Слухати

Как компенсировать внимание ребенку, когда мама на войне?

01 березня 2017 - 20:12 243
Facebook Twitter Google+
О войне, о потребностях ребёнка, его переживаниях разлук, и о том, как воспитывать детей в неполных семьях и компенсировать отсутствие одного из родителей поговорим в рамках проекта «Точки опоры»

В нашей студии мамы-ветераны Юлия Толопа и Эмма Зинченко, а также психолог Дана Нагорная.

Татьяна Трощинская: Давайте начнем с личной истории, о ваших детях, которые вас ждут с войны.

Юлия Толопа: Я с 2014-го года в Украине, приехала из России на Майдан, потом записалась в батальон «Айдар», воевала там 11 месяцев, родила ребенка, год и три месяца пробыла здесь, и снова подписала контракт с Вооруженными силами.

Татьяна Трощинская: Сколько ребенку сейчас?

Юлия Толопа: 1 год и 7 месяцев.

Сергей Стуканов: Насколько осознанным был выбор иметь ребенка в таких жизненных условиях?

Юлия Толопа: Я узнала, что беременна на сроке 4 месяца — на войне особо не замечаешь, что с тобой происходит. Узнала об этом я на похоронах своего побратима и была в двойном шоке. Я неделю не знала, что мне делать, но все-таки приняла решение рожать.

Эмма Зинченко: У меня двое детей: старшему шесть лет, младшему — 1 год и 9 месяцев. Я была на Майдане, потом служила в «Миротворце». Оттуда меня уволили за штурм российского посольства в полной военной форме со знаками отличия, после чего я поехала в «Айдар». А августе я вышла замуж за своего побратима, в октябре узнала, что беременна, но решила продолжить службу до родов.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Татьяна Трощинская: У вас бывали мысли, как совместить войну и ребенка? Возможно, закончить службу в связи с рождением ребенка или выбрать только войну.

Юлия Толопа: На тот момент я похоронила столько своих знакомых, что решила, что нужно дать этому миру новую жизнь. С рождением ребенка я много поняла о жизни, он ее изменил.

Татьяна Трощинская: Не было мысли о том, как там ребенок без вас? Или было доверие бабушкам, что с ребенком они справятся?

Эмма Зинченко: Моя мама справляется с моими детьми.

Татьяна Трощинская: Часто в обществе думают и говорят в таких случаях — плохая мать. А если так думает и ребенок, что мама у ехала, бросила?

Эмма Зинченко: Мой старший ребенок мне уже все сказал. Если серьезно, он уже взрослый, он готовится к поступлению в кадетский корпус, и это был его выбор. Он сказал: «Мама, вы должны не сидеть здесь и разрушать страну, а строить ее. А чтобы ее строить, вам нужно воевать и защищать ее». Я ему сказала, что там есть другие люди и другие врачи, на что он ответил, что другие не справятся, их нужно контролировать.

Важно, чтобы у ребенка сформировалась привязанность к одному человеку — это фундамент

Татьяна Трощинская: Сейчас наши героини рассказали маленькую часть своей истории. Что можно было бы прокомментировать уже сейчас?

Дана Нагорная: Я как детский психолог часто в работе сталкиваюсь с нарушением привязанности, ведь важно, чтобы на первых этапах мама была рядом. Дело в том, что жизнь непростая, и каждый выбирает свой путь. Я услышала, что у Эммы есть бабушка, и это хорошо, а у Юли?

Юлия Толопа: У меня нет никого здесь. Родители в России, с отцом ребенка я не живу. Поэтому ребенок с нянями.

Дана Нагорная: Ваш ребенок находится в возрасте сепарационной тревоги, когда ребенка нельзя оставлять, чтобы он в дальнейшем не отрицал свою связь с мамой. После этого могут быть проблемы в подростковом возрасте с самоидентификацией, но, если вы приняли решение уехать, важно, чтобы возле ребенка был один значимый человек, с которым он будет всегда, которому он может довериться, когда у него что-то болит, или возникают какие-то другие проблемы. Но тогда формируется привязанность к этому человеку.

Заканчивается такой период становления в 3 года. В 1,5 года ребенок начинает прилипать к маме и испытывает тревогу, когда мама уходит. В 2 года такой период заканчивается, ребенок понимает, что мама может уходить и приходить, но кто-то есть рядом и заботится о нем.

С двух до трех лет он начинает различать, где мама, папа, бабушка, и к каждому формирует свое отношение.

Важно, чтобы мама вернулась навсегда. Если мама вернулась, а потом уехала, это хуже

Сергей Стуканов: Если ребенок до 2-х лет воспитывается бабушкой, потому что родители где-то в отъезде. У него потом с родителями не будет такой близости. Как это скажется на психологическом развитии в дальнейшем?

Дана Нагорная: Важно, чтобы у ребенка сформировалась привязанность к одному человеку — это фундамент. Если в этом фундаменте не хватает кирпичиков — плохой уход, стресс у ребенка, то фундамент будет шаткий. И то, что выстроится потом, будет стоять какое-то время, но ветер подул — какой-то стресс, и его будет шатать. Эта метафора самая понятная для понимания, что такое базовый период.

