречу местных архитекторов, и они нас не отпускали часа 3 или 4, потому что за все годы независимости, это было единственное мероприятие, на котором они все смогли познакомиться, пообщаться, увидеть друг друга. После того как появился фэйсбук, это уже было возможностью выйти офф-лайн. И этот момент нас очень удивил, потому что нет площадки для коммуникации. Власть, видимо, не создает достаточных импульсов для того, чтобы были такие площадки. Желание, низовые инициативы есть, но пока нет формирующего или направляющего момента, который бы помог этим людям развиваться, идти дальше.

Анастасія Багаліка: А чи усвідомлює Маріуполь, як місто, так і люди, які в ньому живуть, що потрібні зміни не тільки в якомусь образі міста, не тільки в якихось візуальних моментах, а і взагалі в стилі міського життя також?

Анна Медведева: Такого исследования мы пока не делали, но я могу сказать, по ощущениям, когда мы ездили в Мариуполь в январе-феврале, и сейчас – я чувствую позитивные перемены. Перемены незначительные, но такие, которые можно почувствовать. Потому что, когда мы были зимой, то тогда казалось, что такое небольшое количество людей, которым вообще что-то нужно и которые хотят меняться, хотят что-то делать. Сейчас ощущение, что их больше. Во-первых, мы затронули в первые свои приезды, может быть, несколько целевых групп, сейчас эта аудитория стала шире за счет того, что к нам присоединились архитекторы, историки, а не только активисты и люди, интересующиеся культурой. Мы осознали, что таких людей больше, чем мы думали. В то же время, конечно, их не так много, как в Киеве. Если говорить о переменах, то наш проект как раз подразумевает перемены не только визуальные, но и больше направленные на изменение систем мировоззрения или выработку критического мышления, развития. Просто для того, чтобы можно было приходить к какому-то мнению самостоятельно или просто желать того, чтобы думать самостоятельно.

Анастасія Багаліка: Я хочу поставити ще одне запитання, яке стосується також Донбасу. У переліку видів діяльності, якими займається «Ізоляція», Ви згадували освітні проекти. Я хотіла запитати, чи потрібні зараз, у стадії війни, Донбасу, територіям, яких ви можете вільно дістатися, освітні проекти і якого вони направлення?

Анна Медедева: Фонд «Изоляция» считает, что нужны. Нужны и образовательные и культурные проекты, так как война рано или поздно закончится, а то, с чем мы дальше будем идти и строить новые модели, это зависит от того, что в головах. А это создается, в том числе, и с помощью культуры и образования. Образование помогает также понять, насколько мир многообразен, сколько возможностей он предлагает, брать эти возможности, развиваться, идти дальше. И это как раз один из тех моментов, который является долгосрочным, долгоиграющим, фундаментальным – долгосрочным импульсом для перемен, которые не возможны сейчас и сразу, но это в будущем. Разумеется, есть потребности более серьезные и более насущные, но мы работаем в сотрудничестве с теми организациями, людьми, низовыми инициативами, которые направлены на то, чтобы помогать создавать позитивные перемены. И в этом плане активисты помогают на своем уровне, власть – на своем, мы помогаем на своем. И образование в действительности помогает твердо стоять на ногах, приходить к своему мнению – это жизненно важно.

Анастасія Багаліка: Анно, чи знаєте Ви, що зараз відбувається з резиденцією «Ізоляції» в Донецьку, і яка доля цього заводу?

Анна Медведеа: Мы знаем не много. В прошлом году, когда состоялся захват территории представителями так называемой ДНР, в сети появился через некоторое время ролик, их было даже несколько, они сняты российским телеканалом «Дождь» – там было несколько интервью с захватчиками территории, которые рассуждали о том, что сейчас на территории, что мы за искусство предлагали дончанам. Судя по всему, судя по этим роликам, судя по данным, которые у нас есть от болггеров, художников, которые удерживались в наших бывших выставочных пространствах, мы знаем, что там сейчас тюрьма, и вся инфраструктура из более чем семи с половиной гектаров превращена в военную базу, базу тренировки боевиков. Мы также знаем, что многие наши инсталляции, которые были созданы в контексте со средой, с Донецком, были уничтожены или сданы на металлолом.

