Слухати

В Америке от алкоголизма не кодируют, — психологи

24 травня 2017 - 18:04
FacebookTwitterGoogle+
Как возникают зависимости и как от них избавиться? Рекомендации американского и украинского психологов

В рамках проекта социально-психологической поддержки «Точки опоры» будем говорить о разного рода зависимостях. Почему невинная привычка становится непосильным бременем и как от него избавиться?

Советы и консультации украинского и американского специалистов в области психологии и психотерапии, надеюсь, помогут тем из нас, кто отягощен вредными привычками.

В нашей студии Андрей Карачевский, доктор-психиатр и психотерапевт, главный специалист Минздрава по специальности Медицинская психология и психотерапия.

И Ольга Запорожец, доктор в преподавании психологического консультирования и супервизии, преподаватель кафедры Психологического консультирования в Regent University, Вирджиния Бич, США; лицензированный профессиональный консультант, специалист в области химической и поведенческой зависимостей.

Михаил Кукин: Привычка, пристрастие, зависимость, одержимость — в чем разница?

Андрей Карачевский: Якщо ми говоримо про залежність від алкоголю, то це захворювання, яке виникає, коли людина не може контролювати своє вживання, коли вона має такі прояви як синдром відміни, коли її трусить, колотить і вона не може нормально функціонувати через те, що вчора вживала алкоголь, а сьогодні — ні. Коли більша частина часу витрачається на те, щоб знайти і випити. І коли є проблеми з соціальним функціонування через вживання алкоголю.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Елена Терещенко: А якщо людина кожного дня випиває свою дозу, і це триває роками, причому вона веде нормальне життя? Хіба це не залежність?

Ольга Запорожец: Це також залежність, бо має місце регулярність, а це один із симптомів. Коли формується залежність, то є регулярність. Вона може бути не кожного дня, а наприклад, кожного тижня. І якщо я кожного тижня з друзями випиваю чи вживаю наркотики, це також говорить про те, що формується залежність.

Стан відміни може не наступати, коли людина регулярно вживає наркотики чи алкоголь, тому що живлення цими речовинами постійно відновлюється. Наркотик марихуани, наприклад, в організмі може зберігатися до 30 днів.

Михаил Кукин: Очень много людей говорят, что могут бросить пить и курить в любой момент. И они действительно в течение жизни не единожды бросали. Есть ли у них эта зависимость?

Ольга Запорожец: В данном случае вещество или поведение может выполнять определенную функцию в жизни человека. То есть он говорит, что может бросить в любой момент, но почему человек пьет и курит? Всем нравится состояние кайфа, это всем понятная причина. То есть человек получает от этого какое-то удовольствие, по крайней мере вначале. И это очень важно это понять. Формируется определенный цикл зависимости. Конечно, у человека остается воля, и у него всегда есть выбор — принять или не принять. Но он постоянно выбирает принять, потому что находится в определенном цикле, потому то ему хочется, и он что-то от этого получает. Есть физический и эмоциональный запрос. Есть и физиологическая зависимость — состояние отмены, то есть какая-то ломка.

Залежна людина може не вживати рік, але все одно залежність залишається

Михаил Кукин: Мы говорим сейчас о нездоровых привычках, а есть и здоровые. Почему, к примеру, получать кайф от спуска с горы на лыжах — хорошо, а от шоколада или наркотиков — плохо? Хотя спуск с горы тоже может закончится летально.

Ольга Запорожец: Наркотик и алкоголь имеют побочные эффекты, они разрушают здоровье, просто, возможно, постепенно. Последствия от алкоголя и наркотиков не такие же, как от спуска с горы. Человек постепенно отстраняется от друзей, от семьи.

Андрей Карачевский: Якщо людина раз на тиждень смакує Білий Мускат Червоного каменю, то це може і не шкодити його здоров’ю та сім’ї. Але зазвичай в тих, хто звертається за допомогою, все вже рушиться. Вони можуть покинути вживати алкоголь самостійно через проблеми, які в них виникають, і в деяких це непогано виходить, вони не п’ють решту життя.

