Слухати

Ждём демобилизации мужа, никому этого не говорим, — жительница Краматорска

04 червня 2016 - 14:00 547
Facebook Twitter Google+
Жительница Краматорска Светлана Матвейчук — мать троих детей — ждёт мужа из АТО уже почти год. Супруг не признается, где служит, но Светлана догадывается, что под Горловкой

Людям девушка не рассказывает о муже. Держит в тайне то, чем он занимается. Доверяет Светлана только таким же как она, людям чьи родные служат в АТО. О том, как это жить одной и ждать родного человека с фронта, Светлана Матвейчук рассказала «Громадському радио»:

— Мужа призвали уже год назад, уже вот-вот ждём, должен уже скоро вернуться, но пока не говорят — когда. Ну, как год живём? Вот, от звонка телефонного до звонка. Позвонил с утра — вроде бы всё нормально, к вечеру опять переживаешь, волнуешься, ждёшь, пока позвонит.

— А Вы знаете, где он служит, в какой части?

— Ну, мы стараемся об этом не говорить, и вообще такую информацию не говорить, знаю, что где-то под Горловкой сейчас. Связь плохая очень.

— Мужа призвали весной прошлого года?

— В мае прошлого года призвали, вот, уже ждём, когда же? Но говорят, что не отпустят, что ещё месяц-два будут задерживать, служить больше некому, некем заменить.

— То есть, мобилизации не было, почему «некем заменить»?

— Говорят, заменить их некем, может быть, потому что они уже там знают, что уже обстрелянные, может быть, поэтому. Неизвестно, когда отпустят, говорит: «Не знаю».

— Пока мужа нет здесь, как вы живете? Понятно, что у вас другой режим жизни стал. Можете вкратце рассказать, как вы живете, есть ли какая-то помощь от организаций, от государства?

— Ну, от государства какая помощь — получил статус участника боевых действий — оформили льготы на коммунальные услуги. В принципе, и вся помощь. От местных властей никакой помощи нет. Обещали-обещали материальную помощь, нет её. Никак они всё это не решат, не сделают. Как живём? Стараемся поменьше об этом говорить. Поменьше людям говорить, потому что люди у нас разные: те, которые сами такие, у кого мужья есть в АТО, те понимают, а остальные считают, что люди воюют за деньги, враждебно относятся, поэтому вообще стараемся это не афишировать.

… Об этом сложно разговаривать, потому что у каждой душа не на месте. Немножко разговариваем, общаемся, больше ни с кем об этом не поговоришь, люди этого не понимают.

— Вы думаете, специфика Краматорска такая? Или это по стране так, как Вы думаете? Вот Вы общаетесь…

— По большому счёту, я считаю, что это по стране, потому что есть социальные сети, из них видно: считают глупыми тех, которые не «откосили». Очень большой процент таких, а может быть, это те, которые громче всех о себе кричат, а нормальные люди молчат об этом… Это страшно… Страшно, когда не знаешь, позвонит следующий раз, или не позвонит…

— То есть, понять это не пережив, Вы считаете, сложно?

— Это сложно, да. Я не знаю, как бы это понимала, если бы не пережила на личном опыте.

— Скажите, были ли какие-то случаи дискриминации? Или, может, наоборот, когда Вы стали в таком статусе, изменилось отношение к вам со стороны государства?

— Со стороны государства у нас всё как всегда, ничего особенного. Правда, была неплохая льгота до Нового года: ребёнок бесплатно проживал в общежитии в ВУЗе, в Харькове. А с февраля они решили, что нет финансирования от государства. Пытались мы этот вопрос подымать, обращались в Державну службу ветеранів по этому вопросу. Получается так: закон принят, что у детей участников АТО есть льготы на бесплатное проживание, на социальную стипендию, но механизм этих льгот не проработан до сих пор. Поэтому до Нового года ребёнок жил бесплатно в общежитии, а теперь с февраля ему выставляют долг. Это, конечно, проблема. Это неожиданно, не рассчитывали… Социальной стипендии, кстати, так и не было, потому что нет вообще механизма воплощения.

— Это только у вас произошло, или вы знаете подобные ситуации?

— В государственную службу ветеранов я обращалась, там у человека, который служит, у самого чиновника, у него сын во Львове, — та же самая ситуация. Причём, ему даже изначально отказали во льготе на бесплатное проживание в общежитии. А нам хотя бы до января, с января только отменили

— А кроме этих случаев?

— Меньший ребёнок у меня учится в школе, сразу же, как только узнали, что папа в АТО, попросили от папы принести справочку — питается в школе бесплатно. Вот такая льгота, это уже от нашего города. Больше ничего такого, но мы и не обращаемся особо. Вот тоже как-то спрашивали насчёт обращений за землю, что положена земля. Но скажу вам, у нас, в Донецкой области, люди землю не берут просто потому что идёт война. Как можно тут брать землю, обрабатывать, когда не знаешь, что будет завтра, чем эта война закончится? Хотя, говорят, что по стране глотки перегрызают друг дружке за эту землю: в Киеве, во Львове. У нас еще непонятно сейчас, как можно брать, в такой ситуации.

Оцените этот материал и предложите свою тему для программы

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.