Слухати

Чи український ІТ-бізнес — «сировинна» індустрія?

17 жовтня 2016 - 09:48
FacebookTwitterGoogle+
90 000 IT-фахівців в Україні витрачають свій час і знання на створення продукту для когось закордоном. Чому так відбувається і як це змінити?

Вважається, що IT-галузь в Україні динамічно розвивається. Проте на думку Всеволода Некрасова, журналіста «Економічної правди», існують і певні проблеми.

Сергій Стуканов: IT — це високотехнічна галузь, проте ви вказуєте, що вона страждає на ту проблему, на яку страждає і значна частина інших галузей в Україні — залишається сировинною.

Всеволод Некрасов: Под сырьевой отраслью подразумевается то, что -шники тратят время и знания на продукты, которые в итоге создаются не в Украине, а в США или странах ЕС. А затем эти продукты нам же и продаются. И как бы это не звучало неприглядно, наши специалисты выступают в качестве сырья.

Ірина Славінська: Що саме є плодом їхньої роботи?

Всеволод Некрасов: Плод их работы — конкретные IT-решения. Они пишут очень хороший код. У нас великолепные специалисты. Они на гребне волны всех технологических инноваций. Но тем не менее, они помогают создавать продукт крупным зарубежным компаниям. И потом компании продают этот продукт с высокой добавленной стоимостью. 90 000 IT-специалистов в Украине тратят свое время и знания на создание продукта для кого-то за рубежом.

dsc06307_1500x997.jpg

Всеволод Некрасов // «Громадське радіо»
Всеволод Некрасов
«Громадське радіо»

Сергій Стуканов: Як тоді це змінити і перейти до ІТ-промисловості в Україні?

Всеволод Некрасов: Если обобщить, наверно, нужно создавать условия для появления продуктовых компаний в Украине. Учитывая то, насколько мы отстаем от западных стран, США в разработке продукта с высокой добавленной стоимостью, государство должно предлагать решительные, инновационные и нестандартные шаги.

В отрасли существует мнение, что это должны быть технопарки, регионы с особым льготным налогообложением. Эти регионы должны привлекать предпринимателей, IT-бизнес, оттуда должен начаться рост.

У нас очень слабо развит дух предпринимательства, экономика построена на крупном и среднем бизнесе.

Ірина Славінська: Але є успішні українські ініціативи. Є суперпопулярний у світі Petcube, створений і українськими стартаперами.

Всеволод Некрасов: Да. Это один из прекрасных примеров украинского креативного класса. У нас есть еще несколько прекрасных примеров. Например, компания Viewdle, которую Google купил за большие деньги.

Ірина Славінська: Що вони роблять? Наприклад, Petcube— іграшка для господарів, які цілий день на роботі і скучають за домашніми улюбленцями.

Всеволод Некрасов: Да. И владельцы этих гаджетов могут удаленно играть со своими домашними животными. А Viewdle — насколько я помню, в Киеве была команда, которая занималась разработкой решения для распознавания лиц и предметов цифрового распознавания. Эта технология была успешно продана в Google. Вся команда уехала в США, что часто происходит.

Сергій Стуканов: Великий бізнес у нас достатньо архаїчний, ми витискаємо останні соки від потенціалу, який був закладений за радянської України . IT-галузь і велика промисловість існують паралельно, не поєднуючись. Я пам’ятаю, десь у 2010-2011 році у Донецькій облраді була велика дискусія про будівництво високотехнологічного парку. Коли ж ми зможемо побачити світло на обрії?

Всеволод Некрасов: На мой взгляд, у чиновников в правительстве появляется представление о том, что IT-отрасль у нас сильна. Но что с ней делать — идей нет. Представители -индустрии периодически пытаются достучаться до чиновников, объяснить, что нужно, но нет комплексной программы, понимания, как это делать.

Развивать -индустрию надо «еще вчера»: быстро и решительно.

Сергій Стуканов: Ви написали статтю, одним із підзаголовків якої був: «Україні потрібна мега-мета». Що мається на увазі?

Всеволод Некрасов: Мы должны найти те вещи, в которых Украина сильна. Мы не должны ориентироваться на опыт других стран. Мы должны перенимать лучшее, но и должны понять, в чем мы сильны. И поставить перед собой цель в контексте нашей силы, что у нас есть мега-цели, к которым мы должны идти. В данном случае у нас есть аутсорсинг. Это база, с которой мы должны стартовать. Одна из этих мега-целей, на мой взгляд, должна соотноситься с IT-бизнесом и созданием условий для его развития.

Ірина Славінська: Навіщо апелювати до держави, адже існує багато успішних прикладів самоорганізованих ініціатив? Чи можлива самоорганізація IT-галузі у цьому контексті?

Всеволод Некрасов: Безусловно. Мы наблюдаем самоорганизацию. Но мы должны дать толчок к ускорению этого процесса. Я недавно брал интервью у создателя прекрасного стартапа Preply. Это украинский онлайн-сервис для поиска репетиторов по всему миру. И его основатель рассказывал, почему он со своей командой остался в Украине. В Украине, как ни странно, существует несколько положительных моментов для развития IT-бизнеса. Это низкие налоги — 5%.

Ірина Славінська: Це ті податки, які платять СПД як ФОПи? І це теж не зовсім чесно, це ж не 20% податку.

Всеволод Некрасов: Есть много и «за», и «против» относительно того, что IT-шники зарабатывают много денег, а платят 5%. Но это один из факторов того, почему команда осталась в Украине. Он говорит, что на эту зарплату может найти здесь лучших из лучших специалистов. А в Кремниевой долине он предложит зарплату больше в пять раз и найдет лучших из средних. Это первый момент.

И второй момент. Уровень жизни в Украине гораздо ниже, чем в западных странах. И IT-специалисты у нас получают примерно сопоставимую зарплату. И поэтому многим выгодно находиться в Украине.

Сергій Стуканов: Якщо зміниться податкова ставка і збільшаться показники, чи спричинить це відчутну хвилю відтоку фахівців з України?

Всеволод Некрасов: Здесь даже нечего обсуждать. Об этом говорят все представители отрасли. Позавчера я общался с нашим хорошим программистом. Он говорит, что это сразу приведет к существенному оттоку наших специалистов заграницу.

Эта ставка налогообложения, как бы к ней не относились, позволяет многим специалистам оставаться в нашей стране.

Что касается негатива, основатель Preply рассказывал, чтобы получить рабочую визу для иностранного специалиста (а они обязательно нужны), необходимо шесть месяцев. Это очень много. Когда представитель украинского бизнеса за один день сможет пригласить специалиста, это будет прогресс.

Сергій Стуканов: Ви є оптимістом стосовно розвитку IT-індустрії?

Всеволод Некрасов: Я верю в то, что у нас все будет хорошо и мы будем развиваться. Просто хотелось бы расти гораздо быстрее и призывать наше государство вкладывать в это свое время и деньги. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.