Слухати

Громадське Радіо / Скачати зображення

Правова абетка: проблеми з перетином лінії розмежування в АТО

13 вересня 2017 - 12:08 40
Facebook Twitter Google+
Понад мільйон українців живуть на тимчасово непідконтрольній території в ОРДЛО. Багатьом з них доводиться перетинати лінію розмежування. Які ж при цьому виникають проблеми і як можна їх уникнути?

51 випуск подкасту Олега Шинкаренка та Олени Сапожнікової  «Правова абетка» на Громадському Радіо виходить за підтримки мережі громадських приймалень та Центру стратегічних справ Української Гельсінської спілки з прав людини. Цей випуск із координатором громадської приймальні у Маріуполі Тетяною Самодерженковою присвячений порядку перетину блокпостів другого рубіжа та труднощам, з якими стикаються мешканці із реєстрацією на тимчасово непідконтрольній території.

Олег Шинкаренко: Два роки тому, головною проблемою перетину блокпостів на непідконтрольну територію була, наприклад, небезпека загибелі через обстріл російськими «Градами», також тебе могли затримати за абсолютно надуманими міркуваннями, наприклад, тому що твоє ім’я потрапило до якогось «чорного списку». А що відбувається тепер, Тетяно? Скажіть, будь-ласка, а що взагалі таке «блокпост другого рубежу»? Чому не першого або не третього? Скільки їх там взагалі?

tetyana_samoderzhenkova.jpg

Тетяна Самодерженкова // Громадське Радіо
Тетяна Самодерженкова
Громадське Радіо
Тетяна Самодерженкова: У нас есть временный порядок пересечения постов по линии разграничения Донецкой и Луганской области. В этом временном порядке четко есть понятие «блокпоста». Блокпост, согласно этого порядка, это заградительный пункт в определенном месте, точнее в районе проведения антитеррористической деятельности, который предназначен для контроля за движением людей, транспортных средств и проверки лиц, которые пересекают линию разграничения, документов, удостоверяющих личность, личного досмотра, осмотра вещей, которые находятся при людях и транспортных средств, с помощью которых люди совершают пересечение этих путей. Значит, согласно размещения и вида контроля, у нас есть блокпосты первого рубежа и блокпосты второго рубежа и контрольно-пропускные пункты въезда-выезда, которые чаще всего находятся на самом блокпосту. Блокпост второго рубежа уже находится непосредственно у линии разграничения, пост первого рубежа ближе к нашей контрольной территории.

Олег Шинкаренко: А навіщо вони розрізняються? Перший, другий, яка різниця між ними?

Тетяна Самодерженкова: Потому что все основные контрольные функции совершаются на контрольном пункте въезда/выезда, то есть, пункт первый принимает, проверяет документы, выдает контрольный талон и транспортное средство, на котором люди пересекают эти блокпосты и дают контрольный талон, с помощью которого обязательный въезд. Без контрольного талона въезд на блокпост вообще запрещён, а уже на самом пропускном пункте органы пограничные, фискальной службы уже проверяют документы и вещи которые можно перевозить.

Олег Шинкаренко: Ага, я зрозумів, тобто на блокпосту першого рубіжа перевіряють тільки документи, а на другому рубіжі ще й перевіряють ваші речі.

Тетяна Самодерженкова: Да.

Олег Шинкаренко: А що потрібно мати громадянину, якщо скажімо у нього там якась квартира на непідконтрольній території або якесь майно, або він там навчається?

Блокпост второго рубежа уже находится непосредственно у линии разграничения, пост первого рубежа ближе к нашей контрольной территории.

Тетяна Самодерженкова: Пересечение блокпоста возможно только при наличии документа, удостоверяющего личность, и разрешения, которое в реестре обязательно должно быть получено человеком, и вот там есть цель, с которой вы собираетесь пересечь.

Олена Сапожнікова: «Разрешение» на що?

Тетяна Самодерженкова: На пересечение, на пересечение границы с неподконтрольной территорией.