Де отримати допомогу

Татьяна Трощинская: Жизнь мамы может изменится, она возвращается, например, с войны, и начинает снова жить с ребенком. Можно каким-то образом компенсировать тот момент, пока ее не было. Что она должна сделать, чтобы ребенок понял, что у него и бабушка есть, но и мама вернулась?

Дана Нагорная: Важно, чтобы мама вернулась навсегда. Если мама вернулась, а потом уехала, это хуже.

Татьяна Трощинская: А если рассказывать ребенку, что мама уезжает, но потом возвращается вновь? Ведь вы же даете обещание перед тем, как уехать, что вернетесь?

Эмма Зинченко: Я всегда старшему сыну говорю, что еду на работу, говорю, когда вернусь. Когда мы были на полигоне, у него было День Рождения — шесть лет. Мы отпросились, приехали, как и обещали, отпраздновали День Рождения и уехали.

Дана Нагорная: Очень важно, что вы об этом говорите, и важно, что выполняете обещание. Ребенок должен знать, что его ждет. Ведь, если тихонько уйти и не сказать ребенку, куда, он начинает фантазировать, причем не в свою пользу — что меня бросили, забыли и т. д. Так устроена детская психика, ребенок все воспринимает через себя.

Если тихонько уйти и не сказать ребенку, куда, он начинает фантазировать, причем не в свою пользу — что меня бросили и забыли 

Сергей Стуканов: Если женщина хочет реализоваться в жизни, в карьере, но не хочет, чтобы ребенок испытывал травму. Сколько лет должно быть ребенку, чтобы она могла пустится с головой в тот же бизнес? Три года?

Дана Нагорная: Три года — это идеальный вариант, в этот период заканчиваются задачи развития ребенка, когда он должен прожить с мамой и с близкими людьми, и в три года у него появляется интерес к другим детям, социуму, ему интересно общаться. Но если брать крайние случаи, то в 5-8 месяцев можно вводить няню по чуть-чуть, чтобы ребенок привык, и смотреть, подходит ли она ему. При этом должна быть одна няня, но в этом случае нужно понимать, что эта няня со временем станет мамой.

Татьяна Трощинская: Хочу задать вопрос девушкам-бойцам. Вы не думали о том, что будет с детьми, если на войне с вами что-то случится?

Юлия Толопа: После того, как я родила ребенка и снова отправилась на фронт, у меня появилось другое понятие в жизни. То есть то, что я делала в 2014-м году, я бы не делала сейчас, не лезла бы на рожон.

Эмма Зинченко: Я — санинструктор, поэтому не особо подвергаюсь опасности, хотя, конечно, стреляют и бывает страшно. Но всегда есть бабушка, на которую можно положиться, поэтому, если вдруг что, она поддержит. Когда ты идешь на войну, всегда есть три возможных варианта развития событий. Первый — ты возвращаешься живым и здоровым. Второй — ты возвращаешься инвалидом. Третий — возвращаешься 200-м. И если не задумываться об этом до того, как ты уходишь на войну, смысла идти нет.

Сергей Стуканов: Со скольки лет ваш ребенок осознавал, куда вы уходите?

Эмма Зинченко: Он знал еще, когда я была на Майдане. Ему рассказывала бабушка, то есть его посвящали. После того, как закончились действия на Майдане, его привезли в Киев, он пообщался с ребятами, с которыми мы дружили.

На самом деле, он осознает довольно давно, что маме нужно заработать денег, чтобы ему было, что покушать, что одеть. Были моменты, когда мы заходили в магазин и он спрашивал, можем ли мы купить конфету, помимо того списка покупок, который у нас запланирован. То есть он осознавал, что нужно иметь отдельный какой-то запас, чтобы купить какие-то конфеты. Мне сильно повезло с ним, он умный человек.

Татьяна Трощинская: Насколько важно, чтобы ребенок гордился тем, что делают родители?

Дана Нагорная: Дети воспринимают родителей, как какие-то божества. Они ими гордятся в принципе, независимо от того, что они делают и как они это делают. Это важно для того, чтобы вырасти. Потому что это я, а я состою из мамы и папы, и если я кем — то не горжусь, то я не горжусь и собой. Потом через время они могут поменять мнение, но вначале, особенно, если они знают, чем занимаются родители, и это обсуждается в школе или в семье, то это, конечно же, важно.

Мама должна донести положительный образ папы, каким бы он ни был, потому что ребенок состоит из папы

Татьяна Трощинская: Есть у вас ощущение, что для него важно то, что вы делаете?

Эмма Зинченко: Мы дома не затрагиваем никогда тему АТО. Он просто знает, что мама идет на работу. Он знает, что мама была в АТО, осознает, что там опасно. Но он знает, что там есть плохие Гонсалесы, которые убивают наших ребят, а нашим нужно помогать.

