«Приватбанк» досі порушує майнові права кримчан», — кримський громадський активіст

30 серпня 2015 - 14:50
FacebookTwitterGoogle+
Найбільший банк України досі не віддав гроші власникам рахунків з Криму. Від розірвання банківських зобов'язань виграли тільки проросійські кримчани, яким тепер не треба повертати кредити

Василь Шандро, ведучий: В ефірі програма «Ми різні. Ми разом», при мікрофоні працює журналіст Василь Шандро, гостем студії сьогодні є голова правління громадської організації «Кримська діаспора» Анатолій Засоба. Вітаю вас, пане Анатолій.

Анатолій Засоба: Доброго дня!

Василь Шандро: Ви минулого року прикували себе наручниками до будівлі Національного банку України і пробули там близько десяти годин, після чого Вас забрала «швидка». Це була дуже резонансна подія. Я прошу коротко нагадати, власне які причини Вас спонукали до такого вчинку.

Анатолій Засоба: Безусловно, люди, когда тогда еще переселились из Крыма, это касалось в первую очередь крымских переселенцев, столкнулись с нарушением их социально-экономических прав и, в первую очередь, отсутствием банковского обслуживания. На тот момент мы боролись с украинскими банками за то, чтобы людям, которые переехали, были возвращены их депозиты, им были разблокированы их карточные счета, пенсии, соцвыплаты, «детские» деньги и другие, зарплатные карты.

Для того, чтоб люди получили доступ к собственным деньгам, для того, чтобы они могли на новом месте хоть на какие-то средства рассчитывать, потому что наличные деньги мало кто держал в руках, люди имели на счетах. А тогда была проблема, что все банки разом заблокировали счета для крымчан, и люди не имели доступа.

Позже появилась проблема с тем, что крымчане, граждане Украины с крымской пропиской стали не резидентами, и надо было бороться за статус резидентства, и вот 710 постанова, спасибо Национальному банку Украины. И наши долгие переговоры — от пристегивания наручниками до круглых столов, они позволили восстановить права хотя бы крымских переселенцев на полноценное банковское обслуживание.

Василь Шандро: Тобто ситуація зараз вирішена?

Анатолій Засоба: Нет, к сожалению, не полностью, потому что, нам удалось вернуть более 100 млн гривен, открыть доступ для крымских переселенцев…

Василь Шандро: Ці 100 млн — це які гроші? Це зарплати, пенсії, соцвиплати?

Анатолій Засоба: Да, да. И депозиты в том числе.

Василь Шандро: Тобто це державні гроші?

Анатолій Засоба: Нет, это деньги людей. Вот у человека была зарплатная карточка, было там 3,5 тысяч гривен, да, она у него была заблокирована, он не имел к ней доступа. Вот эти все усилия привели к тому, что адекватные банки, назовем их так, которые патриоты Украины и честно повели себя в этой ситуации, несмотря на задержки, они все-таки разблокировали счета.

Но, например, «Приватбанк», к сожалению по-прежнему, уже полтора года как, не возвращает людям депозиты, а это законные деньги людей. И здесь нарушение прав человека…

Василь Шандро: А чим вони це пояснюють?

Анатолій Засоба: Они ж говорят, что Россия у них все отобрала, в том числе и наши деньги, я имею в виду крымских переселенцев, поэтому мы их возвращать не будем, до тех пор пока Россия нам не вернет. Хотя все остальные банки, и Ощадбанк в том числе, тоже крупнейший банк в Крыму тогда был, и другие банковские учреждения по возможности вернули, разблокировали, открыли доступ и повели себя корректно.

А ПриватБанк, к сожалению, продолжает нарушать права человека и, к сожалению, президент как гарант конституции также не влияет почему-то на защиту наших законных прав. И вот мы продолжаем бороться именно с вот этим банковским учреждением. С остальными проще получилось, хотя некоторые банки рассыпались, тот же VAB-банк, у людей там были средства определенные, и вот он стал банкротом, так и не разблокировав счета, люди остались на данном этапе у разбитого корыта.

Василь Шандро: Що стосується зокрема бюджетних коштів, так би мовити, наскільки проблеми з ними вирішені?