Олена Сапожнікова: А хто його видає?

Тетяна Самодерженкова: Это есть на сайте СБУ, выдает оперативный штаб при антитеррористической операции. На сайте СБУ есть, и можно непосредственно обратиться к людям, которые находятся на подконтрольной территории, на блокпост первого рубежа, подав лично заявление. То есть подаётся заявление, в котором указывается цель поездки на неподконтрольную территорию, опять же, это право собственности может быть, родители, которые находятся там, захоронения. Надо объяснить цель, для чего вам нужно туда попасть, на неподконтрольную территорию. Вот, поэтому, пересечение блокпоста возможно, только если ваши данные внесено в реестр, и если человек при оформлении заявки на пересечение дает согласие на обработку своих персональных данных. Потому что, когда человек подает эту заявку, может это подать непосредственно на сайте СБУ, и проходит проверку человек в течении 20 дней рабочих, не позднее 20 рабочего дня ему выдается разрешение, если остановка этого разрешения, то в течении 10 рабочих дней, все видно в реестре. И поэтому человек, который находится в этом реестре, имеет право на свободное пересечение этого блокпоста.

Олег Шинкаренко: Тобто в найгіршому випадку треба чекати 20 днів цього дозволу, щоб просто потрапити туди, якщо в тебе якась термінова справа, то потрапити туди абсолютно неможливо.

Тетяна Самодерженкова: Вообще, люди предварительно дают уведомление, у нас есть порядок, и этот порядок при сегодняшней ситуации он, конечно, для того, чтобы противодействовать терроризму и дать возможности людям как можно легче пройти.

Олена Сапожнікова: А якщо людина не знала і приїхала вже до цього блокпоста, і каже: «я хочу проїхати», що їй скажуть?

Тетяна Самодерженкова: Ее не пропустят, обязательно пересечение только при наличии документов и ведомости.

Олена Сапожнікова: То це однозначно, ніяких винятків не зроблять?

Тетяна Самодерженкова: Нет, нет.

Олег Шинкаренко: А до вас звертаються в приймальню люди, яким треба перетнути ці рубіжі, і в них це не виходить, ви їм якось з цим допомагаєте?

Право не стоять в очереди имеют определенные люди: инвалиды первой и второй группы, люди старше 70 лет, женщины с явными признаками беременности и люди, у которых есть дети до трех лет. 

Тетяна Самодерженкова: Чаще всего сам порядок обращения, за самим порядком могут обратиться, но люди уже за такое время, больше трех лет, конечно, уже знают, что и как, и где проезжают. Поэтому первые, конечно, сложноси возникали, в самом начале, сейчас уже намного легче людям. Чаще всего возникают вопросы сейчас не с пересечением, а с возможностью как-то побыстрее пройти блокпост. Но опять же, согласно этому временному порядку пересечения, чтобы не стоять в очереди, имеют право определенные люди: это инвалиды первой и второй группы, это люди старше 70 лет, женщины с явными признаками беременности и люди, у которых есть дети до трех лет, но это решение принимается индивидуально, уже на самом пропускном пункте. А так чаще всего вопросы возникают по поводу возможности перевозки товаров, личных вещей каких-то.

Олена Сапожнікова: А куди можна поскаржитися, якщо не пропустять або не нададуть перевагу?

Тетяна Самодерженкова: На сайте СБУ есть телефоны горячей линии, они доступны всем, и я всем рекомендую, перед тем как готовиться к этой поездке, зайти на сайт СБУ и почитать этот временный порядок пересечения.

Олена Сапожнікова: А можете назвати ці номери?

Тетяна Самодерженкова: 044 284 00 07 — тут можно оспорить неправомерные действия чиновников, телефон горячей службы фискальной службы еще — 099 605 42 47. Еще есть информаційно-довідковий департамент фискальной службы 0800 501 00 77, координационная группа 097 010 94 25.

Олег Шинкаренко: А якщо людина провозить якісь товари, персональні речі, то що можна провозити, а що ні?

