Слухати

Влада Запоріжжя не дає створювати ОСББ по закону, - голова правління ОСББ

14 лютого 2018 - 19:55 264
Facebook Twitter Google+
В місті Запоріжжя вже 25% будинків створили ОСББ. Але місцевий виконком дозволяє створювати ці об’єднання лише на нелегальних умовах

Дмитро Коба, голова правління ОСББ «Квіткова алея» у Запоріжжі є головою єдиного у місті ОСББ, яке створювалося згідно з постановою 301, яка регулює створення ОСББ. Відтоді вже дев’ять місяців це об’єднання не може отримати гроші за субсидії та пільги та утримує свій будинок без жодної допомоги.

Ірина Соломко: Наскільки мені відомо, попри те, що міська влада має бути зацікавлена у тому, щоб було створене ОСББ, певні перепони вона чинить. І Запоріжжя – одне з тих міст, де створити ОСББ не так легко.

Дмитро Коба: Создать его, следуя всем шагам, прописанным в законе, не так легко. И это не только в Запорожье, насколько я знаю, и в Харькове были такие случаи – исполкомы принимают решения, которые усложняют создание ОСМД законными способами, направляя создание ОСМД немного в коммерческое русло к управляющим компаниям.

Ірина Соломко: А по суті управляючі компанії – це старі ЖЕКи, які просто тепер називаються управляючими компаніями.

Дмитро Коба: В большинстве случаев – да, но есть и реальные управляющие компании, которые созданы не из ЖЭКов. Но в основном – да, это бывшие ЖЭКи, просто одних уволили, скрутили старую вывеску, а новую повесили. 

Ірина Соломко: І вони і досі знаходяться під впливом міської влади, тому вони і не зацікавлені в тому, щоб створювалося ОСББ, адже будинки можуть обслуговуватися у цих компаніях і без ОСББ.

Дмитро Коба: И да, и нет. Они заинтересованы в том, чтобы создавались ОСМД по их правилам. Потому что полностью они все же не могут препятствовать. А то, в чем не можешь препятствовать – возглавь, что они и пытаются делать через решения в исполкомах.

Ірина Соломко: Давайте про це поговоримо докладніше. Яким чином це відбувається?

Дмитро Коба: Как только создано ОСМД, сразу же в трехмесячный срок бывший управитель должен передать техническую документацию, а местная власть должна списать дом с баланса по определенному постановлению № 301. Все очень просто – передали документацию, списали дом. Дом и так уже давно принадлежит совладельцам, просто им об этом никто не говорил, и они продолжают заботится о нем сами, считать свои деньги прозрачно. Но не так все просто. На местных уровнях документы быстро не передают, конкурсы оттягиваются, передают дома с балансов на баланс, и ты ныряешь в бюрократическое болото.

Пока были ЖЭКи – это были наши дома, наши коммуникации, а мы думали, что это чье-то, платили и не контролировали это

Ірина Соломко: Ви сказали, що після того, як ОСББ створене, будинок стає вже не де-факто, а де-юре власністю мешканців, і утримувати його потрібно самим. Отже, ОСББ мають право отримувати кошти  на капітальні ремонти?

Дмитро Коба: Даже до создания ОСМД  это была собственность совладельцев. С момента приватизации первого помещения в доме, этот дом перестал быть собственностью страны или города, он стал частной собственностью. То есть все время, пока были ЖЭКи – это были наши дома, наши коммуникации, а мы думали, что это чье-то, платили и не контролировали это. А сейчас приходится объяснять, что это и раньше было наше, а теперь и подавно.

 Но норму в законе о том, что в первом капитальном ремонте должен участвовать бывший балансодержатель, а это в основном город, никто не отменял.

Ірина Соломко: Ваш будинок, в якому ви створили ОСББ, новий чи старий? І чи намагалися ви отримати ці кошти на капітальний ремонт? Ваша робота – це боротьба з системою чи вам більш-менш комфортно працювати? 