Та для декого це є проблемою, вони зарікаються, що не будуть вживати більше, ніж 100 грам, а потім зриваються через певний час. Залежна людина може не вживати рік, але все одно залежність залишається. Людина починає вживати потрошку, а потім вже набагато більше, ніж до того.

Залежність — це прогресуюче захворювання. Людина втрачає контроль за тим, скільки вона вживає і за своєю поведінку в стані вживання.

 

 

Елена Терещенко: Та сама схема працює і з кіберзалежністю?

Андрей Карачевский: Так, коли людина сподівається зайти на 5 хвилин до соціальних мереж, а проходить декілька годин і звіт не робиться, іспит не готується, — то це залежність.

Ольга Запорожец: В клиническом понимании есть состояние интоксикации, и это состояние не означает, что есть какая-то зависимость. Когда человек выпил водки — ему плохо, то это не зависимость.

Есть регулярность и какие-то негативные последствия, и здесь мы начинаем говорить, что есть употребление с негативными последствиями. Это тоже еще не зависимость, это говорит о том, что человек употребляет алкоголь, несмотря на то, что есть какие-то негативные последствия, например, забрали права за вождение в нетрезвом виде.

А когда речь идет о зависимости, картина шире: есть и регулярность, и негативные последствия, и потеря контроля, увеличение дозы, чтобы достичь нужного состояния.

Залежність — це прогресуюче захворювання. Людина втрачає контроль за тим, скільки вона вживає і за своєю поведінку в стані вживання

Михаил Кукин: Зависимость от алкоголя или от курения может быть не обязательно химическая, но и поведенческая — все вокруг курят, и я буду, хотя мне это удовольствия не доставляет.

Ольга Запорожец: Одно и второе происходит одновременно. Если вы не ощущаете от употребляемого продукта повышенное настроение, все равно организм привык принимать никотин или алкоголь. И все равно будет наступать состояние отмены, даже, если это теперь выполняет и какую-то социальную функцию — вы с друзьями собираетесь, выпиваете и курите.

Андрей Карачевский: Хочеться запитати, для чого ж тоді ви вживаєте, якщо немає задоволення? Хіба не можна отримати задоволення просто від спілкування з друзями?

Михаил Кукин: Говорять, що найгірше залишатися тверезим в компанії п’яних.

Андрей Карачевский: Це ваш вибір — залишитися в цій компанії чи піти.

Ольга Запорожец: Это мы называем оправданием, аддикционным мышлением, когда человек оправдывает свой выбор — «мне же нужно отдохнуть, расслабиться».

Михаил Кукин: Може бути ситуація, коли мені дорогі ці люди в компанії, мені не подобається пити, але я п’ю з ними, тому що п’ють вони.

Андрей Карачевский: Чому? Якщо вони будуть їсти якийсь непотріб, то ви теж його будете їсти?

Де отримати допомогу

Михаил Кукин: Есть еще медикаментозная зависимость. Мы знаем примеры людей, которые возвращаются с войны, получают на курсе лечения антидепрессанты и подсаживаются на них.

Андрей Карачевский: Від антидепресантів немає залежності, це трошки інше. Залежність викликають знеболювальні, транквілізатори, снодійні.

Ольга Запорожец: Здесь похожа ситуация с применением инсулина человеком, у которого сахарный диабет. Инсулин принимается для того, чтобы глюкоза могла восприниматься организмом. Похожие вещи происходят с антидепрессантами. Может быть какой-то серотонин, которого не хватает, мы его восполняем, и человек начинает себя лучше чувствовать.

Коли людина сподівається зайти на 5 хвилин до соціальних мереж, а проходить декілька годин і звіт не робиться, іспит не готується, – то це залежність

Михаил Кукин: Но с инсулина спрыгнуть невозможно уже.

Андрей Карачевский: Є протоколи лікування цукрового діабету, коли інсулін необхідний, і тут питання показів. Ми маємо призначати ці ліки, бо це питання якості життя.

Є випадки, коли після операцій потрібні наркотичні ліки, і в деяких бійців після повернення може виникати залежність, вже коли їм не потрібні ці призначення, але це питання взаємодії демобілізованого військовослужбовця з лікарями, і їм надається допомога.