Сергей Стуканов: Наш диалог продолжит материал нашей коллеги Катерины Кадер о том, что жена первого комбата 25-го батальона «Киевская Русь» Евгения Янченко рассказала, как не разрушить семью и помочь мужу адаптироваться после возвращения с войны.

Татьяна Трощинская: Есть многие женщины, которые уходят не на войну, а на работу, и подолгу не видят своих детей или видят их периодически. Как потом объяснить ребенку, что это была работа и она тоже важна была в этот момент, и мама ребенка не бросила?

Дана Нагорная: Очень важно проговорить ребенку, что это была работа, и я тебя люблю, независимо от всего. Но эта внутренняя привязанность существует у ребенка на бессознательном уровне до трех лет. И когда ребенок вырастает, он любит свою мать, все понимает, но внутри чувство брошенности все равно может возникнуть.

Эмма Зинченко: Есть один момент — если объяснить ребенку, то он всегда поймет. Нужно переговорить, обсудить, как будет правильно. Когда моя мама родила сестренку, ей пришлось лечь в больницу, и она там провела почти три года. То есть тогда была ситуация — или лечиться, или умереть, и мы поняли это. И мой сын понимает, что мы или защищаем свою страну, или война будет здесь в Киеве, и жизни не будет.

Сергей Стуканов: Хотелось бы еще затронуть тему воспитания детей в неполных семьях, когда нет мамы или отца. Как компенсировать отсутствие одного из родителей при воспитании ребенка?

Дана Нагорная: Это чаще всего зависит от возраста. Чаще всего нет папы, поэтому для ребенка важно сохранить положительный образ папы. Если этого не сделать, он будет его искать в каких-то других мужчинах, в друзьях, в начальниках, в каких-то авторитарных фигурах. Мама должна донести положительный образ папы, каким бы он ни был, потому что ребенок состоит из папы.

И когда мама обижена на папу, возникает манипуляция детьми или мама не говорит об отце. А это очень важно, в любой ситуации нужно найти выход и рассказать, о том, какие у папы были хорошие черты и качества. Но так получилось, что папы рядом нет.

Самое главное слушать и слышать своих детей. Если ребенок к тебе подходить ребенок и ему есть, что тебе рассказать, нужно его слушать. Все остальное приложится

Татьяна Трощинская: Как ребенку справляться с ситуациями, когда «добрая» школа и «добрая» соседка спрашивает у него, где его папа, когда папы нет?

Дана Нагорная: Если ребенок растет в том пространстве, где ему говорят, что так бывает, это наше решение разойтись, но это никак не должно на тебя повлиять, ты прекрасен и я тебя люблю, то все будет нормально. И если кто-то будет спрашивать, почему нет папы, объяснить — так и говори, что папа живет в другом месте, они с мамой не живут. Если ему преподносить это как что-то естественное, то он и будет реагировать естественно. Если замалчивать, не говорить, то ребенок это будет чувствовать, и раниться, если с ним об этом заговорит кто-то другой.

Сергей Стуканов: Если в семье нет папы, мальчик и девочка воспринимают это по-разному?

Дана Нагорная: Для девочки в 3 года важен какой-то мужской объект — дедушка, друг семьи, к которому она может привязаться, чтобы выйти в мир от мамы. Она должна получить признание, что она красивая, хорошая, умная. И это важно получить от мужчины.

Для мальчика важна мужская самоидентификация, он должен подражать во всем какому-то мужчине. Поэтому мальчики будут искать мужчину, которого они уважают, который хорошо относится, и они будут пытаться вести себя так, как он, выглядеть так, как он. Поэтому очень важно, чтобы такой человек был. То есть компенсация папы должна быть.

Татьяна Трощинская: Если люди расходились не очень хорошо, тяжело понять, почему свое плохое отношение не нужно выливать на ребенка. Или ребенок должен слышать правду в восприятии папы или мамы?

Дана Нагорная: Нет, правду он осознает позже, когда вырастет. А когда он развивается, для него важно идентифицироваться с мамой и с папой. Ведь если мама и папа плохие, то я тоже плохой. И тогда происходит нарушение самовосприятия. Еще важно — если уходит папа, а остается сын, то нельзя на него навешивать роли мужа, чтобы он был кормильцем в семье.

Важно помнить, что это ребенок, и он может помочь по своему желанию, согласно своего возраста, но перевешивать на него обязанности, которые ему будет сложно потянуть, нельзя.

Эмма Зинченко: Самое главное слушать и слышать своих детей. Если ребенок к тебе подходить ребенок и ему есть, что тебе рассказать, нужно его слушать. Все остальное приложится.

01_bereznya.jpg

Мамі важливо знати //
Мамі важливо знати

Точки опори

Цей матеріал було створено за підтримки International Medical Corps та JSI Research & Training Institute, INC, завдяки грантовій підтримці USAID. Погляди та думки, висловлені в цьому матеріалі, не повинні жодним чином розглядатися як відображення поглядів чи думок всіх згаданих організацій. 

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.