Слухати

Ізраїльські друзі України

07 березня 2015 - 09:40 309
Facebook Twitter Google+
Анна Жарова - одна з лідерок ініціативи "Israeli Friends of Ukraine", професійно займається темою неформальної освіти та організаційного розвитку, допомагає молодим підприємцям

Israeli Friends of UkraineАнна Жарова — одна з лідерок ініціативи «Israeli Friends of Ukraine». Поза громадською діяльністю вона професійно займається темою неформальної освіти та організаційного розвитку, допомагає молодим підприємцям втілювати свої ідеї на практиці. В житті волонтерському Анна Жарова разом із своїми однодумцями збирає корисні посилки в зону АТО, допомагає відправляти в лікарні поранених майданівців і українських вояків, проводить успішні ярмарки, аукціони та публічні акції. В цьому епізоді подкасту «Зустрічі» говоримо про роботу «Israeli Friends of Ukraine», про підтримку з боку українського посольства, а також про те, чи чує голос України ізраїльська вулиця. Проект «Зустрічі» виходить за підтримки канадійського фонду «Українсько-єврейська зустріч».

 Ірина Славінська: Ви слухаєте «Громадське радіо». У студії працює Ірина Славінська, і це наступний епізод проекту «Зустрічі». Нагадаю, що «Зустрічі» – це подкаст, що присвячено українсько-єврейським взаєминам у дуже широкому сенсі цього слова: спільній історії, обміну культур і так далі. І сьогоднішня моя співрозмовниця – це Анна Жарова, одна з лідерок ініціативи «Israeli Friends of Ukraine», «Ізраїльські друзі України». Поза громадською діяльністю Анна Жарова професійно займається темою неформальної освіти та організаційного розвитку і допомагає молодим підприємцям втілювати свої ідеї на практиці. А в житті волонтерському Анна Жарова разом зі своїми однодумцями – громадянами Ізраїлю – збирає корисні посилки в зону АТО, допомагає відправляти у лікарні поранених майданівців і українських вояків, що постраждали в зоні АТО, проводить успішні ярмарки, аукціони та публічні акції.  У цьому епізоді подкасту «Зустрічі» ми говоримо про роботу «Israeli Friends of Ukraine», про підтримку з боку українського посольства в Ізраїлі, а також про те, чи чула голос України ізраїльська вулиця. Моє перше запитання до Анни Жарової – це прохання розповісти, чим займається громадська організація «Israeli Friends of Ukraine».

Анна Жарова: Наша общественная организация, НГО, называется «Israeli Friends of Ukraine». В принципе, я, наверное, скажу два слова предыстории о том, как эта организация появилась. В фейсбуке существует группа, она существует уже больше года. Она была создана в прошлом декабре Питером Берцнером. Она называется «Israel supports Ukraine». Это наше фейсбук-сообщество, наш дом, куда, в принципе, приходят единомышленники, где, в принципе, происходит в основном общение и с нашими друзьями с Украины, и вообще с людьми по миру, которые сегодня поддерживают Украину.

Этой группой было организованно несколько митингов в свое время. Итак, в марте месяце там собрался на митинге, который проходил возле российского посольства, собрался актив, который встретил самолет с десятью ранеными с Майдана. Таким образом с момента прилета этого самолета в Израиле зародилось волонтерское движение – это посещение больниц, все, что связано с сопровождением семей раненых, помощь в нахождении…

После этого к нам с Украины начали обращаться люди, волонтеры украинские, которые стали просить помочь привезти уже раненых с АТО. И мы начали заниматься организацией, переговорами с больницами. То есть мы как раз выполняли роль посредника, но как бы абсолютно все на добровольных началах. То есть, не нужно было идти ни в какую медицинскую фирму – люди приходили напрямую к нам, и мы этим занимались. На сегодняшний день в Израиле прошли лечение более двадцати пяти человек, из них одиннадцать с Майдана и, получается, двадцать три с… не двадцать три, тринадцать с АТО. Сегодня в Израиле есть два человека еще, которые находятся в больнице. И таким образом с каждым разом… То есть, сначала это было вол… зародилось волонтерское движение.

После этого мы понимали, что ситуация в Украине становится все хуже и хуже –  то есть, антитеррористическая операция приобретает размер войны. И поэтому мы озаботились вопросами гуманитарной помощи. Мы начали собирать деньги на израильские бандажи, которые, в принципе, сегодня – мы знаем от волонтеров и парней, которые там, на передовой – что они действительно спасают жизни и что они помогают уберечь руки-ноги. И, в принципе, есть такой удивительный человек – Юлиан Ойфа, который тоже один из нашего актива, который просто эту тему взял на себя, все проверил и начал заказывать. Конечно, понятно, что в этот момент вся группа стала поддерживать этот проект. Сегодня уже около двенадцати тысяч бандажей было отправлено в Украину.