Анатолій Засоба: Бюджетные деньги, вы имеете в виду какие, те соцвыплаты для переселенцев, которые есть сейчас?

Василь Шандро: Я маю на увазі, що це пенсії, переоформлення, можливо, людина знайшла відповідну роботу державну, або в державній службі, чи в школі, чи медсестра, заборгованості з рештою?

Василь Шандро: С этим меньше всего проблем у нас возникает, то есть люди сориентировались. С пенсиями была сложность, потому что требовали и бумажное дело, и рекомендовали людям вернуться в Крым, забрать это бумажное дело, что ни есть реальным для большинства людей.

так как Украина не разорвала дипломатические отношения с Россией, то было потом принято решение новым главой Пенсионного фонда, они делают запрос на Москву, и Москва уже из Крыма забирает бумажное дело, передает. Это занимает 2-3 месяца, но человек потом получает все-таки украинскую пенсию.

Василь Шандро: Зрозуміло. Про кредити — тут лише є негативи, чи є і позитиви, як би це зараз цинічно не звучало? Тобто як справа вирішилась, наприклад, із кредитами, які люди брали у Криму, і ситуація їх вимусила переїхати?

Анатолій Засоба: Ну, так скажем, те, которые там остались, сепаратистских наклонностей, они конечно же радуются, что они уже ничего не должны украинским банкам, как они считают. Ну а те люди, которые здесь — нам удалось тогда договориться еще с Кубивым, тогда еще был главой Нацбанка, потом Гонтарева меньше уже участвовала в этом процессе, но, тем не менее, на полгода было такое распоряжение Национального банка рекомендовать, что все-таки кредитные каникулы давать людям.

Те люди, у которых были кредитные обязательства, они приходили в банк свой, писали заявления «просим освободить на полгода в связи с обстоятельствами от выплаты, пени и штрафов», и им давали такие каникулы. То есть люди полгода могли ничего не платить, потом, спустя полгода, уже когда нашли работу, как-то адаптировались более-менее, возобновляли выплаты.

О прощении таких кредитных долгов речи не ведется, особенно это касается больших сумм. Предприниматели, бизнесмены конечно же испытывают сложности до сих пор. И мы пока до конца не знаем, как выруливать из этой ситуации.

Василь Шандро: Кримський бізнес і кримські бізнесмени, які покинули Крим, переїхали до Києва, чи не лише до Києва, загалом в Україну, наскільки легко адаптувати тут власний бізнес, якщо це малий або середній бізнес?

Анатолій Засоба: Да, это возможно. Закон о свободной экономической зоне Крым, который в прошлом году был принят, там было буквально три месяца на то, чтобы бизнесменам до 1 января 2015 года вывезти свое имущество коммерческое и которое они используют в своей хоздеятельности, вывезти на материковую часть Украины без всяких там сборов таможенных, налогообложений дополнительных и так далее.

Но об этом знали, к сожалению, только приближенные к власти люди, большие политики, большие бизнесмены, и они это сделали. Остальные же люди, вот про малый, мелкий, средний бизнес мы говорим, они сразу не знали о том, как действует этот закон, что можно, не могли быстро принять решение. И сейчас мы имеем очень много негативных отзывов людей, которые хотят перевезти свой маленький бизнес, предприятия, оборудование, например, сельхозтехнику, эвакуатор, там, или еще какое-то оборудование на материковую часть, а им не границе с Крымом говорят, что вы должны заплатить таможенный сбор, там еще налог заплатить.

И это чуть ли не в полтора раза увеличивает стоимость оборудования. Некоторые бросали прямо в буферной зоне свое оборудование, не могли перевезти, ну а некоторые оставляют это в Крыму, к сожалению. Так вот действовал Закон об особой экономической зоне Крым, и мы бы хотели, конечно, и мы об этом разговаривали с авторами именно закона этого, о том, чтобы этот период еще дать возможность продлить, еще раз открыть на полгода, например, такое окно, чтобы люди беспрепятственно перевезли свое оборудование на материковую часть.

Потому что мы в этом заинтересованы с вами сегодня, чтобы экономику Украины продолжили активные предприниматели, патриоты страны, работая на материковой части.

