Слухати

Самоподжог в прямом эфире: что осталось за кадром телекамер

09 серпня 2016 - 22:45 1682
Facebook Twitter Google+
Попытка протестующего горняка Виктора Трифонова сжечь себя перед телекамерами привлекла внимание журналистов и к главе Независимого профсоюза горняков Михаилу Волынцу, считает Григорий Пырлик

tryfonov_feb01c6426e9 633 288bf84ce1e186ae3_m.jpg

Виктор Трифонов после попытки самосожжения // kvpu.org.ua
Виктор Трифонов после попытки самосожжения
kvpu.org.ua

«Віктор Трифонов щойно намагався вчинити акт самоспалення». «Трифонову викликали швидку». «Віктора Трифонова поклали до реанімації».

О неудачной, к счастью, попытке самоподжога горняка-профсоюзника Виктора Трифонова на странице у главы Независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца – 11 публикаций. Практически почасовая хроника, сухая и фактологичная. Еще были и будут прямые эфиры, звонки СМИ. Цитируемость и без того самого, пожалуй, медийного представителя шахтерской среды вероятно будет зашкаливать еще несколько дней.

С Волынцом сегодня говорил и я. Звонил узнать о самочувствии Трифонова (в больнице по телефону со мной говорить отказались) плюс понять, как этот самоподжог вообще стал возможен. 

«Міністерство загнало в такий кут», «Нікого шахтарі, їх судьби не цікавлять», «Насалик отримав 300 тисяч доларів», «Смотрящий над вугільною галуззю»…Глава профсоюза методично и недвусмысленно пытался использовать меня как свободную трибуну.

Но, отвечая на вопросы, сказал важное. Что о планах протестующих прибегнуть к крайним мерам он узнал еще в воскресенье. И – передал эти слова замминистра энергетики. А вчера пошел в эфир телеканала «Донбасс», чтобы предупредить: протестующие могут устроить самоподжог:

- Якщо людина десять раз говорить, що він це вчинить, то рано чи пізно він це міг зробити.

Волынец уверяет, что он даже пытался предотвратить попытку:

- Намагався тримати біля них шахтарів, розмовляв, щоб тримали біля себе воду. Щоб якусь тканину мати.

Пресс-конференция, утверждает Михаил Волынец, тоже была способом предотвращения. Чтобы «звернуть увагу на ситуацію». Обращение внимания удалось: выступление с последующим «самосожжением» транслировалось по телевизору и в Facebook, новость разлетелась по информагенствам, а фотографии активно постил сам глава профсоюза.

О том, что Виктор Трифонов прихватил на общение с журналистами горючее, глава профсоюза не знал. По крайней мере, так он говорит. И совсем не говорит, где протестующие могли горючее взять. Ведь, если они постоянно голодали внутри Минэнерго, кто-то должен был его туда принести.

Я спросил, сообщал ли Волынец о суицидальных планах Трифонова правоохранительным органам. Глава профсоюза сначала попытался избежать ответа, а затем перешел на «ты»:

- А я що, служу у правоохоронних органах? Якщо ти там служиш, то йди туди. Чого ти мені задаєш такі питання, тим більше, по телефону? Вони зараз слухають… Що ти від мене хочеш? Чи ти теж на службі?

Разговор с самым популярным среди журналистов шахтерским профдеятелем длился почти восемь минут. Сожаления о случившемся в голосе Волынца, как мне показалось, за это время не прозвучало.

Григорий Пырлик, журналист «Громадського радио»

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.