«В ДАП ще є тіла загиблих військових», — керівник пошукової місії

15 жовтня 2015 - 14:53 105
Facebook Twitter Google+
Працювати у аеропорту пошуковцям досі небезпечно, але місія повернеться обстежувати термінали, коли отримає дозвіл від іншої сторони

«На злітній смузі ми як на долоні. А стрілянина довкола аеропорту досі триває» — каже керівник місії «Чорний тюльпан» Ярослав Жилкін. Шукати у аеропорту важко ще й через те, що територія хаотично замінована. «Перед нами йшли сапери» — говорить Жилкін про роботу пошуковців.

Анастасія Багаліка: Про те, що ви знайшли тіла трьох загиблих заявили в штабі АТО. Для всіх ця тема дуже болюча. Скажіть будь ласка, що саме конкретно було знайдено вами в аеропорті і що ви там бачили?

Ярослав Жилкін: Был долгий согласовательный процесс. Через координационный центр удалось все-таки получить разрешение на проведение этих работ. Ввиду того, что аэропорт и место поиска, в частности нас интересовала взлетно-посадочная полоса, там были сообщения о потерях и без вести пропавших. С той стороны тоже были запросы. По согласованию, удалось обеспечить тишину на данном участке фронта, хотя по бокам слышались взрывы и стрельбы, но на нашем участке все было нормально. Мы смогли осмотреть заранее запрошенные точки — это район вышки, район РВС, был на «взлетке» подбитый танк. Могу сразу сказать, что очень опасно работать, потому что много неразорвавшихся припасов и минная обстановка не понятная. Каждая из сторон наставила много растяжек и противопехотных мин, карты минирования ни у кого нет. Приходилось работать совместно с саперами, которые шли впереди и осматривали территорию и мы передвигались по указанным ими точкам.

Возле танка ничего не удалось обнаружить, в районе вышки тоже. Там много зарослей и территория не маленькая, обследовать быстро не смогли. Поверхностный осмотр ничего не дал. В Районе РВС нашли одно тело, там было три подбитой украинской техники. Были найдены фрагменты тела, к сожалению, собаки растащили останки, что смогли обнаружить — собрали. Очевидно, они принадлежат одному человеку, было видно, что он член экипажа подбитого МЛТБ. В районе руин нового терминала нам передали останки вероятно двух человек.

Это был первый шаг, мы приехали и оценили объем работы, посмотрели, насколько сложно их выполнять.

Анастасія Багаліка: Ви шукали безпосередньо навколо терміналів, а в самі термінали ще не заходили?

Ярослав Жилкін: Как уверяет та сторона, во все уголки терминалов они позаглядывали. Остались еще неразобранные завалы и там возможно будут найдены еще фрагменты тел. Сейчас надо сконцентрировать усилия по сбору информации об участниках конфликта, для того, чтобы выяснить возможное местонахождение этих останков. Еще осталось пару мест, которые мы планировали посетить, но уже в следующий раз, думаю, нам удастся их обследовать. Это район пожарки, район между старым и новым терминалом, где были столкновения, и техника еще осталась.

Галина Бабій: В Києві вже є спільнота «Невідомий солдат». Ви говорите, що є останки, які зовсім маленькі і можливо належать різним людям. Чи може бути в еру ДНК експертизи таке поняття, як невідомий солдат, чи навіть за малесенькими останками можна визначити, кому належало тіло?

Ярослав Жилкін: Бывают случаи, когда человек либо полностью сгорает, либо утрачено много времени и останки пропадают в неизвестном направлении. Без вести пропавшие навсегда будут, к сожалению, но и время утрачено и разные случаи были.

Анастасія Багаліка: Я б хотіла ще запитати про три тіла, які ви знайшли. Щось дає вам впевненість, що це тіла саме українських військових?

Ярослав Жилкін: Стопроцентный результат я не могу дать. Когда перед тобой лежит просто череп, практически без плоти. Рядом вроде и каска украинского образца, но это не дает уверенности.

Анастасія Багаліка: Ви сказали, що треба приїжджати і шукати ще. Коли це вдасться реалізувати?

Ярослав Жилкін: Это очень опасное место, ты работаешь на взлетке, а она простреливается со всех сторон. Находясь на линии соприкосновения крайне неуютно. Если начнется обстрел, то даже бежать будет некуда.

Галина Бабій: А невже не оголошено перемир’я, щоб зараз відводити війська?

Ярослав Жилкін: Надежда есть. С нами были представители Красного Креста и ОБСЕ, что предавало уверенности в проведении работ. Пока все не утихло, надо привлекать международные службы для того, чтобы они обеспечивали безопасность.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.