Слухати

Важливо сказати непідконтрольній Україні, що ми рухаємось вперед —Косинський

15 серпня 2016 - 16:48
FacebookTwitterGoogle+
На непідконтрольних територіях неможливі реформи, тому важливо демонструвати ці нові якісні зміни в Україні: «Тоді різниця рівня життя буде очевидною. Об’єднання наших територій пришвидшиться».

kosynskyy.jpg

Роман Косинський // «Громадське радіо»
Роман Косинський
«Громадське радіо»

Так говорить Роман Косинський, заступник голови Луганської обласної військово-цивільної адміністрації, з яким ми спілкуємось в рамках проекту про права і владу місцевих громад «Територія».

Ірина Соломко: Наскільки складно проводити реформу децентралізації в умовах, коли частина області окупована, а інша — під обстрілами?

Роман Косинський: Процесс децентрализации довольно сложный и комплексный, связанный с развитием территории на уровне местных громад. Война в данном случае не должна быть препятствием. Наоборот — это стимул, который подтолкнет на более активное участие в этом процессе.

Ведь, кроме того, что это даст инфраструктурный и социальный эффект, он гарантирует и политический эффект — показать той территории, которая нам неподконтрольна, что Украина движется вперед.

Я лично не уверен, что на неподконтрольных территориях возможны какие-либо реформы, поэтому нам нужно показывать, что мы движемся к лучшему. Когда разница в уровне жизни будет очевидна, объединение наших территорий ускорится.

Ірина Соломко: Скільки на Луганщині вже об’єдналось територіальних громад?

Роман Косинський: Территория области на 80% — агропромышленный сектор. Из промышленности осталось 20%, это три города — Рубежное, Северодонецк и Лисичанск. Наша основа — Слобожанщина. И тут вы не найдете ни одного незасеянного, необработанного кусочка земли.

90% населения Луганщины никогда не выезжало за рубеж, и не видело, как там живут люди.

К сожалению, исторически сложилось так, что 90% населения нашей территории никогда не выезжало за рубеж, не видело, как там живут люди. Около 70% никогда не выезжали дальше своей области или двух-трех соседних, особенно мало кто доезжал до западной Украины.

В этом есть, наверное, проблема: люди замкнуты в той устойчивой системе, которая была разработана еще при Советском Союзе, и в которой не было стимулов для развития личности. Советская система была построена на коллективизме и заточена на то, чтобы погашать любые инициативы и личность. Все работало системно — не давали лидерам проявлять себя. Отсюда пассивность и неверие.

Я сейчас езжу по селам, общаюсь с сельскими лидерами, и вижу в них потенциал, высокий интеллектуальный уровень и профессиональную подготовку. Но руки у них опускаются по причине нехватки ресурсов и недоверия к власти. Поэтому они не живут, а выживают с полным отсутствием оптимизма.

И вот как раз децентрализация и дает им возможность раскрыть свой потенциал. Раньше было так: государство аккумулировало на себя все ресурсы, а потом распределяло их по своему усмотрению по территориям. На территориях их представители распределяли эти ресурсы дальше на низший уровень. И это вертикаль родила серьезный коррупционный механизм.

Чем больше было прослоек в этом процессе, тем меньше получал селянин и село, что привело к тому, что за последние годы на села не выделялось ни копейки. Я хожу по домам культуры, клубам и спрашиваю, что за последние годы было приобретено? Оказывается, ничего. Это сегодняшняя реальность Луганской области. В тех населённых пунктах, где есть какие-то опорные предприятия, еще более-менее наблюдается движение. Там же, где не было создано никакого бизнеса, а все осталось еще со времен Советского Союза, нет никакого развития.

Поэтому реформа децентрализации дает возможность использовать ресурсы, которые предоставляются новым объединенным громадам: налог на доходы, налог на землю, акцизы и т. д.

Ірина Соломко: Насправді фінансова децентралізація розпочалась в кінці 2014 року, з процесом об’єднання громад безпосередньо не пов’язана.

Роман Косинський: А я, наоборот, считаю что финансовая децентрализация и процесс объединения громад связанны. Потому что, в случае заболевания всего организма, нельзя лечить какой-то отдельный орган. Финансовая децентрализация — один из этапов объединения территориальных громад.

Если простым человеческим языком объяснять людям, что такое объединение громад, они быстро понимают перспективы.

Большая проблема заключается в том, что у нас нет информационного разъяснения населению, а что же это такое — объединение громад. Если простым человеческим языком объяснять, они быстро схватывают и понимают перспективу.

Финансовая децентрализация — это гарантия способности объединенных громад. Но нельзя подходить к этой реформе как к простому распределению денег. Суть ее не в том, чтобы иметь перевыполнение бюджета и сидеть на месте, а в том, чтобы готовить проекты по развитию населенных пунктов.

Для этого и нужно создавать объединенные территориальные громады, где должны появляться рабочие места, формироваться местный бюджет, приобретались полномочия и т. д.

