Слухати

Як буде відбуватися цивільний контроль Міністерства оборони?

22 грудня 2016 - 13:48 188
Facebook Twitter Google+
Цілком таємно чи у вільному доступі: як громадськість може контролювати Міністерство оборони? Коментує Наталя Зейналова, координаторка Демократичного Контролю над ЗСУ

Василь Шандро: Чи існує стіна між громадянами і Міністерством оборони?

Наталя Зейналова: Никакой стены нет, а, наоборот, открытые двери. Министерство обороны является одним из самых открытых для гражданского общества и волонтерского движения. Но в эти двери нужно входить с четким пониманием того, что вы хотите сделать. Если вы хотите работать и принести хорошие идеи, вас услышат.

Василь Шандро: Тобто можна вільно дізнатися, що відбувається в Міністерстві оборони?

Наталя Зейналова: Я не могу так утверждать, потому что у нас до сих пор отсутствует культура понимания, как нужно разговаривать с гражданским обществом. У нас новое общество и мы хотим новых взаимоотношений и новой информации.

Едуард Лозовий: Є усталена думка, що військові — це закрита каста, яка керуються своїми внутрішніми розпорядками і механізмами, де питання вирішується у специфічний спосіб. Яке джерело інформації може бути у пересічного громадянина про стан Збройних сил? В який спосіб можна поставити питання тим, хто може завжди відповісти, що оприлюднення цієї інформації не в інтересах нашої обороноздатності?

Наталя Зейналова: Я вам отвечу на примере. Недавно проходили пресс-конференции в Министерстве обороны. На одной из них были представители СМИ. Министерство обороны отчитывалось за деятельность комитета реформ, которые работают над осуществлением перехода к стандартам НАТО, куда входит и осуществление демократического контроля над Вооруженными силами Украины. Как вы думаете, сколько было вопросов от СМИ? Ни одного.

Мы должны научиться разговаривать друг с другом на понятном языке. Я не вижу проблемы в том, чтобы Министерство обороны дало нужную информацию, если она не секретная.

Министерство обороны является одним из самых открытых для гражданского общества и волонтерского движения. Но в эти двери нужно входить с четким пониманием того, что вы хотите сделать

Едуард Лозовий: Якась надія з’явилась, коли Міністерство оборони запросило волонтерів працювати на посадах в його структурі. Люди подумали, що ті, хто зміг організувати допомогу, коли армія була гола-боса, змусять військових чиновників крутитися по-новому. Наскільки це вдалося?

Наталя Зейналова: Не совсем удалось. Многие в Министерстве работают до сих пор на волонтерских началах. Потому что условием принятия на работу является пятилетний опыт работы в государственных структурах, а не все активисты имеют такой опыт. И вторая проблема — это очень низкая зарплата. Потому что существует огромный разрыв в зарплате гражданских и военнослужащих.

Сейчас мы говорим о том, что Министерство обороны должно после реформы стать гражданским. Но не смогут люди работать на зарплату в 3 тысячи гривен без военных надбавок.

Едуард Лозовий: Тобто треба змінювати закони?

Наталя Зейналова: Да, и это вопрос демократического контроля. Для меня — это — взаимоотношение между Вооруженными силами Украины, которые нуждаются в реформах. Это взаимоотношение между парламентом, которые принимает законы.

Василь Шандро: Як ви бачите на практиці цю співпрацю цивільних і військових?

Наталя Зейналова: Сейчас разрабатывается новая концепция понимания того, как Министерство обороны должно взаимодействовать с общественными организациями и волонтерскими движениями. И концепция иного взаимоотношения с парламентом.

В общественный совет, который существует при Министерстве обороны, должно прийти новое поколение людей, которое понимает эти три года войны. Потому что мы понимаем, что этот конфликт не закончится ни сегодня, ни завтра.

Василь Шандро: В Міністерство оброни прийшли люди, які були в зоні АТО. Чи почали вирішуватись якісь ключові питання?

Наталя Зейналова: Да, и я могу сказать, что я вижу в Генеральном штабе большое количество людей, которые прошли АТО и действительно воевали. И мне нравится изменение формата людей, я вижу, как он меняется, но реформы еще не закончились.

Едуард Лозовий: Чи ці нові кадри розуміють, навіщо їм демократичний контроль з боку суспільства?

Наталя Зейналова: Я не могу сказать, что все идеально, но в Министерство обороны сейчас приходят люди с хорошим образованием, с глубоким мышлением, с активной позицией. И они не боятся общественных организаций, не боятся генералов. У меня нет проблем поговорить ни с каким генералом, они открыты, но демократический контроль — это не выход с транспарантом под Минобороны. Во всем мире демократический контроль — это парламентский контроль, контроль СМИ, контроль гражданского общества. И это гражданское общество должно выходить и заявлять, что оно недовольно этой политикой. Оно должно приходить на пресс-конференции и задавать вопросы.

Василь Шандро: Тобто доступ є, але немає особливого бажання отримувати цей доступ. Якщо відкритий доступ, то в чому проблема?

Наталя Зейналова: Я не думаю, что нет желания. Просто у большинства нет опыта и понимания. Я уже упомянула о том, что сейчас разрабатывается концепция, которая звучит так: «Разработка новых рабочих механизмов и обеспечение эффективной работы и коммуникации с гражданским обществом и волонтерским движением».

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.