Слухати

Зараз для забудовників створені всі умови,— активістка Тетяна Андрійшина

26 липня 2016 - 09:00 89
Facebook Twitter Google+
Тетяна Андрійшина, столична активістка, попереджає: наразі у киян практично відсутні можливості для захисту своїх прав від забудовників

tetyana_andriyshyna.jpg

Тетяна Андрійшина // «Громадське радіо»
Тетяна Андрійшина
«Громадське радіо»

Ірина Соломко: Київрада під тиском активістів прийняла рішення про заборону вирубки деревини в зелених насадження в рамках Києва та в заповідних зонах. Наскільки важко приймалось це рішення?

Тетяна Андрійшина: Мы работали над решением четыре месяца. Аналогичные решения в прошлом году принял Киевский и Закарпатский областные советы под давлением общественности.

Всем известно, что у нас есть проблема с незаконными вырубками, с вырубками, которые проводят лесопарковые хозяйства, иногда делая древесные заготовки под видом коммерческих. И хоть это и коммунальные предприятия, коррупция, к сожалению, продолжает процветать.

Ірина Соломко: И проконтролировать это невозможно?

Тетяна Андрійшина: У нас просто физически не хватает сил и квалификационных специалистов-экологов. А этих лесопарковых хозяйств в Киеве три: Дарницкое, Святошенское и хозяйство в Конча-Заспе.

Вчерашний мораторий Киевсовета — это запрет сплошных санитарных рубок на территории города Киева. Что такое сплошная санитарная рубка? Это когда выходит лесопатолог и, установив, что есть гнилые, сухостойные и пострадавшие деревья, принимает решение, что их нужно срезать. Определяется метраж — гектар или два, вместо того, чтобы вырезать лишь пару тех негодных деревьев. В итоге наряду с сухостойными деревьями уничтожаются и хорошие деревья.

Европа давно уже отказалась от сплошной рубки. Мы хотим заставить лесопарковое хозяйство вырезать только те деревья, которые повреждены.

Это будет первый шаг. Мы уже зарегистрировали законопроект № 4480 в Верховной Раде, который буде касаться особо ценных лесов в Карпатах — пралесов. Это девственные леса, где еще не было рубок. Мы своим законом хотим запретить в этих лесах вообще какие-либо рубки.

Далее мы хоти запретить сплошные рубки и в лесах местного значения. Сейчас мы только отвоевали ПЗФы — Жуков остров, Святошинский парк, парк Феофания, Лысая гора — там, где есть очень древние деревья, которые нужно сберечь для своих потомков.

Ірина Соломко: Вы говорили, что вам было сложно добиться подобного решения. А достаточно ли активистов, которых интересуют эти темы?

Тетяна Андрійшина: Нас очень поддерживал депутат Игорь Луценко. Над данным проектом решения работали: я, руководитель киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко, депутаты Киевсовета Леся Пинзеник, Валерий Гуманенко, Анатолий Шаповал и Игорь Луценко. Если бы не его влияние, как народного депутата, нам было бы тяжело.

Ірина Соломко: Много столичных активистов, как Игорь перешли во власть. На их место уже пришли новые?

Тетяна Андрійшина: У нас много активных людей, но мало тех, которые работают на результат. То есть довести работу до конца. Мало говорить о проблемах, нужно что-то делать.

Ірина Соломко: Я общалась с Ириной Ковальчук, которая активно защищала сквер, и она мне рассказала о вашей работе.

Тетяна Андрійшина: Да, когда мы защищали тот сквер на Серафимовича в 2013 году, мы прошли настоящий ад, потому что боролись с застройщиками, которые были депутатами от оппозиции. Застройщики подавал иски в суд, активистам подкладывали в машину взрывные устройства и т. д. Этот год был самым тяжелым, но после него мне ничего не страшно.

Ірина Соломко: Хватает ли вам как активистам рычагов давления на власть?

