Слухати

Українські герої. Володимир Крутолевич

20 квітня 2015 - 21:17 246
Facebook Twitter Google+
Сьогоднішню історію нам переповіли слухачі «Громадського радіо». Волонтерка Наталя Козіна розповіла «Громадському» про пораненого героя Володимира Крутолевича

DSC_6058 (2)Сьогоднішню історію нам переповіли слухачі «Громадського радіо». Волонтерка Наталя Козіна розповіла «Громадському» про пораненого героя Володимира Крутолевича.

«У нас такой субботний десант , которые поддерживают, радуют, кормят и вдохновляют ребят раненых АТОшников, которые находятся там. В одной из палат мы познакомились с Владимиром. Нам рассказали, что есть пленный парень в тяжёлом состоянии, который потерял глаз. Когда мы зашли в эту палату мы понимали о ком речь. Владимир лежал, отвернувшись к стене, когда увидел посетителей, обрадовался, предложил нам выпить чая и захотел рассказать о себе. История его очень потрясла. Потрясла сила духа человека, который сумел не сдаться перед этими обстоятельствами  в которые он попал, он сумел улыбаться и продолжать жить дальше. История не очень простая, он не был уверен, что всё закончится хорошо. Ведь три человека, которые попали в плен, одного выкупили родители, а второго застрелили во время пыток».

Після почутої історії ми вирушили до військового шпиталю в Ірпіні, щоб познайомитися зі справжнім українським героєм. Дніпропетровцю Володимиру Крутолевичу  40 років, його мобілізовано 4 липня 2014 року. Для Володимира це вже друга війна, першу він пройшов в Нагорному Карабасі, звідти і позивний «Карабах».

Не дивлячись на пережиті травми, полон і стреси Володимир не втратив віру в себе і в життя. Він охоче приймає гостей і розповідає про те, що сталося з ним на війні. Він довго переповідав мені про поранення, ніби намагаючтсь виговоритись про наболіле.DSC_6056

«В конце июля мы выехали в зону АТО. Мы стояли в Краматорске, охраняли штаб АТО. Вообще наш полк раскидан по всему фронту. Наши ребята самые первые держали оборону Донецкого аэропорта, потом от них пошли киборги. Наши ребята самые первые разбили псковских десантников, которые заблудились у нас в стране.

Эту дату я помню хорошо, я заново родился. Бог подарил мне второй шанс на жизнь – это было 28 августа. Иловайский котёл, мы шли на помощь. Выехали из Краматорска, колона должна была идти на Иловайск. Впереди колону вела разведка на БМДР, мы замыкали колону. У нас на машине стояла зенитная установка. Туда нам не суждено было попасть. Нас предали. Среди нас был крот, который направил нас неправильной дорогой. Вместо Иловайска, мы оказались в станице Луганской – это Луганская область.  Там мы попали в кольцо, в один день получилось два кольца. Бой был не равный. Кто откуда бил неясно, вокруг зелёнка. Мы начали с зенитки косить. Как потом я узнал, находясь в плену, мы немало положили там сепаратистов. Потом водителя нашей машины убил снайпер, машина потеряла управление, съехала с дороги и упёрлась в дерево. Мы продолжали отстреливаться. В кузов машины залетел зажигательный снаряд . Я испугался, ведь у нас в машине были боеприпасы , вдруг взорвётся. Скомандовал всем выйти из машины. Нас было 6 человек в машине, одного убило. Выскочили из машины, командир отделения побежал в другую сторону , а нас четверо побежало в другую . Я сказал, что если держаться вместе, то больше шансов выжить. Когда мы бежали прозвучал взрыв. (друга убило)

Осколком этой мины меня контузило и ранило. Пацанов волной тоже положило. Командира отделения отбросило в посадку, я думал он погиб – выжил парень. Когда я отошёл от контузии, увидел, что подпалили поле, сухостой на котором мы лежали. Я и Лёша Кондрашкин, которого я потом закрыл собой. Я ему говорить – надо выползать, иначе сгорим. Он говорит, Карабах. Это мой позывной. Я не могу, впереди Гена, он боится. Я сказал, чтобы он полз, иначе пристрелю сам. Начали выползать… по нам начали стрелять, по бронежилету скользили пули. Мы доползли до дороги, легли  на откос и пальба закончилась. Я лежал, Лёша с правой стороны, дальше Гена. Я говорю Лёше, давай полежим до темноты и там будем добираться к нашим. Я услышал свист снарядов, где упадёт снаряд, я не мог предсказать. Проскочила мысль, а вдруг упадёт рядом. Лёше 24 года, жалко стало., он на 2 года старше моего сына старшего. Я так подумал, ну что он видел в этой жизни – дитя ещё. Я хоть пожил. Повернувшись к нему, только и успел сказать, -  «Лёша, лежи», и сзади падает фугасная мина. Резкая боль. Осколком выбило глаз, об этом я уже в больнице узнал. Осколки по всему телу, бронежилет на мне лопнул от взрыва.

