В Крыму начались облавы на граждан турецкой национальности, — Гаяна Юксель

03 грудня 2015 - 15:23
FacebookTwitterGoogle+
Обыски и запугивания крымских татар в оккупированном Крыму продолжаются, репрессии коснулись уже и других представителей национальных меншинств на полуострове

Президент Росії Володимир Путін прибув до Криму, і одразу поїхав в «Крименерго». Адже на півострові — темрява, електроенергія у міста подається лише по кілька годин на добу. Водночас, на півострові продовжуються утиски кримських татар. У середу ФСБ проводили обшук у будинку лідера Судакського Меджлісу. А керівник окупаційної влади Аксьонов заявив про намір розстрілювати за морську блокаду півострова. Що повинна зробити Україна для захисту своїх громадян на окупованій території? Шукаємо відповідь на це питання разом з гостею студії, членом «Меджлісу» кримськотатарського народу, директоркою інформаційного агентства «Кримські новини» Гаяною Юксель.

Дмитро Тузов: Що відбувається сьогодні в Криму?

Гаяна Юксель: Надо сказать, что на протяжении последних 10 лет наша информационная служба работала в Крыму. В связи с последними событиями, как проукраинское СМИ, мы были оттуда выгнаны, также как и АТR. Ситуация на полуострове находится под нашим пристальным контролем. Ситуация, конечно же, сложная. Крымские татары — самая уязвимая категория граждан на Крымском полуострове. Весь крымскотатарский народ не принял те изменения, которые были начаты в феврале 2014 года.

Дмитро Тузов: Хоча були спроби розколоти, так?

Гаяна Юксель: Конечно. В феврале 2014 года Меджлис провел 28 заседаний, практически каждый день мы собирались. И я помню те бесконечные делегации, которые приезжали к нам из Казани( Татарстана), из Кавказа. Вдруг обнаружилась такая любовь к нам. И сейчас все те действия, которые проводит оккупационная власть по отношению к крымским татарам, они вполне ожидаемы и предсказуемы.

Дмитро Тузов: Які останні факти репресій, що зараз відбувається в Криму? Ми чули, що проводяться обшуки?

Гаяна Юксель: Да, идут обыски. Система Меджлиса представляет собой систему национального самоуправления. Меджлис имеет представительство во всех 14 районах Крымского полуострова. Первыми пострадали именно представители Меджлиса в тех или иных районах. Но это верхушка айсберга. На самом деле работа по сбору информации об этих членах ведется давно. Собирают сведения у соседей. Как живет? На что живет? Чем занимается?

Дмитро Тузов: Наприкінці 80-х та на початку 90-х теж саме було в Києві, коли до активістів приходили люди з червоними корочками, точніше — до двірників , і розпитували. Це був психологічний тиск. Бо двірники передавали, що людиною цікавиться КДБ.

Гаяна Юксель: Мы воочию наблюдаем весь комплекс мер, методов, форм работы спецслужб по сбору информации и получению сведений о тех или иных персонах, или группах лиц. В университете в Крыму были выставлены траст-боксы, так называемые «коробки правды». Любой желающий мог написать туда, якобы, для усовершенствования работы университета. На самом деле это возрождение стукачества и доносов. В том числе и на преподавателей. Это работа со студентами, с молодежью, которая еще толком не вовлечена в политические процесы.

Если росийская власть пришла в Крым, давала обещания, почему она сейчас не выполняет обещания сладкой жизни?

Дмитро Тузов: Окупаційна влада несе відповідальність за забезпечення місцевого населення. Росія взяла на себе відповідальність збройним шляхом, відібравши Крим у України. І чим більше грошей з бюджету РФ піде на постачання електроенергії, постачання продуктів, води, тим менше грошей залишиться на системи «Торнадо», які обстрілюють схід України?

Гаяна Юксель: Совершенно верно. Если пришли, то несите ответственность за ту территорию, которую оккупировали.

10 августа моему мужу, гражданину Турции, ФСБ запретила въезд на ту территорию, где 20 лет он проживал. К сожалению, сила, которая применяется к нам, требует хотя бы несогласия. Ведь Путин, после захвата Крыма, не остановился. Начался вооруженный конфликт на Донбассе. Некоторые граждане Турции, которые находились в Крыму, поначалу радовались, что туда пришла Россия. Они полагали, что откроется 200-миллионный рынок. И тогда их предупреждали, что и до вас очередь дойдет. Не бывает так, что беда приходит только в один дом. И что мы сейчас наблюдаем: по всему Крыму идут облавы на турков. Их вызывают, их запугивают, их заставляют отдавать бизнес. Поэтому, блокада, конечно же, это вынужденная мера.

Дмитро Тузов: Посилення блокади можливе?

Гаяна Юнкель: Это открытый вопрос. Это реакция на то усиление репресий, которое мы наблюдаем в Крыму.

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.