Слухати

Как повзрослеть, оставаясь молодым?

01 лютого 2017 - 19:34 306
Facebook Twitter Google+
О том, как повзрослеть и отыскать внутренний баланс поговорим с коуч-тренером Анной Валенсой и профессиональным жизнелюбом Виктором Гострым, который называет себя дважды народным художником Русановки

Михаил Кукин: Что такое психологический возраст и чем он отличается от биологического?

Анна Валенса: Мы в нашей жизни все растем физиологически — становимся старше, взрослее. Однако, можем не вырастать психологически, не проявлять функции, которые свойственны взрослому возрасту. Это называют инфантилизм — детскость. К примеру, неспособность ухаживать за собой, одеваться соответственно социальным нормам и представлениям.

Что может считаться инфантильностью в нашем обществе? Те, кто голосуют за гречку, не способны принять решение, за кого голосовать. То есть те, кто может выполнить функцию — проголосовать по своему мнению, называют тех, кто так не делает инфантилами.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Михаил Кукин: Правда ли, что наше постсоветское общество намного инфантильней, чем западное?

Анна Валенса: В индивидуальном плане — да. В Советском Союзе было массовое общество, когда основные виды деятельности и индивидуальной активности прописывались. Мы все должны были выучиться, закончить школу, поступить в институт и оказаться действующей ячейкой общества. В обществе были родительские предписания, которые легко было выполнять. Именно поэтому в индивидуальном плане бороться за собственное жизненное пространство, отстаивать свое мнение было сложно.

Елена Терещенко: Когда мы говорим об инфантильном человеке, в сознании вырисовывается некий недоросль. А зрелый человек — это тот, который командует и принимает решение. Вам не кажется, что это может быть смешано в одном и том же человеке? Возможно, в какой-то момент выгодно быть ребеночком?

Анна Валенса: Я разработала схему, которая гласит о том, что все психологические возрасты в человеке, безусловно, присутствуют, у нас у всех есть опция внутреннего ребенка. В которой мы, кстати, оказываемся всякий раз, когда болеем. Или мы периодически впадаем в неописуемое состояние восторга, когда радуемся, как дети.

Но этого мало, мы же не просто дети, которые радуются, мы все весьма сексуальные юноши и девушки, которые хотя экстраординарных впечатлений и острых ощущений. Это также является потребностью взрослого человека, и для меня это совершенно другая роль.

Михаил Кукин: Да, ведь психологический возраст — это не обязательно инфантильность или зрелость. Я всегда думал, что у творческих людей всегда психологический возраст меньше биологического, но это не значит, что они инфантильны. Это способность к свежему мировосприятию.

Анна Валенса: Верно, без драйва, некой искринки и необходимости расширять горизонты не бывает творческой личности. И нужно различать детскую творческость как открытость потоку того, что есть, и людей агрессивно-презентационного типа, они всегда самоутверждаются, и такие люди бывают разного возраста.

 

 

Михаил Кукин: Виктор, почему вы себя называете дважды народный художник Русановки?

Виктор Гострый: Відповідь буде жартівлива. Я колись прослухав інтерв’ю бізнесмена, який себе позиціонував як управляючого трестом. В нього запитали, що, напевно, в його тресті багато людей, на що він відповів, що він один. Тому, коли я почав займатися 8 років тому вуличним розписом, то подував, чому і я не можу собі дати якесь звання? І мають бути критерій, яким чином себе оцінювати, адже суддів немає. І я вирішив для себе: якщо я розмалюю 500 квадратних метрів, то я буду народний художник Русановки, тому що я там живу і малюю. Коли я намалював 1000 квадратних метрів, то довелося собі присуджувати звання двічі народного художника. І думаю, що цього літа я буду тричі народним художником.

Михаил Кукин: Я знаю, що у вас є клуб «Жизнелюб». Розкажіть про нього.

Виктор Гострый: Це умовний клуб, коли збираються люди, які хочуть танцювати: в кафе, на вулицях, в парках. Нещодавно в нас з’явилась людина, яка нам допомагає, — це Гарік Корогодський. Він взяв нас під свою опіку, і зараз ми процвітаємо.

Михаил Кукин: Тобто у вас зараз є своє приміщення і є, де зустрічатись?

