Слухати

На благодійність є мода і попит, — Дарія Зарівна

22 квітня 2017 - 12:49 144
Facebook Twitter Google+
23 квітня Благодійний магазин Ласка та Громадське радіо проводять у Києві розпродаж речей від ведучих Громадського радіо. Всі гроші з розпродажу підуть на доброчинність

У студії Громадського радіо — соціальна підприємиця Дарія Зарівна.

Вікторія Єрмолаєва: Чи є зараз мода на благодійність?

Дарія Зарівна: Я считаю, что есть. Однозначно, это хорошая тенденция. 3 года назад было модно иметь сайт о моде или быть собственником какого-то медиа, которое работало с такими темами, как мода или lifestyle. Сегодня на первый план выходит именно благотворительность, то есть социальная ответственность крупного и среднего бизнеса. Это такой «новый черный». И это круто. Я максимально поддерживаю то, что благотворительность сегодня в моде. Многие говорят о том, что сегодня благотворительность используют в качестве способа зарабатывать деньги или пиариться. Можно придумать очень много видов отрицательных коннотаций на тему благотворительности. Кроме того, вопрос доверия к людям, которые занимаются благотворительностью, является очень животрепещущим в Украине.

В чем вообще смысл социального предпринимательства? Ты хочешь зарабатывать деньги, но при этом ты делишься какой-то частью своего заработка с незащищенными слоями населения. Прекрасный пример социального предпринимательства — Pizza Veterano. В этом случае ты не делишься заработком, но ты трудоустраиваешь людей, которые вернулись с зоны АТО. Многие люди не понимают, что такое социальное предпринимательство, и даже относятся к этому с опаской. В то время, как мне кажется, что это идеальная форма существования человека. Тут, с одной стороны, ты пытаешься зарабатывать деньги, но, с другой стороны, ты делишься весомой частью этого всего с благотворительными организациями.

Напомню, что Благотворительный магазин Ласка — это магазин, куда ты сдаешь вещи, которые были у тебя в употреблении. Они продаются, какой-то процент идет на содержание магазина, а остальная часть денег отправляется на благотворительность.

Тем же занимается наш сервис благотворительных онлайн-аукционов Charitum. Ты покупаешь, например, встречу с Гариком Корогодским, 20% идет сервису, а остальная часть денег — в тот благотворительный фонд, который выбрал Гарик Корогодский.

Вікторія Єрмолаєва: Давайте поговоримо докладніше про Charitum. Як ви обираєте героїв, тему і суму, яку треба заплатити за зустріч з тим чи іншим героєм?

 

 

Дарія Зарівна: Мы пока никак не выбирали сумму. У нас не было какой-то начальной суммы, и мы со всеми начинали со 100 гривен. Сейчас у нас идет аукцион с партнером в юридической фирме. Лот — это полет в самолете над Киевом. Мы понимаем, что эта девушка несет определенные затраты, и мы сразу ставим начальную цену для такого лота хотя бы на уровне 2000 гривен. До этого такого не было. Все формировалось стихийным образом. В случае с Гариком, за час до окончания аукциона у нас там было 25 000 гривен. Потом я сажусь в самолет, через 1,5 часа приземляюсь и вижу, что у нас эта сумма выросла до 43 000 гривен. Оказалось, что два парня скинусь, чтобы встретится с Гариком.

Как мы выбираем лоты и героев? На данном этапе у нас проходит одновременно 3 аукциона в неделю. Так как Charitum — это стартап, наша задача — увеличивать количество аукционов. Мы хотим, чтобы в месяц у нас проходило не менее 50 аукционов. Тогда мы будем выходить на те темпы роста и монетизации, которые позволят развиваться дальше. Идея в том, чтобы эту концепцию экстраполировать на рынки ближайших стран, а потом двигаться на более крупные рынки.

У нас есть этот сервис, у нас есть онлайн-журнал, 80% контента которого — это социальная журналистика. Третье — это ивенты. То есть я хочу построить такую экосистему, такой бренд, и этот бренд пытаться франшизировать. Мне кажется, что сейчас благоприятный период для реализации этой идеи.

Хотя это очень сложный меседж для украинцев. По сути, то, что мы хотим делать, — это благотворительный нетворкинг. Это сложно. Нужна смелость, чтобы выиграть эту встречу, и пообщаться с человеком. Нужна щедрость, чтобы заплатить немаленькие деньги. Сама идея очень новая для людей. Довольно много сил приходится тратить просто для того, чтобы донести ее. Я уже не говорю о монетизации.

Вікторія Єрмолаєва: З якими фондами ви працюєте? Куди йдуть гроші, які ви заробляєте?

Дарія Зарівна: Это всегда зависит от героя. Например, Нина Левчук выбрала фонд, который помогает детям с аутизмом. Ярослав Лодыгин выбрал Фонд Сергея Жадана, который помогает детям, пострадавшим в результате АТО. Анна Огренчук выбрала Фонд «Коло», который помогает людям, вернувшимся из АТО. То есть каждый герой выбирает фонд самостоятельно.

Вікторія Єрмолаєва: Але ви перевіряєте ці фонди?

Дарія Зарівна: Безусловно. Но на данном этапе мы вообще не работаем с адресными историями. В перспективе, я надеюсь, мы будем это делать, но только через УББ. Украинская биржа благотворительности очень жестко и скрупулезно проверяет всю документацию, и я могу быть уверенна, что если они работают с этой адресной историей, то там все в порядке с документами.

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.