Мы также занимались целоксом, мы проверяли, где Израиль может и как он может помочь. Поэтому возникла тема благотворительных акций. Мы провели несколько благотворительных акций, на которых мы собирали деньги, покупали здесь бандажи и отправляли туда. Следующим этапом была благотворительная акция «Съешь вареник — одень солдата». Мы стали собирать деньги на военную форму: мы нашли ребят-волонтеров удивительных, которые в Чехии. Мы с ними связались, и через них передавали деньги, а они отправляли форму, которую покупали за совсем гроши.

В итоге с каждым днем мы росли-росли-росли. В какой-то момент стало понятно, что нужно все это волонтерское движение, перенести нашу деятельность из онлайна в оффлайн. Таким образом собрался тот самый актив, который, в принципе, зарегистрировал общественную организацию, которая называется «Израильские друзья Украины». Мы сотрудничаем с посольством Украины в Израиле. Очень сильно нас поддерживают, очень много проектов, которые мы делаем совместно.

Мы ищем партнеров – и находим их. Одним из таких партнеров стал Ротари Клуб: здесь, в Израиле, они просто услышали о нашей деятельности и предложили, чтобы мы делали проекты вместе. Канадская «Ukrainian Jewish Encounter» – это еще один важный партнер сегодня для нас.

Когда мы думали вообще про vision наш, мы все время бежали, мы что-то делали-делали-делали. Но нужно было в какой-то момент нужно было понять и вообще ответить на вопрос: «Зачем?» Понятно, что каждый из нас… То, что делает нашу группу уникальной – это то, что все мы абсолютно из разных областей профессиональных. Среди нас есть и журналисты, и дизайнеры, и фотографы, и люди, которые понимают в социальном предпринимательстве, и менеджеры. То есть, опыт он как бы невероятен профессиональный. Я думаю, он действительно дает нам силу и с той скоростью, с которой мы набираем обороты, и те вещи, которые мы делаем – я думаю, это как раз из-за того, что каждый отдает свой самый главный ресурс – это время и профессионализм.

Когда мы подумали про vision, в принципе, мы поняли, что наша цель – поддержать Украину. Но поддерживать можно по-разному. Мы да, хотим выстроить связь, диалог между двумя нашими странами, потому что есть очень много вещей очень похожих. Есть история. Если посмотреть на историю Израиля: люди с Украины сыграли здесь очень… выходцы, евреи-выходцы с Украины… Как и мы – евреи-выходцы с Украины.

И.С.: Я как раз хотела об этом спросить. То есть, в этой группе все участники — это выходцы из Украины?

А.Ж.: Нет. Вообще нет. Это, мне кажется, одно из таких заблуждений, что поддерживают Украину только выходцы с Украины. Совсем нет. У нас есть люди из Прибалтики. У нас есть люди из Беларуси, из Молдавии, из Казахстана, из России. В принципе, у нас на все сто процентов можно сказать, что у нас интернациональная группа, потому что в принципе мы определяем себя не как украинцы, или белорусы, или россияне. Мы – израильтяне, которые говорят на русском языке, которые в этот момент так или иначе имеют отношение к еврейству, выбрали и живут в этой стране, но при этом мы не можем быть безразличными к тому, что происходит сегодня в Украине.

Потому что – по крайней мере, в нашей группе – когда мы про это говорим, мы понимаем, что это некое заблуждение: что сегодня можно спать спокойно, потому что этот конфликт не касается тебя. То, что сегодня происходит в Украине, завтра волной может прийти к нам в страну, так или иначе: волнениями, войной, ракетами, дополнительными, оружием.

И поэтому мы как бы бьем в бубен – не знаю, как по-другому сказать. Мы все время пытаемся привлечь внимание израильской улицы, привлечь внимание общественности, привлечь мировое внимание.

И.С.:  Важный был нюанс, который был сказан чуть выше, когда мы говорили о том, что есть важная параллель в истории Израиля, которая позволяет чувствовать солидарность. Что это за параллель?

А.Ж.: Параллель эта — терроризм и все, что связано с терактами, все, что связано с агрессией одной страны против другой страны с передачей оружия. То есть, я думаю, что когда у нас летом в Израиле проходила военная операция Tsuk Eitan, «Нерушимая скала», то в Украине вышли в поддержку Израиля. Вышли в Днепропетровске и в Киеве. Вышли не только… То есть, ну, были люди, которые говорили: «Вышли евреи поддержать». Но это не так, потому что у нас есть записи людей, украинцев, которые говорят, что окей, вы очень сильно поддерживаете нас, мы сейчас как никогда понимаем вас; и спасибо за этот контакт и эту связь. Мне кажется, вот это важно. Потому что в истории евреев в Украине есть несколько моментов очень тяжелых для, скажем так, для переваривания и вообще для нового… для того, чтобы создать вот этот новый диалог. Но я думаю, что вещи меняются, и одна из вещей – это поменять сознание.