Дмитро Коба: Мы зарегистрировали ОСМД в августе 2016-го года и приняли решение о самообеспечении в декабре 2016-го года. Мы начали содержать свой дом полностью самостоятельно, за свои деньги, платить налоги, зарплаты, улучшать дом, который построен в 1969-м году. Это старый кирпичный дом, находящийся под наклоном и «плывущий» вниз в речку с трещинами по всему дому.

Мы требовали исполнения закона — списания нашего дома по постановлению 301 и передачи нам технической документации, а не как решил исполком – передача с баланса на баланс. Представьте, что 9 месяцев с декабря по август мы содержим дом за наши деньги, платим налоги, зарплаты, но компенсации по субсидиям предоставляют коммунальному предприятию, которое якобы предоставляет нам услуги. То есть оно подает документы в отделение соцзащиты, что оно представляет услуги, а это акты выполненных работ.

 Ірина Соломко: Що це за комунальне підприємство?

Дмитро Коба: Это коммунальное предприятие «Наше місто». Это те же люди, те же помещения, просто там менялось название. До него было еще одно коммунальное предприятие, которое обанкротили, чтобы зашло новое на его место.

Ірина Соломко: Тобто ви не те, що гроші на капітальний ремонт не отримали, ви навіть не можете вибити гроші на субсидії?

Дмитро Коба: Да, за эти девять месяцев, за которые управление соцзащиты настаивало на том, что нас обслуживает и делает работы коммунальное предприятие, которое ничего не делает, мы так и не получили денег. Мы до сих пор продолжаем переписку, и решаем эту проблему с Министерством регионального развития. Уже даже из Минсоцполитики приходят разъяснения на наше Шевченковское управление УТСЗН города Запорожья, и уже городские отделения УТСЗН признают, что мы все сделали правильно, предоставили все документы, всех предупредили и имеем право. Но единственный начальник Шевченковского УТСЗН города Запорожья Сагура Ольга Николаевна считает, что все эти документы и распоряжения ничего не стоят.

Представьте, что 9 месяцев с декабря по август мы содержим дом за наши деньги, платим налоги, зарплаты, но компенсации по субсидиям предоставляют коммунальному предприятию, которое якобы предоставляет нам услуги

Ірина Соломко: Це така ситуація тільки з вашим ОСББ?

Дмитро Коба: Да, в городе Запорожье мы единственные, кто пошел этим путем и требовал списания дома по 301-му постановлению так, как это прописано в законе. Остальные ОСББ шли по пути, который принял исполком, потому что там все подвязано в основном на титульные списки, выделение денег на ремонты, крыши – сотни тысяч и миллионы гривен.

Ірина Соломко: Виходить, що система, яку придумало місто, дозволяє їм досі контролювати потоки, а згідно з законом так не має відбуватися, адже є проста процедура – будинок стає ОСББ і всі ці грошові потоки влада контролювати перестає?

Дмитро Коба: И у тех ОСМД, которые пошли по их пути, есть больше шансов получить какие-то деньги, которые прописали и приняли в исполкоме. А у нас нет никаких шансов что-то получить.

Ірина Соломко: Коли ви описували будинок, я здивувалася, тому що я була впевнена, що в старих та проблемних будинках не намагаються створювати ОСББ, розуміючи, що тут потрібно витрачати більше коштів на ремонт. А лідерами по створенню ОСББ є власники нових будинків. Як ви ризикнули створити ОСББ в будинку, який «сповзає» в річку? Ви прораховували калькуляцію, скільки потрібно скласти в ремонт?

Дмитро Коба: Мы все равно являемся совладельцами этого дома, в независимости от того, содержим мы этот дом или нет. «Плывет» он в речку или нет – от этого ничего не меняется. Просто создав ОСМД, мы можем сами контролировать, сколько нам нужно денег на его содержание и все. Если мы не создаем ОСМД, то это делают за нас, и мы абсолютно не видим, что куда тратится и что делается.

