Слухати

Закон про амністію вирішить не більше 10% проблем АТОшників, — Семенченко

25 грудня 2016 - 11:05 181
Facebook Twitter Google+
ВР прийняла закон про амністію у 2016 році, який, зокрема, передбачає непереслідування учасників АТО, які часто йшли на фронт, не маючи відповідних документів

Народний депутат та колишній комбат батальону «Донбас» Семен Семенченко розповідає чому законопроект прийняли лише з 11 спроби та роз’яснює хто саме з бійців АТО і за які злочини може бути амністований.

Семен Семенченко: Принятый закон про амнистию решает проблему на 5-10%. Потому что он касается только тех людей, по которым есть приговор или расследовано дело по преступлениям, не являющимися тяжкими и особо тяжкими.

Плюс, амнистия — это акт милосердия, прощения за те действия, которые люди совершали, то есть за реальные преступления. А есть еще целый пласт людей, и это 80%, которые либо являются реальными жертвами репрессий, которым обычно предъявляют тяжелые, в основном сфальсифицированные обвинения, либо те, которые обвиняются в тех вещах, за которые в военное время наоборот надо награждать. Например, человек взял брошенную машину для вывоза раненых. По законам войны — это вполне нормально, по законам мира — это угон транспортного средства.

И для того, чтобы эти вещи регулировать, есть другой закон депутата Лапина о недопущении преследования лиц, которые принимали участие в АТО. В этом законе говорится, что, если преступление признано судом, но на самом деле не имело места, оно не амнистируется, потому что прощать не за что. Человек просто освобождается от наказания.

Естественно, каждый шаг по освобождению АТОШников вызывает страшное сопротивление. Часть Блока Петра Порошенко и Оппозиционного блока не голосовали, многие люди, которые себя позиционировали как волонтеры, просто отворачивались.

Но я уверен, что все вместе мы сможем добиться принятия этого законопроекта, потому что, когда объединяется общественность и журналисты и приходят на суды, то те, кого судят, освобождаются.

Євген Павлюковський: Наскільки закон врегульовує злочини, пов’язані з контрабандою, мародерством та крадіжками?

Семен Семенченко: Линия разграничения не является государственной границей, поэтому мы не можем говорить о контрабанде по сути. Самый главный контрабандист — это государство, которое гоняет уголь, метал и так далее.

Мародерство — это преступление, которое совершается во время войны. В гражданское время — это либо грабеж, либо хищение чужого имущества.

И эти преступления не подпадают под амнистию.

Этот ажиотаж, который был создан вокруг закона про амнистию — искусственный. Он решает не более, чем 10% АТОшников. И это именно амнистия, прощение, а я говорю, что многие ветераны никаких преступлений не совершали. И для этих людей нужен такой же закон, который в свое время принимался по «майдановцам» — об освобождении от наказаний.

Меня обвиняют в том, что я сильно пиарил батальон «Донбасс», но обратная сторона этому такова, что у нас есть много видеоматериалов, много журналистов освещало нашу деятельность. Поэтому преступной военной прокуратуре не удалось сделать из батальона «Донбасс» то, что они сделали с батальоном «Айдар».

У нас была только одна группа людей, которым предъявлялись обвинения, это группа Якута, но мы уже взяли их на поруки и сейчас дело разваливается, потому что оно явно сфальсифицировано.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.