Слухати

К крымскому политзаключенному Эмиру-Усеину Куку ни разу не пустили родных — адвокат

11 травня 2017 - 11:25 138
Facebook Twitter Google+
Новые Подробности в делах крымских политзаключенных Эмира-Усеина Куку, Алексея Назимова и Андрея Захтея узнаем у их адвоката Алексея Ладина

aleksey_ladyn.jpg

 Алексей Ладин // Фото: Фейсбук Алексея Ладина
Алексей Ладин
Фото: Фейсбук Алексея Ладина

Россиянин адвокат Алексей Ладин защищает интересы крымских политзаключённых: члена контактной группы по правам человека Эмира-Усеина Куку, редактора алуштинского издания «Твоя газета» Алексея Назимова и обвиняемого по делу так называемых «украинских диверсантов» Андрея Захтея.

Виктория Ермолаева: Недавно была информация о том, что редактор алуштинского издания «Твоя газета» Алексей Назимов остановил голодовку в СИЗО, и защита говорит, что это не те меры, которые нужно предпринимать, чтобы бороться за свои права. Расскажите подробности этого дела.

Алексей Ладин: По глубокому убеждению защиты, Алексей Назимов находится в СИЗО только по тому, что он является журналистом, и критически освещал действия власти города Алушты. Последнее время Следственный комитет даже и не скрывает этого, так как одно из оснований продления срока содержания под стражей является то, что Назимов обладает авторитетом главного редактора, и, по мнению Следственного комитета, может воздействовать на свидетелей. А свидетели — это руководство партии «Единая Россия» и руководство города Алушты. То есть сам факт воздействия на таких свидетелей вызывает усмешку. Власть просто опасается общественного резонанса.

Виктория Ермолаева: По какой статье обвиняется Алексей Назимов?

Алексей Ладин: Он обвиняется в вымогательстве у местного отделения партии «Единая Россия» за непубликацию критических статей в отношении них. Но наоборот, представитель партии «Едина Россия» подошел к нему и предложил деньги за то, чтобы он не писал критических статей. Ведь Алексей был одним из немногих журналистов в Алуште, который с критической точки зрения освещал действия властей. А пока он находится в СИЗО, никто власти не критикует, и они делают то, что хотят.

aleksey_nazymov.jpg

Алексей Назимов // Фото: Крым Реалии
Алексей Назимов
Фото: Крым Реалии

То, что защита докажет отсутствие состава преступления в действиях Назимова, я просто уверен, другое дело, насколько законным будет решение. И в данному случае я надеюсь на общественный резонанс

Ирина Соломко: Есть ли шансы на успех у защиты, чтобы защитить этого журналиста? И какие шансы на то, что он выйдет на свободу?

Алексей Ладин: Изначально обвинение Назимову предъявлялось в вымогательстве коммерческого подкупа. Защита на протяжении полугода говорила, что квалификация неверна даже с точки зрения Следственного комитета. Через полгода СК нас услышал и переквалифицировал обвинение на просто вымогательство. Но никакой доказательной базы того, что это вымогательство имело место быть, нет. Это просто спланированная провокация. Где-то через месяц дело поступит в суд и начнется рассмотрение по существу.

То, что защита докажет отсутствие состава преступления в действиях Назимова, я просто уверен, другое дело, насколько законным будет решение. И в данному случае я надеюсь на общественный резонанс.

Есть вероятность, что приговор может быть несправедливым, но вода камень точит. Я всегда говорю: «Делай, что должно, и будь, что будет».

Виктория Ермолаева: Поговорим об еще одном крымском политзаключенном — это Андрей Захтей, которого обвиняют в подготовке терактов на территории Крыма и называют «украинским диверсантом». Недавно стало известно, что Захтей отказался от российского гражданства. С чем это решение было связано?

Алексей Ладин: Андрей Захтей разочаровался в судебной системе Российской Федерации. Он полагает, что его дело сфабриковано, и защита также в этом уверена, потому что человек просто оказался не в том месте не в то время.

На протяжении нескольких месяцев никаких следственных действий с Андреем не ведется. Возможно, следствие и проводит какие-то действия, но в силу особенности уголовного процесса РФ защите об этом неизвестно.

andrey_zahtey.jpg

 Андрей Захтей // Фото: Фейсбук адвоката Алексей Ладина
Андрей Захтей
Фото: Фейсбук адвоката Алексей Ладина

У Андрея Захтея проблемы со здоровьем, он жаловался на последствия после пыток, в частности на проблемы со спиной, с руками, потому что его заковывали в наручники, и руки у него несколько немеют

Виктория Ермолаева: Поддерживаете ли связь с Андреем Захтеем?

