Слухати

Говорить о развитии страны без культуры на сегодняшний день глупо, — Дарья Кольцова

27 червня 2017 - 08:14
FacebookTwitterGoogle+
Дарья Кольцова, известная художница и куратор визуальных проектов о современной украинской культуре на локальном и международном уровне

Ірина Соломко: Чи є розвиток культури в нашій країні саме в регіонах?

Дар’я Кольцова: Говорить о развитии страны без культуры на сегодняшний день глупо.

Все зависит от больших городов. И культурное развитие в Одессе совершенно нельзя сопоставить с тем, что происходит, например, в Херсоне. Хотя Херсон сейчас показывает какие-то удивительные результаты в каких-то определенных областях.

Но тем не менее все крутится вокруг больших городов. Конечно, в Киеве гораздо больше событий, чем, например, в Харькове, но и аудитория Киева больше, чем аудитория Харькова. От этого тоже многое зависит.

Ірина Соломко: Ви отримали проект в Варшаві. Наскільки культурними є території в Європі і наскільки ми далекі від цього?

Дар’я Кольцова: Нельзя игнорировать глобализацию и всемирные сети. В Украине в прошлом году была выставка, которая называлась: «Состоялась ли выставка, если ее видели только мухи?» Это очень актуальный вопрос, потому что часто та аудитория, охват которой получается в сети, значительно превышает ту, которая реально пришла в какое-то пространство небольшого украинского города, не говоря уже об иностранной аудитории.

Точно так же лет пять назад зародилась биеннале – фестиваль современного искусства, который происходит раз в два года. И это было биеннале, которое проходил только в интернете. В Европе достаточна распространена практика, когда выставки или чтения происходят только онлайн. За счет этого организаторы получают возможность общаться с ничем не лимитированной аудиторией.

Развитие культуры выгодно всем: региональным властям, Украине в целом, людям, которые живут в этих регионах

Ірина Соломко: Це українська реальність, чи вона далека від нас?

Дар’я Кольцова: Я принимала участие как художник в проектах, которые существовали только в интернете, я удивилась этому формату, но это интересно, когда человек может побывать на выставке, независимо от того, где он находится.

Ірина Соломко: Чи можна сказати, які регіони в Україні найбільш активні в плані культури?

Дар’я Кольцова: Культурные проекты во многих регионах существуют, просто они не всегда звучат и не привлекают внимание прессы, как киевские. Поэтому тут вопрос коммуникации, и, наверное, бюджетов, их тоже не хватает, чтобы сделать хороший охват аудитории.

В прошлом году я была сокуратором фестиваля Porto Franko в Ивано-Франковске, и там получилось открыть новую институцию «Друкарня» — 1300 метров с прекрасной выставкой, и сделать программу муралов по городу.

Я знаю прекрасные проекты резиденции в Харькове, недавно была в Днепре. Там проходит удивительный фестиваль искусства: «Культура медиальна».

Сейчас есть большое количество грантов и поддержки для проектов в небольших городах.

Те районы, где используется культура для развития, показывают совершено другие показатели, и жизнь там улучшается

Ірина Соломко: Тобто можна говорити, що культурний розвиток в регіонах — це не державна політика в плані фінансування?

Дар’я Кольцова: Я пару лет назад делала проект культурной дипломатии в Париже, и у меня было много иллюзий, что этим должно заниматься государство. Но после того, как проект закончился, мы поняли, что это был самый успешный проект культурной дипломатии за тот год, хотя у нас не было никакой государственной поддержки даже на уровне оформления документов. После этого, кода меня спрашивают, помогало ли государство, я говорю, что мне очень помогают, потому что не мешают.

Хотя такая поддержка должна быть, и, если посмотреть на те страны, у которых эта поддержка есть, они совершенно по-другому развиваются. Недавно был прием в резиденции посла Соединенных Штатов, и для меня было огромным открытием то, как они работают. Оказывается, что есть отдельный департамент, в котором есть кураторы, которые подбирают коллекции картин и скульптур для каждой резиденции каждого посла конкретно под этого человека, когда он приезжает в новую страну. И это тот уровень, о котором мы даже не задумываемся. Причем этот департамент существует уже 50 лет. Интересно, что личная резиденция посла воспринимается, как публичное пространство, где страна тоже говорит.

И когда украинцы приезжают во Францию, этим тоже страна говорит за себя: те передачи, которые она показывает, особенно те, что на иностранном языке, какие картины она выбирает, как посольство празднует свои события.

Полтора года назад в моей жизни произошло совсем неординарное событие – посол Украины в Польше, которого я безмерно уважаю, — Андрей Дещица и его супруга Ирина Дещица, которая долго работала в секторе культуры, пригласили меня и еще одного украинского художника Романа Михайлова сделать перформанс и инсталляцию на фасаде, и таким образом отметить День Независимости Украины. Это был первый пример, когда такой современный вид искусства был выбран для подобной акции среди украинских посольств.

Ірина Соломко: Чи є якісь особливості культурних проектів, які проходять в регіонах України?

Дар’я Кольцова: Все очень-по разному. Это все зависит от тех людей, которые приезжают в регионы и которые дают на эти программы деньги. Одни фонды или один губернатор готов поддерживать какой-то современный театр, а другой — только максимально традиционный, например, из года в год ставить Франко.

