Слухати

В деле о запрете Меджлиса «суд» не принял ни один из доводов организации

05 травня 2016 - 15:10 116
Facebook Twitter Google+
Представители Меджлиса получили на руки решение суда о запрете своей организации и признании ее экстремистской на территории России

Решение, в так называемом Верховном суде Крыма, было принято еще 26 апреля. Решение расписано на 21 страницу. Но ни один из доводов Меджлиса крымским «судом» не принят.

naryman_dzhelyal_0.jpg

Нариман Джелял // hromadskeradio.org
Нариман Джелял
hromadskeradio.org

«Суд повторил исковое заявление и доводы, которые были указаны прокуратурой против Меджлиса. Ни один из доводов, который мы на суде привели в свою защиту, суд не учел в своем решении», — заявил первый зампред Меджлиса Нариман Джелялов.

По его словам, суд признал экстремистскую деятельность Меджлиса лишь по совокупности данных. Ему вменили проведение якобы несанкционированных митингов и приписали частные высказывание председателя Рефата Чубарова, которые не принимались коллегиальным органом Меджлисом. Прямых доказательств, подтверждающих экстремистскую деятельность Меджлиса, суд не указал.  

«Большая часть внимания уделена якобы несанкционированным мероприятиям, особо указывается митинг 26 февраля и 3 мая 2014 года. Отдельно и очень много говорится о высказываниях Рефата Чубарова. Его высказывания в поддержку блокады Крыма, энергоблокады, деоккупации Крыма, возвращение его де-факто в состав Украины. Но суд, как и прокуратура, не смог найти каких-то убедительных доказательств вины Меджлиса с точки зрения как коллегиального органа. В решении прямо говорится — по совокупности неких данных суд приходит к мнению, что Меджлис является экстремистской организацией и чтобы восстановить законность, только запретить и никак иначе нельзя воздействовать на Меджлис крымскотатарского народа. Мы делаем вывод о том, что предъявить непосредственно Меджлису, ни суд, ни прокуратура, ни кто-либо не смог. Я приведу пример, в судебном решении упоминаются некие несанкционированные мероприятия, но я вас уверяю, что суд, ни прокуратура не сможет предъявить хоть одного административного дела в отношении Меджлиса о несанкционированных публичных массовых мероприятиях. Потому что их не было. Как вы можете нас обвинять в том, чего не было. Суд, как я уже говорил, признался, что по каким-то около и рядом совокупности каких-то утверждений может претендовать на некую фактологическую достоверность, тем самым они приходят к выводу, что Меджлис является экстремистским. Я думаю что такое громкое обвинение, маловато было строить на таких сомнительных доказательствах», — пояснил Нариман Джелялов.

Вместе с тем суд признал существование местных и региональных меджлисов на территории Крыма, но не признал те, которые функционируют за пределами полуострова. Тем самым, так называемый Верховный суд Крыма, отказал признавать Меджлис крымскотатарского народа  международной структурой, — уверен Джелялов.

«Очень такая выборочная позиция. Они говорят, вы не предоставили доказательств деятельности меджлисов на территории Херсонской, Запорожской и Киевской областей. Но извините, по работе Меджлисов в Крыму и Севастополю тоже ничего не предоставляли, но вы считаете что они есть, только потому что они записаны в записке ФСБ и все что ли? Фактически в нарушение закона суд ссылался в своем решении на оперативные данные ФСБ. Но оперативные данные не могут быть доказательством. Это всего лишь какие-то наработанные факты, которые нужно расследовать и доказать. Мы читая докладную записку ФСБ в прокуратуру, мы указали, там пишется, что делегаты Курултая избирались в Киевской, Херсонской и Запорожской областях. Вот вам чем не доказательство, само ФСБ об этом пишет».

Теперь, судя по решению, преследованиям вместе с членами Меджлиса крымскотатарского народа могут подвергнуться и представители местных и региональных структур национального органа самоуправления, — уверен первый зампред Меджлиса. Суд посчитал их структурным подразделением Меджлиса крымскотатарского народа. Но структуры, по их уставам, являются самостоятельными исполнительно-представительными органами местного национального самоуправления. В этих структурах задействовано более двух тысяч человек.

«Суд удовлетворил желание прокуратуры иметь возможность преследовать за участие в экстремистской организации как можно более широкий круг лиц наших соотечественников… Я лично утвердился в своей мысли о том, что суд всего лишь должен был ну хоть как-то юридически оформить давно принятое решение, и в не совещательной комнате суда, решение о запрете. Я считаю что решение было принято совершенно иными лицами, совершенно в ином месте, а суд всего лишь должен был придать некую видимость правосудия», — рассказал первый зампред Меджлиса Нариман Джелялов.

Меджлис сейчас готовит апелляцию в Верховный суд Российской Федерации, хотя и не надеется отстоять там правоту. Поэтому одновременно организация начинает готовить иск в Европейский суд по правам человека.

Напоним, решение запретить Меджлис и признать его экстремистской организацией было инициировано так называемым прокурором Крыма Натальей Поклонской. По ее словам, запретить представительный орган крымскотатарского народа попросили сами же крымские татары. Якобы, в феврале этого года несколько пророссийских крымскотатарских организаций, которые были созданы после аннексии Крыма, обратились в прокуратуру с соответствующим заявлением.

Корреспондент из Крыма для «Громадського радио»

Материал создан при поддержке Фонда Генриха Белля

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.