Алексей Ладин: Безусловно, я время от времени прихожу к нему в СИЗО, и мы общаемся. Несмотря на то, что следственные действия не ведутся, защита пытается обжаловать ряд действий по пыткам в отношении Андрея Захтея. Ведь сразу после задержания в отношении него применялись недозволенные методы — его избивали и пытали. Мы написали об этом заявление в Следственный комитет, но оно до сих пор не было рассмотрено. Защита сейчас пытается понудить следственные органы рассмотреть данное заявление.

Виктория Ермолаева: Есть ли сейчас проблемы у Захтея со здоровьем?

Алексей Ладин: Когда я был у него последний раз, у него были проблемы со здоровьем, он жаловался на последствия после пыток, в частности на проблемы со спиной, с руками, потому что его заковывали в наручники, и руки у него несколько немеют. Но ему передают лекарства.

Виктория Ермолаева: К нему есть доступ врачей и ему оказывают медицинскую помощь?

Алексей Ладин: Доступа гражданских врачей нет и медицинская помощь в самом СИЗО ограничена. Там даже ходит байка, что врач разламывает одну таблетку на 4 части, и дает ее заключенному от всех болезней. Но родственники Захтея передают ему все необходимые лекарства.

emyr_useyn-kuku.jpg

 Эмир Усеин-Куку // Фото: Avdet
Эмир Усеин-Куку
Фото: Avdet

Ирина Соломко: Вы — гражданин России. Почему вы занимаетесь этими делами?

Алексей Ладин: Я в адвокатуре уже 15 лет, и правозащитной детальностью занимаюсь уже давно. Если не я, то кто же? Кто-то должен этим заниматься.

Виктория Ермолаева: Какие новые подробности вы можете рассказать о деле Эмира-Усеина Куку, которого обвиняют в участии в запрещенной на территории Росси организации Хизб ут-Тахрир?

Алексей Ладин: В отношении него сейчас никаких следственных действий не проводится. Однако, не так давно защитой была одержана некоторая промежуточная победа. Были незаконные действия следователя в отказе удовлетворения ходатайства в том, чтоб сфотографировать экспертизы. Защита намерена предоставить все экспертизы по этому делу независимым экспертам, и так как они имеют большой объем, их нужно было сфотографировать.

Суды говорили о том, что действия следователя законы, однако не так давно в апелляции «Верховный суд Республики Крым» признал незаконными действия следователей. Теперь защита сможет сфотографировать экспертизы, чтобы предоставить их для объективной оценки.

Виктория Ермолаева: По вашему мнению, давление на Эмира-Усеина Куку также связано с тем, что он правозащитник?

Алексей Ладин: Безусловно, это политическое преследование. Эмир-Усеин Куку имеет авторитет среди крымских татар, и его уголовное преследование направлено на общее угнетение крымских татар.

Напомним, что Эмир-Усеин Куку — один из четверки «ялтинских» задержанных по делу Хизб ут-Тахрир. Вместе с ним были задержаны и находятся больше года в заключении алуштинец Муслим Алиев, житель села Краснокамянка Энвер Бекиров, которые работали строителями, а также торговец из Ялты Вадим Сирук.

Виктория Ермолаева: Было известно, что даже на родственников и детей Эмира-Усеина было оказано давление. Как писали местные СМИ, в школе его детей просили рассказать что-то о своем отце. Вы знаете эти истории?

Алексей Ладин: Да, конечно. Защита в настоящее время пытается добиваться официальных результатов наказания виновных. И по закону результат, который бы устроил защиту, — это возбуждение уголовных дел.

Я бы хотел отметить, что с момента ареста следователь ни разу не дал разрешение на свидание Эмира-Усеина Куку с родственниками, несмотря на то, что супруга неоднократно уже писала заявление о том, чтобы предоставить ей свидание. И своих детей он видит только в коридоре суда, и то, если будет такая возможность.

Никакой аргументации этому нет, следователь справе сделать это по закону, и он это делает. Как полагает защита, причина этого в том, что Эмир-Усеин не признает свою вину, и это одна из форм воздействия на обвиняемого.

rh.jpg

За підтримки //
За підтримки

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.