Василь Шандро: Голова правління громадської організації Анатолій Засоба є сьогодні гостем проекту «Ми різні. Ми разом». Мі говоримо зокрема про економічні питання і економічні проблеми, з якими зіткнулися переселенці із Криму. Пане Анатолію, чи багато спекуляцій на темі вимушених переселенців, зокрема у столиці, де очевидно більшість осіла так чи інакше, бо приїхали шукати нового життя і нового житла у столицю? І як із цими спекуляціями можна боротися? Я маю на увазі, від довідок, які отримати можна за гроші швидше, ніж самому, до житла, до різних махінацій з обмінами, змінами, що ми вам бізнес там залишаємо, тут берем вашу частку і так далі. Тобто, чи є такі випадки?

Анатолій Засоба: К сожалению, они имеют место быть, периодически появляются такие ситуации. Они в основном обусловлены проблемами законодательной базы, неурегулированного вопроса. И вот тот пример, про который я говорил, перетину кордону и имущества, там тоже, к сожалению, люди вынуждены давать какой-то хабар пограничникам, как бы это ни прозвучало, для того, чтобы их пропустили.

Потому что вот такие правовые коллизии, они приводят к тому, что люди вынуждены решать каким-то иным образом свои проблемы. Что касается различных справок и участия государства, то опять-таки, да, каждый понимает по-разному. Украина впервые столкнулась с проблемой внутренне перемещенных лиц, и пытается ка-то вырулить из этой ситуации всей, и, скажем откровенно, социальные службы нашей страны не настолько эффективны, не были готовы к тому, чтобы справиться с этой волной, наплывам полутора миллионов человек только официально, а неофициально их гораздо больше, чтобы их обеспечить всем необходимым.

Поэтому, да, такие препятствия у нас периодически встречаются. Киев занимает первое место по количеству крымских переселенцев и входит в пятерку регионов, в которых живет больше всего переселенцев в целом, в том числе из Донбасса, и каждый десятый переселенец живет в Киеве и Киевской области.

Василь Шандро: Чи з’явилися уже, можливо, серед переселенців або наближених до них людей ті, хто, можливо, на цьому так чи інакше у певний спосіб можуть нагрівати руки. Ми знаємо, що відбувалося минулого року з армією, наприклад, із волонтерським рухом. З одного боку, люди допомагають війську, з іншого, з’являються якісь псевдо організації, які збирають величезні кошти, і ці кошти зникають у невідомому напрямку.

Анатолій Засоба: Я сам в Киеве живу полтора года и, родившись в Севастополе, занимаясь 14 лет уже общественной деятельностью, конечно же я региональное мышление переношу сюда в громадську діяльність, я вижу, что Киев страдает другим восприятием общественной деятельности. В полях оно по-другому, в городе, в регионе, в области совершенно по-другому общественная деятельность ведется, чем здесь.

И еще один момент, что во всем нужны профессионалы. Сегодня в стране, безусловно, всплеск волонтерской активности, гражданское общество развивается, но в общественном секторе, так же как и бизнесе, и в политике, и в журналистике, да, нужны профессиональные люди. И чтобы избежать спекуляций, избежать каких-то мошенников, которые собирают деньги и отдают их в неизвестном направлении, конечно, нужно заниматься этим профессионально, прозрачно и открыто.

Василь Шандро: Можна Вас запитати ще про одну річ, ми часто тут згадуємо про це в соціальних мережах, вдома, це туризм у Криму. Цього року Ви відпочивали у Одесі. Незважаючи на ту ситуацію, яка у нас є із Кримом, багато українців або частина українців до цього часу їздять в Крим, тобто ця інформація очевидно є доступною, і навіть ми можемо зустріти серед своїх знайомих, чи близьких, чи далеких, людей, які там відпочивали. Кримський туристичний бізнес насправді постраждав, чи це ми хочемо вірити в те, що він постраждав?

Анатолій Засоба: Безусловно пострадал. Ему сложнее, чем было раньше. Потому что, несмотря на то, что говорят, российский турист оставлял всегда больше денег, чем украинский, а украинский 60-70 % составлял от количества людей. Безусловно, поток упал в Крым туристов, и в первую очередь пострадали простые смертные люди, занимавшиеся туристическим делом, сдавая свою квартирку или минигостиницу, потому что, насколько нам известно, Российская Федерация хотя бы путевками, госзакупками обеспечила приток людей, детей в большие санатории Крыма и базы, которые теперь принадлежат оккупационным властям.

