Слухати

Києву необхідні соціальні ринки, — Микола Криворот

26 грудня 2016 - 13:24 94
Facebook Twitter Google+
Знесення МАФів на Оболоні і КПІ, пожежа біля Лісової. Що відбувається зі столичними ринками, з’ясовуємо з головою Комітету порятунку бізнесу Миколою Криворотом та підприємцем Олександром Огородніком

Євген Павлюковський: Знищення МАФів на Оболоні, Харківській та Політехнічному інституті, пожежа на Лісовій — чи є щось спільне між цими подіями?

Микола Криворот: Однозначно есть. Это как будто какая-то плохая карма опустилась на малый и средний бизнес. К сожалению, мы просыпаемся и каждый день видим сюжеты «из Алеппо» — где-то разгромили, кого-то избили, женщине 60 лет сломали руку, мужчине под 60 сломали нос, молодежи — ребра. Пожар на Лесной — продолжение некоторой закономерности.

Хотелось бы сказать, что есть очевидные вещи — Киеву необходимы социальные рынки. Есть люди, которые получают нищенские пенсии, небольшие зарплаты, огромное количество людей, которые не живут, а выживает. И единственная задача власти — привести их в единый вид, помочь бизнесу обустроиться, получить документы, максимально освободить от различных оплат. Чтобы люди приезжали и могли продавать овощи с огорода, тот же секонд-хенд — это группы совсем недорогих, но нужных товаров. Но, к сожалению, на сегодня ничего не сделано.

Євген Павлюковський: Ціни різняться , але зрештою і претензій більше — погані санітарні умови, часто немає проточної води, достатньої вентиляції. Як бути з цим?

Микола Криворот: Эта проблема надуманная, она решается в течение месяца, максимум двух. У нас есть управления, департаменты торговли во всех районах. Предпринимателей, которые создают эти рынки и киоски, им надо встречать не взятками и препятствием оформления документов. Предприниматели сталкиваются с этим постоянно — им не помогают ни с чем. Люди понимают, что они на птичьих правах.

Нужно просто определить эти места, дать людям долгосрочные договоры аренды, согласовать, как должны выглядеть киоски. Тогда они не будут временными, с непонятными условиями. Поверьте, если люди получат долгосрочные документы, ситуация за два месяца кардинально изменится.

Конечно, нужно меняться всем вместе. Но за 2,5 года мы не можем нормально сесть с представителями власти, которых мы же, к сожалению, и выбирали, и построить нормальную, поэтапную стратегию, куда мы движемся.

Євген Павлюковський: Олександре, ви один з тих підприємців, які неодноразово постраждали від знесення МАФів?

Олександр Огороднік: Я являюсь главой союза предпринимателей «Жовтнева» (малые предприниматели, которые владеют временными сооружениями возле КПИ, — ред.), у нас там коллектив, объединились 15 человек. Это все порядочные люди, уже в возрасте — женщины по 60 лет, мужчины по 70. Все работают, отвечают за свой товар, торгуют товарами народного потребления: всегда свежее молоко, колбаса, сосиски привозятся каждое утро, а не так как в супермаркетах.

На протяжении двух недель мы пережили три рейдерских нападения. Это не просто пришли два человека, потопали ногами, дали нам щелбаны. Это были войсковые операции, на нас направляли до 200 работников внутренних дел, бывший «Беркут», и 50-70 так называемых «титушек», которые нападали на наших женщин, избивали, громили. Представители некоторых органов стояли в стороне и как будто не замечали.

В первые дни после этого бабушки приходили и просто плакали — у них нет денег на супермаркеты и многие туда попросту не могут дойти. Мы собрали больше 6 тысяч подписей в нашу поддержку за два дня, я передал их нардепу. Если будет надо, мы соберем и 20 тысяч.

Микола Криворот: Эти люди стоят и работают более 20 лет. Они не относятся к временным сооружениям, а капитальным. У них есть право собственности, зарегистрированное в государственном реестре Украины, у них есть паспорт БТИ.

Андрій Куликов: Чому по один бік вулиці МАФи знесли, а по інший — ні?

Олександр Огороднік: Это разные районы, а там уже другие люди и другие законы. У нас Соломенский район, а там Шевченковский.

Євген Павлюковський: Чи пропонували вам якісь альтернативи? Зараз, знаю, створюються криті ринки, наприклад, у мене на Троєщині такий.

Олександр Огороднік: Администрация вообще ни на какие переговоры с нами не выходит, а люди проработали там 20 лет.

Микола Криворот: Напомню, что ночью 4 декабря неизвестные люди в военной форме с балаклавами приехали и поламали эти малые архитектурные формы. Ни нам, ни журналистам так и не удалось выяснить, кто это был. Представители киевской администрации заявили, что это ДЭУ Соломенского района. Начальник ДЭУ Соломенского района это отрицает и говорит, что они только убирают листья, подметаю, ремонтируют и не имеют права что-то сносить.

Получается, что власть нагло врет, пытаясь сделать крайним начальника ДЭУ. Начальник ДЭУ, понимая, что за это можно сесть в тюрьму, говорит, что это не я, это кто-то другой. В конечном итоге никто не знает, кто эти 70 людей, вооруженные травматическим оружием, в балаклавах, которые в центре столицы с техникой сносят, крушат чужое имущество.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.