Слухати

Паперовий театр у Німеччині розповів про невідому Україну, — актор

24 листопада 2016 - 14:00 119
Facebook Twitter Google+
Про успіхи українського паперового театру за кордоном розповідає арт директор Imagination Format Studio Олександр Сергієнко

Ірина Сампан: Чим паперовий відрізняється від лялькового?

Олександр Сергієнко: Это плоскостные изображения, может, быть более объемные. Бумажный театр дает такую опцию, которую может не давать театр кукол, потому что он дает сразу ряд изображений, среду. Эта некая матрица, в которой находятся плоскостные фигуры и изображения.

Я принес в студию несколько персонажей нашего спектакля «На руслачин Великдень». Это колядники, выполненные чудесным художником Настей Поддеревянской. Она потрясающая рукодельница, и увидев ее ковры, мы сразу поняли, что именно она должна делать спектакль Леонтовича.

Наш театр был приглашен на фестиваль в Баварии. И специфика фестиваля в том, что он оперный. Впервые в истории мирового театра, в частности, бумажного, был первый в истории фестиваль бумажных опер. Для этого фестиваля мы сделали музыкальную фантазию «На руслачин Великдень» по мотивам жизни Николая Леонтовича.

Эта фантазия длится 15 минут. Немецкая публика, которая пресыщена бумажным театром, отреагировали очень трогательно. Они увидели, что мы работаем в своем национальным стиле, мы не брали исторический европейский контекст — Золушку или Братьев Гримм. В конце спектакля люди вздыхали, одна женщина даже всплакнула. Это было для них эмоциональное потрясение — мы рассказали об Украине, о которой не знают.

Пожалуй, миссия бумажных театров — доносить простым языком детства внутреннего ребенка до взрослых людей очень серьезные меседжи.

Ірина Сампан: Люди, які водять паперові фігури, теж актори?

Олександр Сергієнко: Да, я — актер, и моя помощница Александра Шевченко — актриса. Мы не профессиональные актеры, мы только учимся этому второй год. При большевиках это искусство было потеряно и отодвинуто в сторону.

Ірина Сампан: Яка потрібна сцена для кращого сприйняття?

Олександр Сергієнко: Так как мы меняем оптику, и сводим наши фигуры к маленьким и изящным, то человеческое внимание более фокусируется на эту маленькую оптику. То есть в зале присутствуют человек 20-30, если не пускать изображение на большой экран.

dsc01939_2.jpg

Олександр Сергієнко // «Громадське радіо»
Олександр Сергієнко
«Громадське радіо»

Ірина Сампан: Я у вас на сторінці Facebook прочитала анонс до майбутнього дійства. Imagination Format Studio і Київськи музей Сновидінь створюють платформу, на яку запрошують всіх, хто бажає щось дізнатися про себе, шляхом експериментування у доступному і зрозумілого форматі домашніх театральних постановок. Що ви маєте на увазі?

Олександр Сергієнко: Это элемент внутренней медитации. Мы в детстве всегда рассказываем истории, поэтому мы предлагаем пробовать и делать свои спектакли. Мы ищем людей, которые способны это почувствовать, сделать и рассказать. Если делать это изящно, то и люди, которым ты рассказываешь эту историю, понимают о том, что ты говоришь. Условность изображения дает любопытный эффект, что ты и сам начинаешь ощущать по-другому ту историю, которую ты рассказываешь кому-то.

Андрій Куликов: Як ваші вистави сприймають діти?

Олександр Сергієнко: Детям нравится, что картинка вдруг неожиданно оживает и начинает двигаться. С другой стороны, они понимают, что это какое-то человеческое вмешательство. И дети после спектакля выстраиваются в очередь, чтобы забежать и посмотреть, как это все происходит.

Андрій Куликов: Де ви ці вистави показуєте дітям?

Олександр Сергієнко: Мы показывали в детских садиках, приглашали их на домашние просмотры. И реакция у все одна и та же — как это происходит?

В прошлом году в Киеве мы делали «Щелкунчика», где тоже удивила реакция детей. Ведь наши дети привыкли работать с электронными гаджетами, а здесь они понимают, что чего-то еще не знают об очень простых и фундаментальных вещах.

Ірина Сампан: У вас написано про те, що психологи підтвердили, що паперовий театр сприяє у лікуванні. Яким чином?

Олександр Сергієнко: Это можно назвать сказкотерапия. И мы сейчас готовим определенный пласт мастер-классов и занятий с тем же Охматдетом в отделении для детей, которые болеют СПИДом. Планируем там создать стационарный театр, пригласить волонтеров, которые могли бы с детьми работать постоянно.

Выражаю огромную благодарность Гете Институту и музею Сновидений. Без Гете Института и его поддержки мы не смогли бы поехать на Первый в истории искусств Фестиваль Опер в Бумажных Театрах (Меринг.Бавария). А Виктория Данелян и музей Сновидений любезно предоставили нашему театру пристанище и свою дружбу.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.