Это тоже видно по фотографиям в соцсетях, которые выкладывают люди, побывавшие там, или каким-то образом связанные с этой территорией. Не так давно, буквально меньше месяца назад, мы узнали о том, что памятник женщинам Донбасса, инсталляция, Паскаля Мартина Таю, созданная художником в рамках проекта «В поисках Времени», которая называлась «Преобразись», она была посвящена женщинам Донбасса, которые в послевоенные годы, после Второй мировой войны, отстраивали Донецк, – это была скульптура: заводская труба под шестьдесят метров высотой, верхушка была сделана из металла и покрашена в красный цвет, таким образом, это была огромная красивая помада, которая в промышленной зоне Донецка очень хорошо просматривалась и была оптимистичным сигналом и данью уважения женщинам Донбасса, она была полностью взорвана – у нас есть видео, оно в открытом доступе находится. Видимо, захватчики территории хотели изъять металлолом, но не рассчитали взрывчатку, потому что разнесло все абсолютно, вся эта работа уничтожена. Иногда у нас есть возможность получать информацию из соцсетей, как я уже сказала, но, по большому счету, ничего не меняется, это все так же захваченная территория и действующая военная база.

Анастасія Багаліка: Чи ви влаштувалися вже повноцінно в Києві і чи плануєте робити тут таку базу, яка потім матиме залишитися на місті, коли закінчиться конфлікт, чи ви все ж таки плануєте повертатися у Донецьк коли-небудь?

Анна Медведева: В Киеве мы искали помещение, искали пространство, которое будет, снова-таки, связано с индустриальной культурой. У нас заняло это какое-то время, потом мы нашли небольшое здание на территории Киевского судоремонтного завода, где мы сейчас и находимся. Это очень красивое место, это промзона Подола, которая по энергетике абсолютно нам подходит. Думаю, что мы с этим местом вошли в определенный резонанс. И мы стараемся не думать о том, что будет потом, в плане возвращения в Донецк, потому что у нас уже была история трансформации, когда бывший завод изоляционных материалов стал площадкой для культурных инициатив, для социальных инициатив, а сейчас это тюрьма и военная база – сложно представить трансформацию в эту сторону, это будет требовать гораздо больше усилий и больше энергии, вообще, это сложно представить, если честно. Поэтому мы стараемся об этом не думать. В то же время Киев мы рассматриваем как площадку для того, чтобы совершать поездки с нашими проектами в зону АТО, для того, чтобы проводить здесь выставки, например, украинских художников, для того, чтобы здесь действовало наше пространство креативных индустрий и зон, для того, чтобы выезжать за пределы Украины и рассказывать, что происходит на ее востоке. У нас есть специальный проект, который называется информационная выставка «Культура и конфликт: ИЗОЛЯЦИЯ в изгнании».

Вот сегодня у нас открытие этой выставки в Аугсбурге, до этого она проходила в Париже в «Palais de Tokyo» и в «DOX» в Праге. Это экспозиция, состоящая из информационных материалов, которые достаточно живо и разносторонне рассказывают о том, что произошло с «Изоляцией» и что в принципе происходит на востоке. Мы собрали мнения разных групп, разных сторон, задействованных в конфликте, в том числе, захватчиков нашей территории, художников, побывавших в плену в ДНР, журналистов – молодых дончан, которые видят свое будущее в пределах Украины, и все это мы показываем, сопровождаем дискуссиями, особенно в таких странах как Германия, Чехия. Это очень важно, потому что информационную войну никто не отменял, и мы считаем важным заявить о своей позиции, попытаться представить этот конфликт нейтрально или с разных сторон.

Анастасія Багаліка: Анна Мєдвєдєва, директорка з комунікації ініціативи «Ізоляція». Цю розмову ми записали у рамках проекту «Ми різні. Ми разом» для «Громадського радіо».

usaid_logo_uaimage001Виготовлення цієї програми стало можливим завдяки підтримці американського народу, що була надана через Агентство США з міжнародного розвитку USAID та Інтерньюз. Зміст матеріалів є виключно відповідальністю автора та не обов’язково відображає точку зору USAID, уряду США та Інтерньюз.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.