Ольга Запорожец: Нужно понимать, с какой целью человек принимает препарат. Здесь не состояние кайфа, а обезболивающее. И действительно, может возникать привыкание организма к получению этого вещества, но есть протоколы, как человека снять с этого обезболивающего вещества, к которому образовалась зависимость.

Елена Терещенко: Я хочу перейти от химической к нехимической зависимости: игромания, кибермния, порномания, зависимость от любви и так далее. Это все одного порядка зависимости с теми, о которых мы упомянули ранее?

Ольга Запорожец: Мы только что расписали, что может быть интоксикация, потом употребление с негативными последствиями, потом зависимость, которая формирует стиль жизнь. То же самое происходит и с поведенческими зависимостями, то же состояние эйфории, состояние кайфа, ухода от реальности. В головном мозгу тот же допомин выделяется как с порнографией, как с игроманией, так и с наркотической зависимостью.

Лечение очень похоже. Нужно понять, какую функцию имеет эта зависимость, что она дает, чем ее заместить. Иначе, просто воздерживаясь, ничего не получится. Должно произойти изменение жизни, чтобы произошло исцеление.

Должно произойти изменение жизни, чтобы произошло исцеление

Михаил Кукин: Готовясь к этой передачи наши коллеги организовали опрос среди наших читателей, и попросили ответить на вопрос, почему они курят. Ответы были следующими: привычка, зависимость, не задумывались, почему, замещение деятельности, ассоциация курения со свободой, способ социализации, снятие стресса, ассоциация с удовольствием. И это вполне коррелируется с социологическим исследованиями. Получается, что у этого разные корни?

Ольга Запорожец: Люди по-разному объясняют свою привычку. Чтобы выйти на объективную оценку — это зависимость или нет, нужно использовать определенные критерии оценки. Человек может не осознавать и может оправдывать свое употребление, он может не замечать состояние отмены. Просто по опросу мы не можем понять, чем это является для них с клинической точки зрения

Андрей Карачевский: Чому виникають залежності? Наприклад, у алкогольної залежності є генетичний компонент, у декого могли бути проблеми з печінкою, через це алкоголь дуже інтенсивно діє на організм. Деякі намагалися покращити свій стан за допомогою алкоголю через якісь невротичні розлади, і так багато вживали, що це потім стало проблемою. Причини можуть бути різні. Механізм розвитку залежності, коли вона вже виникла, схожий. А первині причини впливають на перебіг, інколи людина починає вживати не в 30 років, як зазвичай, а в 50-60, коли вона виходить на пенсію.

Слушательница Людмила с Луганщины: Самое главное — в человеке есть сила воли, и все от этого зависит. Я пережила тяжелейшие смерти, курила по две пачки в день, но потом взяла себя в руки и за две недели все бросила. Я жила, живу и буду жить. Сила воли к жизни и любовь к себе много значат.

Ольга Запорожец: Я бы согласилась с Людмилой, что сила воли много значит. Когда к нам приводят людей, приходится работать с мотивацией человека. И действительно, самые эффективные терапевтические подходы направлены на построение мотивации к получению помощи, к изменениям.

Сила воли важна, но, к сожалению, не всегда мы ее сразу видим в терапии.

Людина, яка залежна, — це не слабка людина. Це хибне уявлення, що люди із сильною волею легко позбавляються залежності. Є дуже сильні люди, які в своєму житті досягають значних цілей, але залежність може бути сильнішою за їхню силу волі

Михаил Кукин: Я не единожды слышал от врачей, что невозможно вылечить алкоголизм до тех пор, пока человек сам не понял, что ему нужно лечиться.

Ольга Запорожец: Мы в это верили в 50-60-е годы, когда зарождалось движение анонимных алкоголиков. Теперь в США происходит сдвиг, и мы видим, что есть эффективная помощь людям, которые в первый раз попали в какую-то проблему из-за употребления алкоголя. И не нужно достигать дна, чтобы жизнь развалилась, и они что-то поняли.

Есть программы на следующих этапах, когда есть негативные последствия, но еще нет зависимости, и, конечно, же программы от серьезной зависимости.

