Слухати

«Инвалидом себя не считаю!», — боец, потерявший руку от взрыва гранаты

27 червня 2016 - 14:00 144
Facebook Twitter Google+
Иван Козубенко получил множественные ранения и потерял одну руку от взрыва гранаты. Но несмотря на полученные травмы, он уверенно смотрит в будущее и помогает другим преодолеть подобные проблемы

kozubenko_yvan.jpg

Иван Козубенко // Громадське радио
Иван Козубенко
Громадське радио

Задолго до военного конфликта на Донбассе Иван Козубенко учил детей истории, основам права и защите Отечества. На войну попал в одну из волн мобилизации, бойцы и на фронте его звали «историком» и «профессором». В начале Иван Васильевич стоял на блокпосту в Горске, затем служил в Авдеевке и Песках. 1 сентября 2015 Иван Козубенко возглавил склад ракетно-артиллерийского вооружения. Через два с половиной месяца пострадал от взрыва «лимонки».

«Я пострадал от своего сослуживца. Он не моей роты. Или выпивший был или под наркотиками. Он меня подорвал в штабе. Походит ко мне парень 20-летний с Ивано-Франковска: «Ваня, пошли я тебе сюрприз покажу». У меня со всеми нормальные отношения. Мы опускаемся. А у нас штаб был — бывшее горное училище, шахта Димитрова. Опускаемся, он достает из пакета гранату Ф-1. Это «лимонка» называется, радиус действия гранаты 200 м. Он берет, открывает чеку. И подставляет мне под бороду. И говорит: «Ты только молчи».

Чтобы выжить, Иван Козубенко сорвал гранату с руки сослуживца и откинул ее. Но ранения все равно получил серьезные.

«Я пострадал, у меня кисть оторвало, у меня палец оторвало, фалангу пришили, тут перебитое было, три пальца более или менее, тонкую кишку латали. Рубцы, осколки, нога перебита», — рассказывает Иван Васильевич и показывает последствия ранений на своем теле.

Правой руки он лишился, на левой — двигался только мизинец. Долгое время сержант Козубенко лежал в трубках. Так восстанавливали функционирование легких. Покушение на жизнь, увечье и длительное лечение не сломало Ивана Васильевича. Он не унывает и помогает другим раненым поверить в то, что жизнь продолжается.

Я себя инвалидом не считаю. Некоторые да, смотрят на меня, особенно детки. У нас, конечно, психология меняется. Ты всю жизнь пользовался, а теперь нет. Ничего будем приспосабливаться. Мне сделали приспособление, я могу писать до биопротезирования. Когда я буду биопротезирование проходить в Европе, я уже пальцами буду работать. Да, он руку тебе не вернет, но все равно, комфорт какой-то будет. У меня машина есть в ручном управлении. Я приспособлюсь и буду машину водить, — планирует Иван Козубенко.

На проблемы со здоровьем все бойцы реагируют по-разному, поэтому поддержка им очень нужна, — говорит психолог Марина Кехтер:

«Когда человек теряет какую-то конечность, то к травме болевой, к травме потери, добавляется еще и травма, связанная с потерей какой-то части себя, своего тела. И на все это есть закономерности и есть периоды, которые нужно пережить, горевание. Понятно, что новая жизнь она будет отличаться от прошлой. Но в этой точке и выясняется, кто есть кто. И тот, у кого хватает ресурса, перестроится и новые обстоятельства применить, и осознать, и смочь с ними идти дальше, вот там происходит колоссальный человеческий рост», — разъясняет Марина Кехтер.Кликайте, чтобы оценить этот материал

Иван Козубенко считает, чтобы полноценно жить дальше, нужно иметь цель и семью. И желательно хобби.

«Чем жить буду? Получу инвалидность, пенсию, какая-то копеечка будет стабильная. А там время покажет, думаю, в сфере образования где-то буду работать, обучение, передача опыта, в этом. Как? Жизнь покажет», — делится Иван Козубенко.

Светлана Гуренко, «Громадське радіо», Харьков

Точки опори

Цей матеріал було створено за підтримки International Medical Corps та JSI Research & Training Institute, INC, завдяки грантовій підтримці USAID. Погляди та думки, висловлені в цьому матеріалі, не повинні жодним чином розглядатися як відображення поглядів чи думок всіх згаданих організацій. 

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.