Слухати

В МЗС Білорусі неформально вибачилися перед українським журналістом за затримання

02 лютого 2017 - 12:10 134
Facebook Twitter Google+
Журналіст Громадського телебачення Донбасу Віталій Сизов був затриманий спецслужбами у Мінську. За 4 години його відпустили і він все ж таки встиг потрапити на зустріч контактної групи

Про причини своєї затримки, і про результати перемовин контактної групи дізнаємось в самого Віталія Сизова, з яким ми зв’язались телефоном.

Наталя Соколенко: Як відбувалося затримання? Ви говорите, що були затримані за наводкою російських спецслужб. Чим ви могли так зашкодити спецслужбам РФ, що прийшла рознарядка вас затримати на території начебто незалежної країни Білорусь?

Віталій Сизов: Мне тяжело сказать, потому что мне не показали никаких документов, я знаю о том, что меня задержали по наводке российских спецслужб, у которых есть какие-то списки, лишь со лов людей, которые меня задерживали. Представители пресс-службы МИДа Беларуси мне сказали, что подобные истории были с Ириной Геращенко и господином Червоненко, что они тоже фигурировали в каких-то списках, и у них были проблемы с допуском в Беларусь. Я не знаю, что это за списки, как я там оказался и существуют ли они вообще.

Наталя Соколенко: Коли вас відпустили після 4-х годин затримання, вам все ж вдалося потрапити на засідання контактної групи у Мінську. Що там вам вдалося з’ясувати?

Віталій Сизов: Насколько я понял, встреча была не слишком результативная. По ее итогам подписали резолюцию, согласно которой стороны обязались прекратить огонь, отвести тяжелое вооружение до 5-го февраля, обеспечить восстановление жизнеобеспечения и допустить специальную мониторинговую миссию в район боевых действий.

Но таких заявлений подписывалось уже много в ходе Минских заседаний. Посмотрим, к чему это приведет, пока никаких подвижек нет.

До сих бор блокируется заседание экономической группы по той причине, что, якобы, украинская сторона не хочет садиться за стол переговоров с господином Лещенко — представителем «ДНР», потому что на него возбуждено уголовное производство. Но причина довольно странная, потому что там на всех открыты какие-то уголовные производства, но одни группы работают, а другие — нет.

Я заметил, что в этот раз было большое внимание со стороны российских СМИ. Было много съёмочных групп, они часто делали включения, рассказывали ни о чем, буквально о том, что кто-то пошел в буфет. А со стороны украинских СМИ внимания почти не было — ICTV, 1+1 и все.

Дмитро Тузов: Чи не вбачаєте ви у своїй затримці спробу впливу саме на українські ЗМІ? Тому що українські журналісти, дивлячись на цей приклад, зрозуміють, що для них може бути певна загроза на території Білорусі.

Віталій Сизов: Мне тяжело судить, потому что переговоры идут несколько лет, и мое задержание — первый инцидент. Логику этого сложно понять, и мне подчеркивали представители белорусской стороны, что это не они виноваты, это распорядка Российской Федерации. На этом они настаивали. То есть Беларусь — это площадка переговоров, она должна быть нейтральной стороной, а получается не совсем так, раз предпринимаются такие действия. И представители МИДа передо мной извинялись

Дмитро Тузов: Вибачались неформально?

Віталій Сизов: Да, я общался с пресс-секретарем МИДа, который сказал, что получилась нехорошая ситуация, просил в следующий раз обращаться к нему напрямую, если какие-то будут инциденты. Приглашал посетить Беларусь еще раз, и когда я выезжал, мне поставили обычный штамп в паспорт, а не запретный.

Дмитро Тузов: Ви будете далі випробовувати долю?

Віталій Сизов: Не знаю, не от меня зависит. Но я бы хотел участвовать и дальше.

Дмитро Тузов: Як до вас ставились, коли ви були затримані? Чи давали можливість телефонувати?

Віталій Сизов: Мне дали возможность позвонить из номера и сообщить, что я задержан. А в отделении мне не разрешили пользоваться телефоном, сказав, что это режимный объект. После того, как с моего телефона были переписаны все данные, просмотрены фотографии, мне его вернули и разрешили пользоваться.

Грубость наблюдалась со стороны тех людей, которые меня задерживали. Хватали за руки, говорили, что наденут наручники. Я просил, чтобы со мной поехал мой коллега, но мне не позволили, что было довольно странно.

 

 

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.