А вот простые люди, к сожалению, страдают и не имеют средств к существованию, потому что обычно, особенно курортные города, зарабатывали летом, а зимой могли себе позволить пережить зиму за счет этих средств. Конечно же пострадал, конечно же, и курс рубля, который мы видим, как он стремительно падает, и как все изменилось в самой Российской Федерации, а на Крыме это отразилось еще больше, и без того там проблем хватает.

Поэтому, конечно, по крымчанам видно, что у них и финансовые ресурсы на исходе, запасы на исходе финансовые, поэтому им тяжко приходится в экономическом плане.

Василь Шандро: Що в Одесі ви зустріли? Як Одеса змінилась через те, що тепер основний потік, очевидно, до них?

Анатолій Засоба: Да, большой поток, конечно, к ним, но Одесса, наверное, все-таки больше к сожалению, напомнила чем-то Севастополь в плане ментальности, в плане подхода к туристам понаехавшим. К сожалению, я бы сказал, что там в большей степени мы столкнулись с отсутствием культуры гостеприимства, нежели с высоким качеством и сервисом. Ну у Одессы есть все шансы на то, чтобы реформироваться, осознать свою сопричастность, гостеприимство и понимать, что туристов они могут успешно принимать.

Василь Шандро: Ви сказали, «як у Севастополі», що це означає на конкретних прикладах?

Анатолій Засоба: Ну, локальный патриотизм, он очень граничит с сепаратизмом, будем говорить честно. За Одессу надо сегодня всем нам побороться. Не только Саакашвили, не только политикам, но и каждому из нас продолжать бороться за то, чтобы Одесса чувствовала свою сопричастность с Украиной. Вот мы поездили – и в Николаеве были, и Херсонскую область проезжали, Днепропетровскую, Запорожскую — и везде мы видели обилие жовто-блакитних кольорів, а в Одессе мы, к сожалению, не много этого встретили. Не хочу, чтобы слушатели думали ка-то пессимистично, просто нужно воспринимать реальность и заботиться о том, чтобы Одесса была с нами.

Василь Шандро: Чому нас і Крим не можна розділити, розірвати, роз’єднати в економічному сенсі зокрема. Ми не зачіпали сьогодні культуру та інші речі, гуманітарну сферу, але в економіці?

Анатолій Засоба: Нет политической воли. Нет политической воли — и в это все всегда упирается, к сожалению, в нашей стране. И мы знаем, что и выделение земельных участков сейчас для переселенцев – когда нет политической воли, людям не дают кусок земли, на котором они б уже начали строить свое жилье, этим самым и подпитывать экономику страны. А полтора миллиона человек сейчас думает о том, как бы начать новую жизнь на новых территориях. Поэтому экономическую блокаду никто и не делает. Ну, плюс бизнес интересы…

Василь Шандро: А Ви б зробили блокаду?

Анатолій Засоба: Я бы — да, скорей я бы склонился к этому. Потому что патриоты Украины в Крыму, которые там сейчас живут, они об этом говорят. Они говорят о том, что, ну, закройте, пусть Крым почувствует, что такое жить без Украины. А то получается, что Крым сейчас, как ласковое теля, у двух маток сосет: и от России что-то получает, и от Украины. Но люди же должны понимать ответственность за свои какие-то действия, почувствовать, что такое жить в оккупации. Потому что, одно дело, прекратили сообщение поездами, давайте про экономическую блокаду тоже говорить.

Василь Шандро: Голова правління громадської організації «Кримська діаспора» Анатолій Засоба був гостем нашої студії у проекті «Ми різні. Ми разом». У студії працював журналіст Василь Шандро. На все добре.

usaid_logo_uaimage001Виготовлення цієї програми стало можливим завдяки підтримці американського народу, що була надана через Агентство США з міжнародного розвитку USAID та Інтерньюз. Зміст матеріалів є виключно відповідальністю автора та не обов’язково відображає точку зору USAID, уряду США та Інтерньюз.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.