Давайте уже выходить из этого утопического состояния. Не нужно забывать, что мы живем для детей. Где они будут жить, если мы не будем развивать территории?

Ірина Соломко: Ви говорите, що з людьми потрібно говорити простою мовою. Вам це вдається?

Роман Косинський: К каждому нужен индивидуальный подход. Здесь нет единого рецепта или пути донесения истиной цели создания объединенных территориальных громад и реформы децентрализации. Поэтому мы выбираем разные способы.

Один из способов, который мы решили испробовать и реализовать по инициативе председателя военно-гражданской администрации в Луганской области Юрия Гарбуза — это проект по разъяснению и обмену опытом для развитию местных громад и сельских территорий.

Теория важна, но как показывает опыт, практические примеры — самое действенное средство, которое срабатывает на 100%. Наши люди пока не увидят и не попробуют — не поверят.

В рамках проекта мы собрали всех представителей местных властей, а их больше 50 человек — главы райсоветов, сельсоветов и т. д. — и повезли их по городам: Полтава, Винница, Тернополь, Хмельницкий, Львов, Закарпатье. Наша цель была показать как можно на уровне местных громад, используя ресурсы, которые есть на базовом уровне в сельских местностях, что-то действительно сделать. И они увидели, что можно ремонтировать школы и садики, и создавать амбулатории. Увидели и шикарный опыт внедрения международных проектов.

Познакомились со своими коллегами, у которых такие же проблемы. Поняли, что можно сделать, если сильно захотеть.

Одно село никогда не будет давать такой эффективный результат, как может дать объединение сел.

Ірина Соломко: Я знаю що на Луганщині об’єдналися дві громади, і ще дві знаходяться на етапі об’єднання. Розкажіть про них.

Роман Косинський: У нас сейчас две действующие громады: Новопсковская и Новокуракинская, которые провели выборы, получили субвенцию и уже работают согласно законодательству об объединенных территориальных громадах.

На Луганщине объединились две громады и еще две готовятся к объединению.

Они нормально живут и развиваются. Не произошло никакого чуда, потому что от децентрализации ждать чуда ни в коем случае не нужно. Это работа, которая принесет результат здесь и сейчас. Людям именно эту мотивацию нужно объяснять: если я сам посадил и выкопал, то это — мое, а если я посадил, выкопал и у меня забрали, то зачем я тогда буду это сажать?

Готовятся к объединению Счастинская и Новоайдаровская территориальные громады.

Ірина Соломко: І ці громади фактично знаходяться на лінії вогню?

Роман Косинський: Да, и они согласны объединятся, исходя из перспективного плана.

Ірина Соломко: Скільки ці громади будуть нараховувати людей? Окремо — одна і друга?

Роман Косинський: Точно не смогу вспомнить цифры, но каждая численностью более 10 тысяч. Я, посмотрев на опыт объединения территориальных громад по стране, стал сторонником крупных громад, конечно, не огромных, но и не мелких.

Тернопольщина убежала вперед по объединению громад. Но у них много мелких, 30% из них не совсем способны. И в этом сейчас проблема. Теперь они ждут закона о присоединении, который позволит громадам, которые изначально не согласились объединяться, увидев позже потенциал, присоединиться.

У нас тоже есть такие ситуации. Я в связи с этим хотел призвать те громады, которые не объединились, чтобы они смотрели и делали выводы. Уже сейчас нужно готовиться к присоединению чтобы, как только закон примут, и он вступит в силу, быть во всеоружии. Проявляйте инициативу. Мы поможем, будет большая эффективная способная громада, а не куча мелких громад, с которыми мы будем иметь большие проблемы.

Ірина Соломко: Але в представників маленьких громад також є запал, і вони хочуть довести, що також можуть бути успішними. В чому полягають головні виклики для них?

Роман Косинський: В первую очередь в экономике, инфраструктурных моментах: опорные школы, медицинские учреждения и т. д. Ведь смысл реформы — это эффективный менеджмент. Структура будет более гибкой, когда будет большое количество подразделений, каждое из которых будет влиять на какой-то процесс.

Я приятно удивлен, насколько большой потенциал на Луганщине. Как много людей, которые переживают за свои громады, и готовы возглавить процесс.

Наша задача сейчас — создать общественную площадку, которая позволит развиваться и в медицине, и в образовании, и в системе местного самоуправления. У нас же практически все осталось на той территории, а медицина вообще отсутствует, весь второй уровень остался на неподконтрольных территориях.

Мы хоти уйти от политических движений, сделать общественные ассоциации, максимально их развить, собирать лидеров. Если мы покажем, что мы готовы дать ресурс и помочь организационно и административно, то много переселенцев подтянуться и вернуться к нам из других областей.

Ведь, куда не заезжай, наши предприятия разбрелись по всей Украине. Их нужно возвращать назад.

Програма створена за сприяння проекту «ДЕСПРО». Проект не обов’язково поділяє точку зору авторів програми та її учасників, яка була висловлена в програмі. Почуймося!

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.