Виктор Гострый: Так, тому що на зиму в нас все затихало, а тепер ми можемо зустрічатися і взимку, і влітку. Тому що він орендував для нас щосереди 3 години в ресторані на Гідропарку. А кожної неділі ми запрошуємо вас о 13:00 в кафе на вулиці Пушкінській, 1. Якщо ви танцюєте, співаєте чи граєте і вас немає кому послухати, то приходьте до нас.

Михаил Кукин: Анна, вы разработчик психологических моделей. На ваш взгляд, это инфантилизм, когда пожилые люди собираются, танцуют, поют, играют? Я, например, не вижу в этом ничего плохого, хотя психологический возраст этих людей явно меньше биологического.

Анна Валенса: Я тоже не вижу в этом ничего плохого. Психологический возраст очень слышен. Мы здесь услышали много самовыражения, желания продемонстрировать себя. Но эта деятельность не вылилась бы ни во что, кроме танцев в хорошую погоду на Гидропарке, если бы не появился человек с проектным мышлением и с пониманием минимального финансового вклада. И из спонтанной юношеской деятельности получился деятельный проект. Это сочетание юношеского и взрослого в сочетании нашей реальности.

О детскости можно сказать другое. Она требует заботы, это скорее помощь болеющим и малышам, но не с точки зрения их самовыражения, а их здоровья. Говоря о детстве, я слово инфантилизм практически не использую. Дело в том, что там есть негативная коннотация, что некие инфантилы должны взять себя в руки и за уши вытащить на некий уровень развития. Следуя моей модели психологических возрастов, речь идет о том, что для тех, кто кажется инфантильным, необходимо создавать определенные условия роста, так же, как и для наших детей. Мы же не называем ребенка 5-ти лет инфантилом. Мы ведем его на курсы, в школу, мы заботимся о том, чтобы он вырос. Также мы можем побороть клеймо инфантилизма, которое стоило бы поменьше использовать в речи.

Михаил Кукин: У нас есть материал нашего корреспондента Екатерины Кадер о том, почему взрослые люди живут с родителями. Об этом она попробовала поговорить с психотерапевтом Дмитрием Панфиловым, предложив ему разобрать конкретный пример из жизни.

Михаил Кукин: Всегда ли бывает так, что трагические события в жизни подталкивают к инфантилизму? Казалось бы, человек вернулся из зоны боевых действия, где он должен был повзрослеть, но он становится большим ребенком, чем был до войны.

Анна Валенса: Да, бывает и такое. Что такое травма? Это когда некие обстоятельства превосходят возможность нашего осмысления и нашего влияния на эти обстоятельства. Часто, именно дети уязвимы, когда многие обстоятельства превосходят наши силы на осмысление и возможность влиять. То же самое мы наблюдаем и в зоне боевых действий, где обстоятельства нас превосходят. Силы внешнего мира сильнее, чем моя внутренняя сила понять, что же происходит. То есть травмироваться мы можем в любом возрасте.

Возьмем даже юность — сколько травм принесено на почве любви. Поэтому мы всю нашу жизнь не можем обезопасить себя от того, чтобы не быть травмированными.

Но я настаиваю на том, что большинство тех, кого называют инфантилами, не понимают своей инфантильности, поэтому не могут влиять на собственные изменения. Об этом нужно отдельно заботиться и развивать этих людей.

Большинство тех, кого называют инфантилами, не понимают своей инфантильности, поэтому не могут влиять на собственные изменения

Елена Терещенко: Виктор, вам семьдесят с лишним лет. Наверняка в жизни были драмы и потери. Но все же вы решили быть счастливым. Это вы так решили — быть жизнелюбом?

Виктор Гострый: Я вважаю, що інфантильність — це хвороба, в основі якої лежить лінь. В нас немає педагогіки з ясел, а саме там мають закладати основи того, щоб з дітей не виросли інфантильні люди.

Якщо людина побудує свій час так, що всі її думки будуть зайняті, її руки і тіло будуть працювати 15-16 годин на добу, то вона не буде ні інфантильна, ні депресивна. Переборюйте свою лінь і ви вирішите всі питання.

Михаил Кукин: Анна, не кажется ли вам, что инфантилизм — это порождение не самого человека, а именно патера, который у него есть. Мама будет до последнего все делать, чтобы ее ребенок жил с ней, несмотря на то, что он уже взрослый.