Перед перевозкой вещей необходимо посмотреть, что можно перевозить и распечатать список разрешенных вещей, чтобы потом не было никаких усложнений на самом пункте пересечения.

Тетяна Самодерженкова: До 2017 года на сайте СБУ был перечень документов. В марте был утвержден новый перечень Кабинета Министров, согласно которому можно перевозить на неподконтрольную территорию и обратно товары на сумму до 10 000 гривен и весом не больше 75 килограмм на одного человека. Перечень этих документов продуктов и промышленных товаров четко обозначен. Я всем рекомендую перед перевозкой, особенно если это первый раз человек будет ехать, посмотреть, на что он имеет право, или распечатать, чтобы у него потом не было никаких усложнений на самом пункте пересечения.

Олег Шинкаренко: А як поміряти вартість цих товарів?

Тетяна Самодерженкова: Чаще всего люди берут чеки с собой для того, чтобы показать, это касается продуктов питания, потому что на самом деле люди приезжают за оформлением своих документов, оформления пенсии, каких-то других видов социальной помощи, и за это время покупают продукты питания, гигиены, потому что говорят, что немножечко дешевле на территории Украины. Но, чаще всего они едут с чеками, там будет видно это все.

Алкоголь можно перевозить лицам, которые достигли 18 лет.

Олена Сапожнікова: А можете назвати, які продукти не можна перевозити? 

Тетяна Самодерженкова: Вот, я видела вопрос по алкоголю, значит алкоголь можно перевозить лицам, которые достигли 18 лет, и там тоже четко прописано: до 5 литров пива, 2 литров вина и одного литра более крепкого.

Олег Шинкаренко: Тобто певні існують обмеження, а що ще не можна провозити?

Тетяна Самодерженкова: Касательно денежных средств очень часто возникают вопросы. У нас была история с изъятием денежных средств, когда на пункте пересечения нигде не было указано, что нельзя провозить денежные средства или в каком количестве нельзя. То есть, это не дает возможность людям правильно подготовиться к пересечению границы, блокпоста с определенной сумой. У нас человек на подконтрольной территории со своих счетов снял денежные средства, взял с собой все депозитные договора, взял с собой все квитанции о том, что он снимал и при пересечении блокпоста, когда у него спросили, что вы перевозите, и в каком размере, эти денежные средства у него были изъяты. У него остались на неподконтрольной территории родители, и он не знал, как он к ним может попасть. Сумма была не маленькая, около 40 тысяч долларов, но она была в разной валюте, при этом у него были документы, подтверждающие, где он взял эти денежные средства. И когда у него спросили, он, думая, что у него все законно, их предъявил. Эти денежные средства были изъяты, на них был наложен арест, сама процедура ареста проходила, на наш взгляд, незаконно, потому что на разных блокпостах, я сейчас говорю о 2014 году. Это просто история, за которую мы боролись года полтора. Значит денежные средства, а у других, посторонних людей изымались флешки, карточки. Закончилось тем, что мы в судах пытались снять арест. Мы сняли арест, суды, нарушая практику, которая у них, есть выносили решения об аресте, мотивируя тем, что не доказано, где и как мы будем тратить эти денежные средства.

Олег Шинкаренко: Тетяно, а що було з тими грошима? Їх повернули йому назад? Чи він так і не зміг їх завезти туди?

Тетяна Самодерженкова: Нет, вернули. Он больше не пробовал их туда завезти. Их вернули, это была просто длительная процедура, полтора года мы не могли снять ареста, доказывая то, что человек имеет право провозить эти денежные средства, что к нему нет никакого подозрения, ничего, и основания суда, что он не может доказать, куда они будут израсходованы, это не является правовым основанием. На сегодняшний момент я хочу обратить внимание, что в порядке пересечения и перечня товаров там прописана платежная карточка, не более 3 штук. Поэтому, когда вы планируете перевезти какую-то суму денег, я рекомендую везти ее на самой платежной карточке, чтобы не было вариантов, что эти денежные средства где-то будут изъяты, потому что про сами денежные средства нигде не прописано.

