Слухати

Чому впровадження інтернету 4G є політичним питанням?

28 липня 2017 - 14:26
FacebookTwitterGoogle+
«Оператори не зацікавлені впроваджувати 4G зараз», — говорить журналіст

Гість ефіру — журналіст Стас Юрасов.

Любомир Ференс: Чому це політичне питання?

Стас Юрасов: В данном случае есть примесь политики. Это местная политика. Как мне кажется, политические фигуры искусственно вводятся в этот конфликт в противовес другим политическим фигурам, которые преследуют свою точку зрения.

Мы знаем, как все начиналось: Порошенко дал обещание, что сделает 3G и 4G. Почему это важно? Это одна из немногих вещей, которая идет по плану. Возникает соблазн перебить этот процесс, чтобы сбить темп. Но здесь вмешиваются участники рынка, которые не настолько заинтересованы, чтобы внедрять его сейчас. Когда операторы внедряют 3G, они инвестируют большие суммы. Они хотят отбить больше денег, сделать паузу, а потом внедрить 4G. Возможно, в их планах это должно быть позже, чем в планах государства.

Весной был конфликт с оператором, который хотел получить лицензию 4G без конкурса. Возможно, здесь тоже были подтянуты политические силы. Есть депутат Береза, который опубликовал у себя на Фейсбуке данные о том, что Национальная комиссия по регулированию связи собирается получить очень «мало» денег с операторов за конкурсы. Он называл фантастические суммы, десятки миллиардов гривен, которые государство должно было получить за лицензии. Все возможно, но мы понимаем, что вряд ли какой-то из операторов даст 10 миллиардов за кусок бумажки.

Ожидания от тендера довольно велики. Около 6 миллиардов гривен собирается заработать Национальная комиссия, которая осуществляет государственное регулирование в сфере связи и информатизации, за лицензию.

Любомир Ференс: В колонці на сайті видання ЛІГА.net пишете, що тендер може не відбутися. Чому?

Стас Юрасов: Вмешался Минюст. Он написал в Национальную комиссию, которая осуществляет государственное регулирование в сфере связи и информатизации, что документ о порядке проведения тендера составлен с нарушениями закона.

Они считают, что лицензии будут выдаваться в большей части без торгов. И это в принципе правда. Лицензии на 1800 диапазон, которые использую. Операторы идут на то, чтобы сдать его и опять получить лицензию, имея право на выкупы первых лотов. Поэтому комиссия решила сразу застолбить за тремя операторами три больших лота частот. С точки зрения логики это понятно. Если появится спекулянт на тендере, купит эти частоты, то операторы останутся без основного из своих активов. Часть покрытия у них не будет работать.

Любомир Ференс: Коли з’явиться 4G, тарифи підвищаться?

Стас Юрасов: Логично, что связь 4G подорожает. Логично, чтобы даже 3G подорожал. При запуске в 2015 году он был по более высоким ценам, но операторы начали конкурировать, они сбивали цены. Это мировая тенденция. Трафик в пакетах дешевеет по всему миру.

Любомир Ференс: Президент за будь-яку ціну хоче ввести 4G, а оператори не дуже зацікавлені?

Стас Юрасов: Для операторов это новый шаг, им нужно показывать своим акционерам, что они развиваются. Операторы заинтересованы, но не так оперативно. Возможно, не все. «Киевстару» это выгоднее всего в диапазоне 1800. У них больше 50% этих частот. Они получат от государства компенсацию за то, что откажутся от части своих частот, в случае, если оставят за собой первый лот. Она будет равна сотням миллионов гривен.

Любомир Ференс: Близько 50% має «Київстар». Інші оператори не протестують проти цього?

Стас Юрасов: Постоянно были трения между «Киевстаром» и «Lifecell», который вышел на рынок гораздо позже, ему доставались частоты, которые остались после «Киевстара» и «Vodafone».

У «Lifecell» частот будет больше, чем сейчас. У «Киевстара» будет полоса 25 МГц, у «Vodafone» — 20 МГц, а у «Lifecell» — 15 МГц.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.

rh.jpg

За підтримки //
За підтримки

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.