Слухати

Психолог Світлана Ройз розповіла про подолання стресу під час ЗНО

16 травня 2018 - 14:08
Facebook Twitter Google+
Дитячий та сімейний психолог Світлана Ройз у ефірі Громадського радіо розповіла про те, як подолати стрес і тривогу під час ЗНО підліткам і їхнім батькам
Психолог Світлана Ройз розповіла про подолання стресу під час ЗНО / Програми на Громадському радіо

Як допомогти дитині подолати стрес перед і під час ЗНО; чому важливо, щоб ЗНО не заповнювало весь життєвий простір дитини, та як при цьому не знецінити значення тестування; що варто й не варто робити батькам, діти яких невдовзі складатимуть ЗНО. Про це та багато іншого в ефірі Громадського радіо розповіла Світлана Ройз.

 

Тетяна Трощинська: Пережити ЗНО, вступні іспити без сімейної драми – це реально?

Світлана Ройз: Без стресса – вряд ли. Но без травматизации точно реально.

Тетяна Трощинська: Що для цього треба робити? Тут є багато сторін: самі підлітки, батьки, люди, які надзвичайно співчувають та допомагають це пережити. Інколи не завжди правильно співчувають.

Світлана Ройз: У нас вообще институт сочувствия не развит – именно поддержки в горевании, в сопровождении каких-то сложностей. А ведь поддерживать в любых ситуациях можно, только если мы сами в состоянии стабильности, силы. Это касается абсолютно любых сложных тем.

Ребенок всегда опирается на нашу силу, на нашу величину. Практика, которой я учу и преподавателей, и воспитателей, и родителей: представить, что я огромный. Просто почувствовать. Представить, что я глобально широка, как океан, глобально велика. Если я себя ощущаю такой сильной, у меня внутри есть ощущение, что я справлюсь, -  я могу вместить в себя любые сложности детей.

Сейчас есть много курсов подготовки к ВНО, есть много психологических адаптационных курсов. И дети на них не идут.

Нужно говорить ребенку: школа – это не вся твоя жизнь, но это важный этап твоей жизни

Тетяна Трощинська: Це говорить про масштаб проблеми?

Світлана Ройз: Может быть, у детей уже есть ощущение, что никто им помочь не может. Озвучить свою тревогу, свой страх — это большое умение. Начинается с того, что человек в четыре года перестает говорить родителям: я боюсь монстра в своей комнате. Самый большой страх — рассказать о своем страхе и быть непринятым, высмеянным. Когда ребенок впервые озвучивает, что у него под кроватью живет монстр, что он слышит в ответ? «Ты же взрослый мальчик, никто там не живет, как можно в таком «преклонном» возрасте бояться чего-то!»

Ребенок дорастает до 14-16 лет и понимает: если он расскажет о своих тревогах, как минимум, не получит поддержку, максимум, – родитель рассыпается. Родитель говорит: «Не расстраивай меня». Это значит: «Я маленький, ты должен обо мне позаботиться».

Мы сейчас возвращаем себе это ощущение силы и стабильности, возвращаем себя в качества «я взрослый», «я справлюсь». Мы делаем такую практику: родители становятся за спинкой ребенка, ребенок должен опереться на руки, на спину родителей, и родитель говорит: «Ты можешь всегда ощущать мою силу, я всегда за тобой, я всегда твоя поддержка». И с этим ощущением мы отправляем ребенка в садик, в школу и на любые экзамены.

Своему ребенку я говорю: «Миша, даже если ты получишь ноль баллов по ВНО, я справлюсь, я не рассыплюсь. Я точно знаю, что моя самооценка не зависит от твоей успешности»

Важно говорить детям (это пока не очень проявлено в нашей культуре), что любая оценка, цифра не отражает всего потенциала. К сожалению, школьные срезы знаний пока не в состоянии вместить эту многогранность потенциала ребенка. Важно говорить ребенку: ты получишь только цифру, оценка – это цифра, она не должна влиять на твою самооценку, она не влияет на наши с тобой отношения.

Мы начинаем работать с выпускниками с метафоры, с самого простого: представь себе этот образ ВНО. И дети представляют либо значительно преуменьшено (это компенсация: когда страшно, хочется обесценить важность), либо это огромные образы. У одного ребенка была сфера, которая заполняет собой все жизненное пространство. И это правда. Жизнь с девятого класса наполнена только ВНО. Все разговоры в семьях, в школе – как будто жизнь ребенка на этом прекращается. К сожалению, из-за этой глобальности ребенок перестает оставаться в контакте с тем, что его ждет за выпуском из школы. А там огромная жизнь! Но получается, что она сейчас вся сфокусирована в точке ВНО. И эту важность нам надо снимать.