Олег Шинкаренко: До банківської картки не виникає жодних питань?

Тетяна Самодерженкова: Раньше возникали, на сегодняшний момент нет.

Олег Шинкаренко: Тобто там може бути хоч мільйон доларів на ній.

Тетяна Самодерженкова: Их же никак не проверишь на сегодняшний момент. Эту информацию невозможно проверить. Если есть, конечно, какие-либо подозрения у сотрудников блокпоста, тогда это могут быть какие-то запросы, на сегодняшний момент мы больше с такими проблемами не сталкивались.

Олена Сапожнікова: Я би хотіла звернути увагу, що в нас ще друга така частина нашого подкасту, це про проблеми із реєстрацією на непідконтрольній території, і так всім ще відомо, зараз реєстрація — це місце проживання, а раніше це була як прописка, такий аналог, схоже на те, що як раніше була прописка. В чому виникають проблеми саме з реєстрацією місця проживання?

Тетяна Самодерженкова: Нет, почему, у нас сейчас люди, которые обращаются в центры административных услуг. Они должны при себе иметь справку внутренне перемещённой особы, и при этом, когда получают паспорт, особенно дети, которые сейчас достигли 14 лет, вот им надо предоставлять определенные документы. Вот, на сегодняшний момент, таких проблем я не могу сказать.

Олена Сапожнікова: А яким чином це відбувається? Вони мають обов’язково звернутися в певну інституцію, прийти особисто, письмову заяву написати? Що вони мають зробити?

Тетяна Самодерженкова: Для получения паспорта, ребенок, который сейчас достигнет 14 лет, с неподконтрольной территории должен лично приехать в центр административных услуг.

​Олег Шинкаренко: А дійсно люди з непідконтрольних територій хочуть отримувати українські паспорти? Наскільки багато таких випадків?

Тетяна Самодерженкова: Почти все. Я так понимаю, что все равно заинтересованы в получения гражданства Украины, включая и паспорта, которые для выезда за рубеж, биометрического паспорта.

Олег Шинкаренко: А до вас такі громадяни звертаються з непідконтрольної території?

Тетяна Самодерженкова: Нет, они к нам по таким вопросам на сегодняшний момент, уже все таки три года прошло и уже более менее налажена процедура, единственное что это время надо, чтобы человек приехал. Он оформляет паспорт, ему дают месяц на оформление, дают ему справку и при пересечении эта справка, что он обращался в органы, она является документом для того, чтобы можно было пересекать этот пункт.

Олена Сапожнікова: Скажіть, будь-ласка, чи виникають якісь проблеми, оскільки всі документи, які видані з 2014 року, вважаються недійсними на нашій території. А що це за документи? Ви зустрічалися з такими? Приносили в вашу приймальню такі документи на непідконтрольних територіях?

Тетяна Самодерженкова: Нет, если мы сейчас говорим о факте рождения и смерти, то конечно.

Олена Сапожнікова: Які ще можуть видати документи на непідконтрольній території?

Тетяна Самодерженкова: На самом деле, справки из ЖЕКов и тому подобное.

Олена Сапожнікова: І це все в нас не визнається?

Тетяна Самодерженкова: Я не могу сказать, что их не выдают с украинской печатью.

Олена Сапожнікова: Тобто їх фактично не можна розрізнити, так?

Тетяна Самодерженкова: Да, есть документы, которые люди привозят уже, справки, и вообще я хочу сказать, что все-таки лояльно Украина относится к правам людей, которые остались на неподконтрольной территории.

Олег Шинкаренко: А в чому це проявляється?

Тетяна Самодерженкова: В том, что даже справки от ЖЕКов, где стоят печати неподконтрольных организаций, они в любом случае принимаются ко вниманию.

Олег Шинкаренко: Тобто там буквально на штампі стоїть ДНР/ЛНР, і ми їх приймаємо?