Ірина Соломко: Наскільки це згубно для мистецтва? Чи є тоді свобода творчості?

Дар’я Кольцова: Если художник делает то, что он делать не хочет, то я не могу это назвать искусством. Но тут немного другое: если какой-то государственный фонд или министерство, или частный меценат субсидирует какие-то культурные проекты, он же не заказывает определенный контент или тематику. Через культуру можно лоббировать какие-то вещи, но опять же можно ли это назвать искусством? Ведь искусство — это такая самодостаточная часть, которая развивается, если она абсолютно свободна.

Штука в том, что развитие культуры выгодно всем: региональным властям, Украине в целом, людям, которые живут в этих регионах в частности. Ведь культура двигает экономическое развитие, повышает образованность. Те районы, где используется культура для развития, показывают совершенно другие показатели, жизнь там улучшается. Допустим, какой-то депутат поддержал художественную резиденцию или дал деньги на постановку спектакля, но разве он является профессионалом для того, чтобы что-то там диктовать? Его задача иметь достаточно мудрости и понимания, чтобы нанять профессионала, чтобы с этим справится.

У нас много чего производят, но какое количество часов у нас выделяет какой-то канал на культуру и какое количество часов он выделяет на политику? 

Ірина Соломко: Навіть в рамках Києва не так багато людей, які готові вкладати ресурси в мистецтво. Для когось це просто піар, але не загальний тренд. Чи він хоча б натяками з’являється в регіонах? Чи в кожному районному центрі є хоча б один депутат або бізнесмен, який розуміє, що в культуру треба вкладати?

Дар’я Кольцова: Здесь вопрос, понимают ли люди, как это функционирует и насколько эффективным инструментом может быть культура. Я не могу сказать, что у нас катастрофически нет таких людей, они есть, правда, их конечно, меньше, чем в тех странах, где высший уровень жизни. Но как только с людьми начинаешь говорить и объяснять, на что это повлияет, они, как правило, включаются.  Тем более огромное количество иностранных примеров, которые в цифрах показывают, как это работает.

Например, когда в маленьком населенном пункте, откуда только уезжают, появляется какой-то фестиваль, туда начинают ездить люди, там повышается цена недвижимости, туда пускают несколько новых автобусов, начинается стройка, появляются садики, школы больницы, люди начинают зарабатывать больше, падает уровень криминалитета и так далее.

Ірина Соломко: Чому такі проекти не роблять в Україні?

Дар’я Кольцова: Такие проекты есть. Я не могу сказать, что их много, но они существуют, только почему-то киевская аудитория не очень о них знает.

В прошлом году прошел совершенно классный проект в Дружковке. Сейчас «Гараж Генг» имеет свою программу развития по регионам. Практически все мои друзья и знакомые, которые занимаются развитем регионов или социальными проектами, ездят в регионы, или их приглашают, или они там что-то инициируют, едут в какие-то села и начинают там работать.

Есть совершенно потрясающий украинский стрит-арт художник Дима Микитенко, которые каждый год делает фестиваль Black Circle, который проходит в маленьком селе под Луцком, откуда Дима родом, и куда съезжаются лучшие художники стрит-арта из Украины, иногда из Европы. В рамках нашей страны это изюминка, к которой надо присматриваться, ведь об этом фестивале знают больше в Польше, чем в Украине.

В прошлом году было Porto Franko, где показывали все, что было в течение года в Киеве. Но при этом слух о Porto Franko до Киева не дошел так, как хотелось бы.

Ірина Соломко: Ви говорите, що аудиторія одних заходів – це самі митці, які приїжджають, а інші заходи – це фестивалі, театральні постановки, виставки. Якщо дивитися на співвідношення цих заходів – що переважає в Україні та в регіонах?

Дар’я Кольцова: Если честно, мне кажется, что это вообще неважно, важно то, какие задачи перед собой ставят как фестивали, так и отдельные люди, которые приезжают куда-то с проектами, и как они коммуницируют с местной аудиторией, потому что самая главная задача подобных региональных вещей – подтолкнуть местную аудиторию к какому-то развитию для того, чтобы там появлялись свои проекты.

Чаще всего у всех иностранных резиденций и у наших тоже стоит задача или делать открытые дни в мастерских и общаться с местными, или делать какие-то воркшопы, или что-то делать с детьми.

Был совершенно потрясающий опыт, который серьезно прошелся по мировой прессе, когда английский скульптор Энтони Гормли приехал в местную деревушку и начал там не просто создавать скульптуры, а создавать их в общении с местной аудиторией. Они советовались общались, люди что-то предлагали. Здесь самое ценное, что художник часто-то делает и уезжает. А реставрацию этого делают потом сами люди. И эти скульптуры поддерживало местное население, они их воспринимали как часть этого пространства.

Ірина Соломко: Такі варіанти є в Україні?

Дар’я Кольцова: Такие варианты есть в Украине, и они должны быть. Рома Минин с детьми делал огромный мурал во Львове, который там очень любят. У нас много чего производят, но какое количество часов у нас выделяет какой-то канал на культуру и какое количество часов он выделяет на политику?

Програма створена за сприяння проекту «ДЕСПРО». Проект не обов’язково поділяє точку зору авторів програми та її учасників, яка була висловлена в програмі. Почуймося!

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.