Нам надо придать этому экзамену ощущение: конечно, это важное событие, но это одно из событий! Вспомни, сколько у тебя было экзаменов, олимпиад, Конечно, сложнее детям, которые не участвовали в Малой академии наук, у которых не было опыта такого рода испытаний, прохождения опыта стрессоустойчивости

Тетяна Трощинська: Можливо, батькам варто підштовхувати або рекомендувати дітям спробувати себе в іспитах до ЗНО?

Світлана Ройз: Было бы здорово, чтобы в школьной жизни каждый год были какие-то тестовые задания, похожие на формат ВНО. Сейчас наша образовательная система очень шаткая: мы идем от директивности к совершенной демократичности, которая тоже очень вредит. Я уверена, что через пару лет выработается этот баланс, оценивания в том числе. Ведь альтернативные школы, в которых вообще нет оценивания, сейчас тоже стоят перед огромным вопросом: что делать, дети совершенно не привыкли к границам?

Этот опыт детям надо научиться проходить. Возможно, это должно быть не в такой жесткой форме. Очень хорошо ходить на пробное ВНО для получения опыта. Там есть разные этапы: когда надо пройти через металлоискатель, получить номерок, сверить листик задания с номерком. Надо стимулировать идти на такое прохождение. Чем больше навыков мы даем ребенку, тем ему будет лучше.

В подготовке к любым экзаменам нам надо пройти несколько пунктов: снять свои ожидания, дать ребенку ощущение поддержки и дать ребенку навыки, как справляться с нагрузкой. С маленького возраста нам нужно вложить в своих детей: у них всегда под рукой должна быть вода. Если у нас есть возможность выпить воды во время стресса, наша нервная система справится с нагрузкой.

Ребенок не учится там, где страшно, он не может проявить свой потенциал, когда страшно. Взрослые должны были бы позаботиться о том, чтобы сама процедура была нетравматичной. Очень бы хотелось, чтобы инструкторы могли пошутить, разрядить атмосферу, убедиться, что ребенок запомнил инструкцию.

Нужно сделать кукую-то меточку, которая бы возвращала нас в реальность: смешной котик, нарисованный ручкой, наклейка из реальной жизни

Нам надо все что угодно, чтобы остановить блокаду стволовых структур мозга. Это касается не только экзаменов, а и любых ситуаций, когда мы можем волноваться. Мы приходим своим телом и телу должно быть безопасно. Надо занять удобную позу, почувствовать стабильность и устойчивость ног, опору спинки стула, можно укутаться в шарфик, чтобы почувствовать границы, можно посмотреть на яркую деталь одежды. Очень хорошо, если дети наденут забавные носки, значок или деталь, которая бы возвращала ощущение радостности жизни. Надо простукать стол, аккуратно разложить свои ручки (на ВНО можно брать только черную ручку, нужно взять две — на случай если какая-то не пишет).

Есть очень простой секрет, называется парасимпатическое дыхание. Под действием симпатической нервной системы мы начинаем очень суетиться, дети в стрессе могут очень быстро писать и делать много помарок, совершать глупые ошибки. Парасимпатическое дыхание – это когда мы делаем вдох, например, на два такта, выдох на четыре. Это легко можно сделать уже на ВНО.

Тетяна Трощинська: Чи правда, що підліткам важко зорганізуватися, як це здається з погляду дорослих? Чи це просто інша організація, яку ми не завжди можемо вловити?

Світлана Ройз: Современные дети – это дети, о которых не написаны учебники. Практики сталкиваются с тем, что это действительно совершенно другое поколение, с другой организацией мозга, они по-другому взрослеют. Эмоциональная зрелость наступает у них намного позже, некоторые способности проявляются намного раньше.

Пока особенности нейропсихологии не очень синхронизированы с учебной программой. Как раз в то время, когда мозг ребенка не в состоянии справиться с большой нагрузкой, когда происходит период обрезания лишних синапсов, в это время подросток засыпает, постоянно выглядит сонным и не может проснуться утром в школу. Это физиологически обусловлено. И как раз в это время программа перегружена знаниями, которые ребенок не может усвоить.

Дети безмерно устают и находятся в состоянии стресса. Когда ребенок в состоянии стресса, не работает его долговременная память. Когда родители дают им какое-то количество поручений, они действительно не помнят, что им говорят, не помнят эти стихи, которые нужно выучить. И пока ответа у меня нет. Есть какие-то биодобавки, препараты с содержанием цинка (цинк способствует восстановлению долговременной памяти) — в какую концепцию семья верит, ту и надо поддерживать. Очень важно, чтобы хотя бы в семье не было нагнетания, понятно, что со временем и школьная программа будет пересматриваться, я очень надеюсь.

Слухайте повну версію розмови в доданому звуковому файлі.  

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.