Слухати

Журналісти під час війни: не повірити брехні і не збрехати

30 липня 2014 - 13:42
FacebookTwitterGoogle+
Что не позволяет полностью доверять официальной информации о ходе антитеррористической операции, почему журналистам не дают работать в зоне АТО?

Петро ШукліновЧто не позволяет полностью доверять официальной информации о ходе антитеррористической операции, почему журналистам не дают работать в зоне АТО, почему на Западе не все понимают реальную ситуацию в Украине — в эфире “Громадської хвилі”  рассказывает журналист Лига.net Петр Шуклинов.

“То, что господин Гелетей докладывает Президенту о том, что у нас все прекрасно — это большая ложь.” — говорит журналист.“Командование, в первую очередь Генштаб, и командование АТО позволяют себе очень много лжи и эта ложь не несет в себе никакого позитива.

От нее никто не выиграет, от нее, мне кажется, мы только проигрываем. Это, в первую очередь, то, что касается реального числа погибших и то, что касается реального обеспечения армии — ситуация там катастрофическая.

И то, что командование об этом не говорит, то, что господин Гелетей докладывает Президенту о том, что у нас все прекрасно — это большая ложь.

Разумеется, Президент знает реальную ситуацию, но, видимо, благодаря каким-то советникам, в публичную плоскость озвучивается не просто неполная информация, а, я бы сказал, абсолютно недостоверная информация, которая проверяется буквально одним звонком телефона в любую часть, где расположены наши солдаты.

Мы несколько раз ездили в зону АТО: были под Словянском, в разных местах. И то, что видел непосредственно я — это, например, дырявые берцы, они ни от чего не защищают.

Бойцы вынуждены ходить в одних тапочках или в кроссовках, тем не менее они это компенсируют очень сильным моральным духом, они говорят, что в этих дырявых берцах готовы дойти до Москвы.

Тоже самое касается еды: еда зачастую — это то, что приносят местные, при этом непосредственно солдат, за то, что они берут еду со стороны, их за это не штрафуют, не наказывают, но это не приветствуется. С доставкой еды очень большие сложности.

Патроны, вооружение — все это волонтеры. Максимум, что дает государство — это автомат, пару грант, два рожка патронов и форму, которую невозможно носить.” — сообщает Петр.

“Нам (журналистам), в принципе, не дают работать в зоне АТО, это, конечно, связано с вопросами безопасности, мы же знаем несколько случаев, когда журналисты попадали в плен, и у командования соответственно, появлялись большие проблемы.

Поэтому журналистов мало куда пускают, ограничивают передвижение и, чтобы куда-то попасть нужно очень сильно постараться, в плоть до того, что по старой украинской традиции накрыть стол, поесть шашлыков и тогда попасть в какую-то точку, куда никого не пускают.

Это проблема, потому что те же российские СМИ, которые работают на другой стороне, не имеют никаких проблем в этом смысле, они идут, куда хотят, снимают то, что считают нужным и, в итоге, российская сторона, хотя с огромным количеством пропаганды и лжи, информационно они работают оперативней, чем мы только по этой проблеме.

На Западе не все понимают реальную ситуацию у нас в стране, это прежде всего вызвано тем, что у нас нет единой информационной политики на Запад. У нас до сих пор совковый метод информирования Запада: вызываются послы, им зачитывается, что думает правительство и, исходя из этого, западные источники должны строить свою информационную картину.

Нам нужен телеканал с англоязычным вещанием на Запад, не на Россию, а именно на Запад, чтобы он двадцать четыре часа в сутки вещал на английском языке. Это должно быть в стратегии развития государства как качественный источник информации вещания на  Запад”, — рассказал журналист.

Расшифровка Яцишин Марьяны для Громадського радио

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.