Например, в Запорожье – содержание дома напротив, в котором не создали ОСМД, стоит 6 гривен за квадратный метр. Его содержит управляющая компания. У нас дом в более худшем состоянии, но мы, посчитав все, взвесив все аварийные ситуации, насчитали 3 гривны 25 копеек за метр квадратный. И даже несмотря на то, что мы были девять месяцев без поступлений из соцзащиты, с долгами перед тем коммунальным предприятием, которое нам регулярно поставляет платежки, мы могли содержать свой дом, платить зарплаты, выплачивать все налоги и еще и решать аварийные ситуации, и улучшать свой дом. Люди увидели, что везде горит свет, нигде ничего не течет, батареи впервые в жизни стали настолько горячие, несмотря на то, что теплосеть как давала, так и дает одну и ту же температуру. Просто разница в том, что отопление в этом году мы сами запускали, и каждый стояк мы сами перезапускали и продували. Мы не просто наняли компанию, которая что-то делала, мы своими руками с помощью специалистов все это сделали.

Да, дом старенький, но если мы будем нормально сотрудничать с соцзащитой или пройдет монетизация так, как она должна пройти, то мы еще быстрее сможем восстановить дом.

Если мы не создаем ОСМД, то это делают за нас, и мы абсолютно не видим, что куда тратится и что делается

Ірина Соломко: Скільки у вас в будинку мешканців, які мають субсидії або пільги?

Дмитро Коба: Около 40% жителей.

Ірина Соломко: Скільки вам винна держава?

Дмитро Коба: Мы никак не можем добиться этой цифры от Шевченковского отделения УТСЗН, но это приблизительно от 40 до 60 тысяч гривен. То есть девять месяцев компенсации по субсидиям нет.

Ірина Соломко: Ви сказали, що отримали роз’яснення від державних органів влади, що ви робите все правильно, але керівниця Шевченківського управління УТСЗН відмовляється приймати ці аргументи. Чи розглядали ви можливість подати на неї в суд?

Дмитро Коба: Мы пока стараемся использовать рычаги, который будут более безболезненны для всех, чтобы дать понять человеку, что есть законы, что их нужно исполнять, и что нужно жить дружно и идти вперед вместе.

Ірина Соломко: Ви з нею проводите перемовини?

Дмитро Коба: Мы стараемся, у нас бывают встречи, и мы пока стараемся решить вопрос более мирными путями, но если не получится, мы готовы судиться.

Ірина Соломко: Яку позицію щодо цього займають місцеві депутати? Чи хтось допомагає вам вирішити цю проблему?

Дмитро Коба: У нас была ситуация, когда нам удалось достучаться до мэра, и он дал распоряжение решить эту ситуацию своим профильным замам, в том числе решить вопрос по субсидиям и компенсациям. Первая наша встреча с профильными замами и представителями коммунального предприятия «Наше місто» прошла более-менее в спокойном ключе, были обговорены сроки того, что должно быть выполнено, но потом мэр уехал в отпуск, нам передали техническую документацию и списали дом, а о денежных вопросах полностью забыли. Больше никто на контакт не идет.

Ірина Соломко: Який відсоток ОСББ створено в Запоріжжі? І чи підтримуєте, ви що має відбутися монетизація?

Дмитро Коба: Конечно же я поддерживаю монетизацию. Наша цель – чтобы люди получали себе на счета средства, тогда человек будет платить за содержание дома своими кровными деньгами. И он будет отрывать их от сердца. А в данный момент люди, которые оформили субсидии, не всегда готовы заботиться о своем имуществе — общем и коллективном. А когда ты платишь деньги со своего кармана, ты будешь следить за своей собственностью и будешь более ответственно относиться к деньгам, которые ты потратил.

Что касается количества ОСМБ в городе, то это порядка 25%.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.