Слухати

Курс долара в 2017 році не має перевищити 30 гривень, — Фонд Блейзера

14 січня 2017 - 11:52
Facebook Twitter Google+
Коливання близько 5%, що спостерігатимуться протягом року, — цілком нормальні для валюти, яка не належить до вільно конвертованих, — вважає виконавчий директор Міжнародного Фонду Блейзера Олег Устенко
Гроші // volynnews.com

З чим пов’язанні коливання курсу гривні з початку нового року та які є прогнози щодо цього на весь 2017 рік?

 

Анастасія Багаліка: З чим пов’язані коливання, які можемо спостерігати останнім часом?

Олег Устенко: В краткосрочной перспективе не стоит ожидать слишком многого от валют, которые являются валютами не первой категории. Гривна — валюта, которая относится к стране, которая в прошлом году произвела 90 миллиардов долларов; стране, у которой не такие уж и большие золотовалютные резервы, и которая подвержена серьезным колебаниям от любого рода внутренних и внешних шоков.

Почему такие колебания происходили на протяжении нескольких дней? Я считаю, ошибки были сделаны уже в первую неделю текущего года. НБУ достаточно активно покупал валюту в первую неделю января на межбанковском валютном рынке. Я не могу сказать, что это катастрофически большие сумы, но 20-30 миллионов, которые покупал ежедневно НБУ, — для Украины достаточно большие суммы. Если бы они не делали это, то дали бы возможность рынку чуть-чуть сбить курс даже по сравнению с тем, с которым рынок выходил в начале текущего года.

Более того, НБУ в прошлую пятницу после среды и четверга, когда скупал валюту, не выбросил дополнительную валюту на рынок, чтобы сглаживать колебания. Украинское общество характеризуется высочайшим уровнем недоверия. Доверия нет, а что должны делать все рыночные игроки, которые смотрят на ситуацию, которая сложилась после декларирования, когда они видят, что имеет украинский политический класс?!

В прошлую пятницу НБУ не выходит с валютной интервенцией, а рынок начинает паниковать. Дальше это вызывает цепную реакцию. Одно неумелое действие со стороны НБУ вызывает дальнейшие нежелательные последствия. Экспортеры не пытаются завозить валюту в страну — какой смысл делать это сейчас, если курс был 27, потом стал 28, а может быть станет 30.

Параллельно с этим есть и другие причины объективного характера, которые в краткосрочной перспективе могли повлиять на курс. Было послабление обменного регулирования, многие иностранные банки, иностранцы, которые работают в Украине, готовят прибыль, заработанную в прошлом году, на вывоз из страны. Они хотят иметь твердую валюту и не у нас, а где-нибудь на счете в Париже или во Франкфурте.

Но тоже правда, что у НБУ есть почти 15,5 миллиардов долларов золотовалютных резервов. Этими резервами можно было бы правильно распорядиться — они на то и даны, чтобы сглаживать нежелательные колебания, которые возникают рынке.

Анастасія Багаліка: Чи буде курс збільшуватися ще?

Олег Устенко: Я не вижу причин, чтобы курс ушел до конца этого года в отметку выше, чем 30. Я считаю, если НБУ возьмет себя в руки, есть все возможности выдерживать курс на уровне 30 гривен. Украина — страна, где по курсу судят о качестве экономической политики государства. Тем более, они должны быть более мотивированными на удержание курса.

Я не вижу причин, чтобы курс ушел до конца этого года в отметку выше, чем 30.

Почему я думаю, что курс будет 30? Да, на протяжении этого года Украина нуждается во внешнем финансировании от 5 до 10 миллиардов долларов. Можно будет получить только часть этих денег в виде иностранных инвестиций, остальные деньги надо одалживать.

Тогда возможны два сценария — оптимистичный и пессимистичный. Но и при первом, и при втором курс может удерживаться на уровне 30. При оптимистичном сценарии украинский политический класс берется за ум и начинает активно делать реформы. На фоне активного проведения реформ мы возобновляем сотрудничество с международными финансовыми институциями, одалживаем у них деньги. После этого мы можем ожидать, что страна получит около 2-3 миллиардов долларов иностранных инвестиций. Остаток можно будет перекрывать заимствованиями от международных финансовых институций.

Второй вариант менее желательный, но тоже может дать возможность держать курс на уровне 30. Реализация этого варианта означает, что страна не движется по пути реформ, не восстанавливает сотрудничество с международными финансовыми институциями, мы не одалживаем у них деньги. И при этом приток прямых иностранных инвестиций незначительный. Но, как и при первом раскладе, остается в объеме около 2-3 милиардов долларов. Курс будет выдерживаться за счет золотовалютных резервов.  

А колебание, которое мы можем видеть на протяжении года (плюс-минус 5%), — вполне нормальное для валюты, которая не относится к свободно конвертируемым. 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.