Когда стемнело, нас нашли, потому, что на мне светился крестик. Деревянный крест, который мне жена приобрела в мужском монастыре. И перед войной она мне его повесила. Мне потом рассказывал парень, который меня подобрал – услышали голоса. Я попросил о помощи и услышал другой голос , он говорил, что это нацики, что с ними возиться, давай пристрелим. Второй сказал, что тут тяжелораненый, давай в машину и в больницу. Лёшу и Гену забрали на штаб, а меня в больницу. Там меня прооперировали, удалили глаз, повынимали осколки, зашили. Потом, когда положили в реанимацию, я уже потерял сознание».

Історію свого спасіння, інакше як містичною Володимир назвати не може. Чоловік каже, що свого часу вирвав з лап смерті дружину. В 2011 році вона перенесла операцію по видаленню пухлини мозку, тоді Володимиру довелося воювати з лікарями, соціальними службами і обставинами. І він її врятував. Тепер дружина своїми молитвами змогла вибороти у смерті Володимира.

«Медсестра, которая дежурила всю ночь, попросила посмотреть крестик. Когда она взяла крестик, говорит «так он деревянный и потрескался».  Она сказала, что всю ночь он светился, кто-то молился.  У меня было 70% потери крови – критическое состояние.

Пролежав в больнице неделю, кормить меня запрещали, но меня врачи в тайне подкармливали. Брали на перевязку и там давали, то бутерброд, то салаты. И дали связаться с женой. Я сказал, что тяжело раненый. Жена начала плакать, сказала, что ей сообщили, что я без вести пропал, а потом сказали, что героически погиб в бою. Меня похоронили. В батальоне думали, что я погибший».

Після лікарні Володимира забрали бойовики. В Алчевському полоні він пробув 97 днів, втратив друга і вже сам почав потроху прощатися з життям.

«Когда меня привели, сразу же пришло человек 6, и начали избивать. Через пару дней пришли два ополченца с девушкой. Один показывает на меня, а я весь в бинтах. Она посмотрела на меня, пнула ногой и сказала «Неинтересно будет – это калека». Возле меня был Гена, она показала на него. Его забрали… После этого он не вернулся. Его расстреляли.

Лёшу потом мама забрала в начале сентября. 1 октября меня перевели из штаба в контрразведку и там начались пытки, мучения. Хотели палец отрезать, ногу прострелили насквозь, когда просил о помощи. Спал на бетонном полу, картонка только была подстелена. Одиночная камера, полная темнота. В плену я пробыл 97 дней».

DSC_6052 DSC_6051

 

У нашого героя почалася астма, і до кінця життя він змушений купувати дорогі ліки. Крім того Володимиру потрібно зробити пластику, щоб вставити пластину в череп. Військовий соромиться, що у нього понівечене обличчя, тому при розмові відвертається іншим боком і вдягає темні окуляри. Допомогти Володимиру ви можете перерахувавши гроші на картку Приват Банку за номером  4731 2171 0396 5743. Номер телефону Володимира  098-281-82-86. Всі разом ми можемо допомогти Володимиру одужати.

Попри все Володимир мріє про те, щоб настав мир. Щоб держава не забувала про героїв, які захищають Батьківщину від загарбників. А ще Володимир мріє побачити родину, яку не бачив вже кілька місяців, обійняти дружину, пригорнути сина і повернутися до улюбленою роботи в депо.

«Хочется мир, чтобы наступил. Война уже надоела. У меня мечта такая есть, чтобы наше правительство задумалось и стало помогать и не забывать тех, кто остался в живых и стал инвалидом, защищая их».

Ви слухали програму «Українські герої». При мікрофоні була Дар’я Куренная, звукорежисер програми Ігор Онисенко.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.