Анна Валенса: Невозможность отпустить ребенка — это такая же зависимость, болезнь и тот же инфантилизм. Как ребенку важно отделиться, так же важно матери — отпустить, и строить свою жизнь, независимо от ребенка.

По поводу того, что патер порождает инфантилизм, или социальные правила общества его могут порождать. Действительно, инфантильное поведение многих советских поколений порождено тем, что все было расчерчено. Все привыкли так жить, и не представляем, как жить, завоевывая себе пространство.

Елена Терещенко: Давайте попробуем понять, для чего нам нужна зрелость? И для чего нам необходимо взрослеть?

Анна Валенса: Все психологические возрасты важны. И чтобы стать зрелым, нужно пройти все стадии. Первое — исцелить свое детство, то есть напрямую забоится о ресурсах для себя, для своего комфорта. Важен фокус внимания на своих потребностях: не забыли ли вы поесть, удобно ли одеты, душно ли вам в этом помещении. Вы одели шапку потому что вам холодно, или потому что вам сказала мама?

И для того, как выходить из зоны комфорта в следующем психологическом возрасте, нужно в эту зону комфорта войти.

Второй шаг — это юность и самовыражение. Продемонстрируйте себя другим людям. Пример Виктора прекрасен. Не ленитесь получать удовольствие.

Следующий этап — это взрослость. Когда стоит не только потреблять спонсорские деньги, а научиться реализовывать свои проекты самостоятельно. Из юношеских великолепных идей мы выбираем одну или несколько, которые мы самостоятельно доводим до результата.

Інфантильність – це хвороба, в основі якої лежить лінь

Михаил Кукин: Таким образом мы приходим к тезису, что инфантилизм лечится ответственностью?

Анна Валенса: Верно, взрослость — это тема ответственности. Первый раз только во взрослом психологическом возрасте для человека ответственность перестает быть чем-то непонятным и тяжелым. Спросите у 5-летнего ребенка, что такое ответственность? Он посмотрит на вас удивленными глазами. Попробуйте юность уговорить быт ответственной. Она протестует против ответственности, потому что у нее есть подозрение, что свобода будет ограничена. Юность — это революционный возраст.

Зрелость — это уже совсем другое, когда уже есть достаточно плодов и результатов своих проектов, которыми можно делиться, отвечая за результат. Эти люди могут себя обеспечивать и в то же время патронировать других без ущерба для себя. Зрелый человек имеет право и возможность создавать законы и правила для других людей и развивать будущее.

Виктор Гострый: Що таке зрілість, на мій погляд. Зрілий — це той, хто вміє аналізувати, приймати рішення і нести відповідальність.

Михаил Кукин: Что в стрессовых ситуациях, в которых пребывает наше общество, может заставить человека повзрослеть, а не впасть в инфантильное состояние? Например, многие переселенцы растеряны, а другие, наоборот, собрались.

Анна Валенса: Общего рецепта нет, однако, первая опция — это контакт с кем-то, кого вы считаете другом или поддержкой. Важно не замыкаться, обратиться за помощью на том уровне, на котором она вам нужна. Но для этого нужно принять внутреннее решение — обратиться за помощью и жить дальше. И придется поверить, что есть добрые люди, есть люди, близкие вам по ценностям или обладают тем ресурсом, который вам нужен.

Виктор Гострый: Людям, вирваним зі свого звичного середовища, складно перейти в іншу реальність, освоїти іншу спеціальність, тому що багато з них працювали у вугільній сфері. Але потрібно бути активним, як ви себе налаштуєте, так воно реалізується в іншому житті.

Також потрібно із розумінням ставитися до мовного аспекту. Багато переселенців звикли говорити російською, і до них часто відчувається негативне відношення лише через це.

«Громадське радіо» радить, де шукати допомогу у складних ситуаціях.

tochy_opory_01.02.jpg

Советы психолога //
Советы психолога

Точки опори

Цей матеріал було створено за підтримки International Medical Corps та JSI Research & Training Institute, INC, завдяки грантовій підтримці USAID. Погляди та думки, висловлені в цьому матеріалі, не повинні жодним чином розглядатися як відображення поглядів чи думок всіх згаданих організацій. 

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.