Тетяна Андрійшина: Нет, не хватает. Нам очень тяжело противостоять депутатам, когда они протягивают незаконные решения. В этом году я столкнулась с раздачей земли в Быковнянском лесу воинам АТО. Когда я начала поднимать это вопрос, встала вся Быковня. Потому что по закону эту территорию нельзя раздавать. Это лес.

Видите, какая сейчас экологическая ситуация в Киеве. Депутаты, к сожалению, не обращают на это внимание.

Ірина Соломко: Якщо порівнювати 2013 рік, коли був пік мобілізації активістів і громади, і зараз, чи можна сказати, що активність людей знизилась?

Тетяна Андрійшина: Есть люди, которые уже не верят, что можно что-то изменить, но моя позиция такова, что нужно стоять до конца.

Действительно, в 2013 году мы добивались решений Киевсовета по незаконным застройкам. У нас получалось это потому, что мы давили на прокуратуру, у которой тогда еще не забрали функцию надзора.

У активистов уже не осталось никаких рычагов давления, разве, что подавать в суд. Прокуратура, конечно, тоже может это сделать, но только на основании проверок контролирующих органов. А до 1 июля Гройсман подписал распоряжение о ликвидации контролирующих органов.

Например, Государственная инспекция сельского хозяйства города Киева была одним из таких контролирующих органов. С 1 июля она ликвидирована. Функцию ее должны, якобы, передать экологической инспекции, но не передали, а лишь разогнали людей. Поэтому хаос будет продолжаться, ибо в Верховной Раде присутствует сильнейшее строительное лобби.

Ірина Соломко: Тобто зараз ситуація грає ще більше на руку забудовників?

Тетяна Андрійшина: Да, сейчас для застройщиков созданы все условия. Почему сейчас киевляне не могут отстоять свои права? У прокуратуры функций надзора нет, инспекция ликвидирована, Киевсовет свои решения не отменяет. И куда нам идти? И что делать?

Верховная Рада, которая должна работать для народа. Сейчас мы через Игоря Луценко подали проект закона о возобновляемой стоимости зеленых насаждений, но это капля в море.

Сейчас Киевсовет протягивает незаконный детальный план территории. Сейчас есть закон, который предусматривает, что без детальных планов территорий не имеют права застраивать земельные участки. Соответственно, они разрабатывают эти детальные планы, но разработку финансирует застройщик.

Ірина Соломко: Вам залишаються суди?

Тетяна Андрійшина: Но в суд тоже нужно идти, ссылаясь на какие-то проверки. И если Киевсовет принимает до ста землеотводов, а из них 98% — незаконные землеотводы. Сколько же активистов нужно, чтобы собирать материалы и подавать в суды?

Ірина Соломко: Які норми мають бути поновлені або зародженні?

Тетяна Андрійшина: Есть межфракционное объединение За Киев, в которое входят депутаты, которые прошли по «мажоритарке». Возглавляет его Игорь Луценко и Наталья Новак. Но, к примеру, наш законопроект в сессионный зал выносили три раза, и все три раза до него не доходила очередь. Есть законопроекты, которые протолкнуть практически невозможно.

Мы же понимаем, чье большинство в Верховной Раде. БПП проталкивает только те законы, которые им выгодны, а не те, которые нужны для людей. На Игоря Луценко я не имею права давить, он и так делает все, что может. Нас пропустят с нужными нам изменениями в законе о градостроительстве только при большом давлении общественности.

Ірина Соломко: Цей тиск формується?

Тетяна Андрійшина: Он будет формироваться, если под Верховную Раду выйдут тысячи или две киевлян, которым больше не смогут мириться с этими застройками.

Ірина Соломко: Де ви знаходите ресурс, щоб боротися?

Тетяна Андрійшина: Я оптимист, ведь еще ни в одной стране я не видела, чтобы власть была вечной. Вопрос только в том, как эта власть уйдет. Хочется просто, чтобы она как можно меньше натворила беды.

Програма створена за сприяння проекту «ДЕСПРО». Проект не обов’язково поділяє точку зору авторів програми та її учасників, яка була висловлена в програмі. Почуймося!

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.