Михаил Кукин: Наша слушательница говорила о любви к себе, но важным фактором также является и любовь к семье и к своим ближним. Тут же есть понятие созависимости — зависимости от твоей зависимости твоих близких.

Ольга Запорожец: Действительно, нужно подходить комплексно к семье, потому что семья привыкает жить в определенном цикле. Теперь муж не пьет, приносит все деньги, но спрашивает, куда эти деньги деваются, почему дочь не учит уроки, и кто этот парень, который возле нее ходит. Поэтому семья иногда говорит, что нам нравилось больше, когда папа такие вопросы не задавал.

Андрей Карачевский: Варто звернути увагу, що людина, яка залежна, — це не слабка людина. Це хибне уявлення, що люди із сильною волею легко позбавляються залежності. Є дуже сильні люди, які в своєму житті досягають значних цілей, але залежність може бути сильнішою за їхню силу волі. І на рівні поведінки, і на фізіологічному рівні відбуваються зміни. І для того, щоб людина одужували, однієї сили волі мало. Потрібно, щоб людина хотіла щось змінювати в своєму житті. Є технології, які допомагають зрозуміти, що для неї важливо, де вона себе бачить в цьому житті, і як їй можна допомагати одужувати.

Представляем вашему вниманию сюжет нашего корреспондента Валентины Троян. Она провела интервью с известным швейцарским психологом Стивеном Пфайфером, и они обсуждали в основном виртуальные зависимости, но и о классических видах зависимости тоже говорили.

Михаил Кукин: Представим, что мы нашли проблему, даже уговорили человека с зависимостью обратится за помощью. Что делать дальше? Куда обращаться в Украине?

Андрей Карачевский: В Україні є мережа державних закладів і наркологічних диспансерів, де надають допомогу стосовно фізичної залежності від алкоголю чи наркотиків або тим, хто має психотичні розлади.

І є реабілітаційні центри та приватно-практикуючі психотерапевти, які дають психотерапевтичну допомогу. Є різні центри, які працюють за принципом терапевтичної спільноти, коли людина з наркотичною залежністю проживає рік-два в цьому центрі, виконує певні правила, і завдяки цьому одужує.

Елена Терещенко: Ольга, вы привезли в Украину обучающую программу, которая работает в Америке. В чем ее специфика?

Ольга Запорожец: Мы привезли программу, которую мы сделали для специалистов-психологов, которых мы доучиваем до американского уровня консультантов, в том числе обучаем работать с аддикцией. Это последипломная программа, причем мы добавили не только те критерии, практику и контроль за формированием клинических и диагностических навыков, а также добавили и травмотерапию, смотря на сегодняшнею ситуацию, когда нужно работать с солдатами и их семьями, с переселенцами, с детьми, которые были под бомбежками.

А травма и зависимость очень сильно взаимосвязаны, почему мы видим сейчас среди военнослужащих и солдат повышенное потребление алкоголя.

Михаил Кукин: Есть ли тут какое-то принципиальное отличие от практик, которыми пользуются в Европе и Америке?

Андрей Карачевский: Те, що стосуються протоколів, то все схоже. Зазвичай, є когнетивно-поведінкова терапія залежних, мотиваційне консультування, програми профілактики рецидивів. Це те, що ефективно допомагає таким людям.

В нас в Україні існує приватна практика — кодування. Люди хибно думають, що кодування — це лікування залежності.

Елена Терещенко: Ольга, а в Америке тоже кодируют людей?

Ольга Запорожец: Нет, в Америке не кодируют. Но есть подходы, которые помогают сформировать отвержение, то есть ассоциации с какими-то медикаментами, которые вызывают рвотный рефлекс и так далее.

24_travnya.jpg

Що таке залежність //
Що таке залежність

Точки опори

Цей матеріал було створено за підтримки International Medical Corps та JSI Research & Training Institute, INC, завдяки грантовій підтримці USAID. Погляди та думки, висловлені в цьому матеріалі, не повинні жодним чином розглядатися як відображення поглядів чи думок всіх згаданих організацій. 

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.