Слухати

Закон у Росії не діє, на суд не пускали мого захисника, — політбіженець із РФ 

03 грудня 2017 - 13:10
Facebook Twitter Google+
В Україні зростає кількість росіян, які змушені тікати від режиму Путіна. Обговорюємо історію активіста Рафаеля Гайнутдінова та говоримо про внутрішньополітичну ситуацію у РФ з Ольгою Курносовою
Закон у Росії не діє, на суд не пускали мого захисника, — політбіженець із РФ  / Програми на Громадському радіо

Говоримо з активістом російського руху «Артподготовка» Рафаелем Гайнутдіновим. Також у студії громадська діячка з Росії Ольга Курносова.

 

Дмитро Тузов: Рафаелю, чому ви залишили Росію?

Рафаель Гайнутдінов: Я начал активно участвовать в протестном движении в 2016 году и на данный момент получилось так, что мне пришлось покинуть Россию, так как я преследовался властями и карательными органами России.

Ірина Славінська: Вам приходили повістки на допити чи що відбувалося?

Рафаель Гайнутдінов: Нет, за участия в митингах я три раза был подвергнут административному аресту.

Ольга Курносова: Три раза подряд. Он только выходил — его снова задерживали.

Дмитро Тузов: Тобто давали певну кількість діб, які треба було перебувати в слідчому ізоляторі?

Рафаель Гайнутдінов: Сначала трое суток. Когда вышел из изолятора, меня сразу же на выходе опять арестовали. Потом суд и девять суток. Потом я на неделю уехал, потерялся, приехал — меня вычислили по телефону и уже десять суток дали, чтобы я не попал на пятое ноября, не вышел на улицу.

Ірина Славінська: Коли людина виходить після арешту і її одразу хапають, щоб знов посадити, яку статтю можна інкримінувати?

Рафаель Гайнутдінов: А сейчас закон в России не действует. Например, у меня на суде не допускался мой защитник, были закрытые суды. Просто не пускали защитника и людей — закрытое заседание.

Ольга Курносова: Согласно административному кодексу, закрытое заседание возможно в узком количестве случаев: когда несовершеннолетний в истории, связанной с насилием, или военная тайна. А тут, понятное дело, никакой военной тайны и никаких несовершеннолетних в этом суде не присутствовало. Тем не мене, это даже нарушение того закона, который сегодня есть в РФ.

Дмитро Тузов: Рафаелю, а чому вас так переслідувала влада РФ?

Рафаель Гайнутдінов: Я выходил на протестные акции 26 марта, потом у нас прогулка — каждое воскресенье с ноября 2016 проходили прогулки свободных людей (тех, кто смотрит передачу «Артподготовка»).

А сейчас в ноябре или в октябре, как я понял, в каком-то городе в Сибири ФСБ специально зарегистрировала «Артподготовку» и кто-то пожаловался в суд уже на эту «Артподготовку». Уже под этим «соусом» они начали арестовывать законно — за экстремизм и терроризм.

 Среди оппозиционеров и активистов РФ нет единого отношения к аннексии Крыма — это следствие воздействия пропаганды, — Ольга Курносова

Ірина Славінська: Поясніть, що таке «Артподготовка»?

Ольга Курносова: Есть канал на Youtube, который ведет Вячеслав Мальцев, — «Артподготовка». Есть люди, которые смотрят этот канал, ощущают себя сторонниками Вячеслава Мальцева.

Дмитро Тузов: Які головні ідеї, за що ви виступаєте?

Рафаель Гайнутдінов: У нас были акции против коррупции. 26 числа люди вышли против коррупции, когда Навальный призвал на акцию (мы тоже всегда поддерживаем любые протестные акции, поддержали и эти). И полиция показала, что она на стороне коррупции, когда начала задерживать людей.

12 июня в День России полиция показала, что она «очень любит» своих граждан, когда только в Питере задержали более 600 человек и присудили людям штрафов на миллион рублей.

Ольга Курносова: Я скажу, чем так опасен именно Рафаэль. После акции 7 октября в день рождения Путина он пытался организовать в Петербурге на Дворцовой площади Майдан — постоянные круглосуточные стояния. Именно это и не могли ему простить власти.

Ірина Славінська: Скільки вдалося простояти?

Рафаель Гайнутдінов: Мы стали 8 октября днем и достояли до 22.00.

Ірина Славінська: Як вам вдалося виїхати з РФ?

Рафаель Гайнутдінов: Я вышел и сразу «потерялся», начал отключать все телефоны. Чтобы позвонить, я выезжал в город на какое-то время, говорил и выключал.