Тетяна Самодерженкова: На самом деле так и есть, свидетельство о рождении, как мы перейдем.

Олена Сапожнікова: Скажіть будь-ласка чи це правдива інформація, що якщо дитина якій видано свідоцтво про народження на непідконтрольній території хоче перетнути цей блокпост і приїхати на підконтрольну територію, що її випустять сюди, але назад потім повернутися вона не зможе? Батьків пропустять, а дитину не пропустять.

Тетяна Самодерженкова: На самом деле так это и есть, потому что документ должен быть именно выданный на территории Украины.

Олена Сапожнікова: А чому пропускають сюди?

Тетяна Самодерженкова: Потому, что там нет у людей возможности получить этот документ, чаще всего приезжают родители или родственники для того, чтобы оформить этот документ, самого ребёнка не везут, если мы не говорим о 14 годах для получения паспорта.

Олена Сапожнікова: Ще чутна така інформація і звернення навіть такого більш трагічного характеру, що коли от намагаються люди отримати цю реєстрацію, і вони їдуть на непідконтрольну територію або кошти везуть, або з будь-яких причин, і перетинаючи ці блокпости від першого до другого рубежа, вони в чергах великих стоять, і вздовж дороги, якщо вони відступлять на декілька метрів від дороги, там бувають заміновані місця, і бувають люди гинуть, калічаться. Чи зверталися до вас такі люди, і чому це відбувається? Чому там заміновані ось ці території?

Тетяна Самодерженкова: На сегодняшний день такой ситуации нет, это были, когда после освобождения определенных территорий, были места, где оставались мины, и там всегда стояли знаки о том, что «осторожно, мины!». Вообще, блокпосты сейчас — специальная территория, огражденная и при оформлении там есть места для того, где находится машина. На сегодняшний день таких проблем уже нет.

Олег Шинкаренко: І там вже безпечно, їх більше не обстрілюють?

Тетяна Самодерженкова: Конечно, блокпост работает в определённом режиме, если нарушается у нас остановка огня, то тогда блокпост не принимает и уже принимаются все меры для того, чтобы обеспечить безопасность людей.

Олег Шинкаренко: Скажіть, будь-ласка, Тетяно, як можна звернутися до вашої Маріупольскої приймальні? Яка її адреса і за яким телефоном?

Тетяна Самодерженкова: Можно обратиться в нашу приемную по телефону 067 621 00 12 и по адресу: город Мариуполь, проспект Лунина 21, офис 2.

Олена Сапожнікова: Я би хотіла нагадати, що громадяни України, а також іноземці чи особи без громадянства, які постійно або тимчасово проживають в Україні, зобов’язані протягом 30 календарних днів після зняття реєстрації з місця проживання та прибуття в нове місце проживання зареєструвати своє місце проживання. Батьки або інші представники зобов’язані зареєструвати місце проживання новонародженої дитини протягом 3 місяців з дня державної реєстрації її народження. Скажіть, будь-ласка, чи були випадки, коли люди прострочували ось ці встановлені законом терміни, і що вони можуть зробити?

Тетяна Самодерженкова: В принципе, даже если они нарушили этот срок, они могут в любой момент все равно обратиться за регистрацией, чаще всего нарушение этого срока влияет на выплату социальной помощи. То есть это помощь при рождении ребенка.

Олена Сапожнікова: Тобто вони можуть її втратити, якщо пропустять цей строк?

Тетяна Самодерженкова: Конечно, тут можно обратиться в суд и объяснить причину, на основании которой человек не смог обратиться.

Олег Шинкаренко: Якщо ви маєте нерухомість або прописку на тимчасово непідконтрольній території, то у вас вже є проблеми, адже доступ до них сьогодні і найближчим часом, не відомо ще наскільки, буде вкрай утрудненим. У цьому подкасті ми розповіли вам, як можна не те що вирішити ваші проблеми, а принаймні полегшити ваше життя. Сподіваюся, це було корисно.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.