Ірина Славінська: Але потрібно купити квиток.

Рафаель Гайнутдінов: Я пересекал границу через Беларусь, а там на границе просто смотрят, ничего не спрашивают. И потом меня проинструктировали: соратники подсказали, Ольга помогла. Потом я уже попал сюда.

Ірина Славінська: Як відбувається прохання про політичний притулок? Ви підходите на Держприкордонслужбу в пункт перевірки паспорта і що далі?

Рафаель Гайнутдінов: Я пообщался со старшим. Словами говорю, объясняю, никаких бумаг не писал. Они мне отказали первый раз. Я опять вышел за шлагбаум на нейтральную сторону и ждал результатов, пока не подошел сотрудник СБУ. Я пообщался с ним, предоставил видео и фотоматериалы о моей протестной жизни. Через какое-то время пригласили повторно.

Пока имперская политика России не будет похоронена и не начнется новая постимперская российская жизнь, в Украине тоже будет все время душно из-за этого смрада, который исходит из Москвы, — Ольга Курносова

Дмитро Тузов: Вдалося довести, що ви справді учасник протестного руху?

Ольга Курносова: Не сразу, со второго захода. Я хочу поблагодарить портал «ГОРДОН», который в оперативном режиме, как только Рафаэль написал, что ему говорят, что его сейчас выдадут российским властям, они оперативно поставили новость. Так как Украина — демократическое государство, то на государственные органы действуют публикации в СМИ. После этой публикации к Рафаэлю снова пришел СБУ-шник и стали действовать так, как и должны по законам Украины. 

Дмитро Тузов: Під час протестних акцій у Росії українські акценти звучать? Наприклад, вимога до російської влади припинення війни на Донбасі?

Ольга Курносова: Да. В Петербурге особенно много акций протеста против войны, в поддержку Украины. И Рафаэль принимал в них участие.

Рафаель Гайнутдінов: Конечно. У нас даже мои знакомые организовали антивоенный комитет, который занимался вопросами войны в Украине. Они постоянно выходили с протестными акциями, фотографии есть.

Ольга Курносова: И «Стратегия-18», когда каждое 18-е число проходят акции в поддержку крымских татар.

Рафаель Гайнутдінов: И последняя большая акция — Марш мира в Петербурге.

Ірина Славінська: Чи в середовищі опозиціонерів і активістів у Росії, які залишаються там і переїжджають до України в пошуках політичного притулку, є спільна позиція, наприклад, щодо анексії Криму, чи всі її засуджують?

Рафаель Гайнутдінов: Я не могу говорить за других людей. Могу сказать за себя по проблеме Крыма. Я считаю, что в будущем придет к тому, что Крым будет принадлежать жителям Крыма как отдельное государство, потому что проблему Крыма будет трудно решить.

Дмитро Тузов: Але це концептуально порушує законодавство України, бо Україна ніколи не визнає анексію, окупацію і відторгнення цієї території. І тут варто говорити також про дотримання норм і законів, прийнятих у післявоєнній Європі, які говорять про непорушність державних кордонів.

Ольга Курносова: И есть Будапештский меморандум, который и нарушила Россия. Более того, она нарушила и собственную Конституцию. В тексте Конституции говорится, что международные договоры имеют высшую силу, чем даже внутренне законодательство.

Как вы видите, на этот вопрос ответ такой, что единого мнения нет. Это тоже достаточно понятно. Эта пропаганда как-то действует даже на тех людей, которые понимают, что идет пропаганда. Возникает ощущение, что в Крыму ситуация иная, чем видим мы отсюда из Украины. Надо сказать, что и ситуацию в Украине в России видят совершенно иначе, чем видим мы здесь из Украины. Я устала отвечать на вопросы: когда в Украине сменится президент? Даже российским активистам кажется, что эта смена произойдет буквально завтра.

Ірина Славінська: А дзеркальним запитанням: «А коли в Росії зміниться президент?» ви не відповідаєте?

Ольга Курносова: Я много раз говорила, что, к сожалению, считаю, что выборы 2018 года уже сделаны и то, что следующим президентом будет Путин, для меня очевидно. То, что вопрос о власти не будет замороженным до 2024 года, я уверена. И давление со стороны США, и 50 000 россиян, которые уже попали под пристальное внимание финансовой разведки — все это давление возрастает. Ситуация в элитах очень нестабильна, даже появление таких кандидатов, как госпожа Собчак, тоже признак этой нестабильности.

Слухайте повну версію розмови в доданому звуковому файлі.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.