Часть нашей идеи – в том, чтобы объяснять. У нас гораздо больше общего, чем вещей, которые нас разделяют. Как я сказала, что история… в принципе Израиль был поднят очень выходцами из Украины, как Голда Меир, которая сыграла очень важную роль вообще в становлении Израиля. То есть, есть много известных фамилий. Мне кажется это – то, что делает историю нашей совместной историей.

Теперь, если говорить про области, которые мы выбрали, которыми мы занимаемся. Одна область – это гуманитарная помощь.

Вторая область – это все, что связано с культурой и межкультурным диалогом. Это проводить тут фестивали. Один из проектов, который мы сейчас… который мы развиваем вместе благодаря поддержке «Ukrainian Jewish Encounter» – это «Голоса», «Voices». Это, в принципе, люди, которых мы хотим… которые приезжают из Украины, встречаются здесь с людьми, которым интересно то, что там происходит – это и жерналисты, и политики, и писатели, и художники. Мы пытаемся как можно больше увидеть разных лиц и голосов из Украины. Вот, вторая область – межкультурный диалог.

Третья область – это все, что связано с образованием. Мы думаем про проекты, может быть, даже про привоз детей сюда в лагеря. Я думаю, что есть в Украине еврейские школы. Можно было подумать про разные проекты совместные с молодежью. Идей очень много. Эта область сейчас она, как сказать, она только в самом становлении. И, в принципе, если мы говорим про образование, то это не только Украина и диалог с Украиной, но и то, что происходит в Израиле. Сегодня уже есть очень много репатриантов, которые приехали в Израиль. Это молодые семьи. Мы пытаемся и думаем, как такую структуру создать. Это проект «Первый дом на Родине», есть Зина Невзина, которая среди нас очень-очень активна: ее идея – «Первые друзья на Родине». И мы этот проект сейчас разрабатываем. Это третья область.

И четвертая — это все, что связано с медийным. Наша деятельность онлайн, в фейсбуке, в соцсетях, выходы на митинги. Опять же, это прерогатива группы «Israel supports Ukraine», которая существует в фейсбуке. Это действительно развитие и поддержка вот этой активной позиции, что есть у людей, и ей нужно давать платформу. Эта идея – дать платформу именно этой активной позиции.

И, наверное, пятое, что мы думаем — мы хотим начать думать про область междисциплинарную, что ли. Это разные проекты и инициативы, которые могут быть между нашими странами. Вот сейчас мы очень разрабатываем и пытаемся найти разные выходы. Проект – это привоз украинских врачей сюда, в Израиль. Не повышение квалификации, я думаю, что это называется… Действительно дать ту базу, которая есть у израильских врачей: все, что связано с огнестрельными ранениями, все, что связано с той областью, в которой, в принципе, у украинских врачей не было шансов… Мы сейчас занимаемся, ищем спонсоров. Есть идея, есть там волонтеры, есть здесь волонтеры, есть Ротари клуб, который нам помог провести переговоры с одной из клиник. поэтому мы очень надеемся, что на тот момент, когда этот проект даст старт, то это откроет какую-то совершенно новую область, в которой будут возможны разные инициативы, сотрудничества на другом уровне немножечко.

И.С.: Теперь я бы хотела расспросить отдельно о том, как это все работает. Потому что в виде сферы это прекрасно, но етсь живые люди, которые руками и головой делают конкретные вещи. Вот, например, если речь идет о сборе средств. Например, названное уже событие «Съешь вареник — одень украинского солдата». Как это работает? Как это было? Где это было? Много ли было людей? Много ли собрали?

А.Ж.: Много. Много собрали и много было людей. Как это работает: в принципе, как все наше общение – по телефону и в фейсбуке. Мы создаем рабочую группу на каждое мероприятие. Есть актив. К этому активу постоянно подключаются люди. Мы рады каждому, кто приходит к нам, кто предлагает помощь. Или есть какая-то инициатива – мы пытаемся помочь эту инициативу воплотить в жизнь. У нас существует… Все началось с того, что возникла группа, которая называется «Координационный совет»: туда входили все активные люди, которые так или иначе инициировали что-то. Дальше, допустим, есть какая-то идея. Там создавалась рабочая группа в фейсбуке, у нас их… один из минусов, который требует все время реорганизации – это неисчислимое количество фейсбук-групп. Потому что платформа позволяет создать закрытую рабочую группу, мы там что-то сделали – и перешли в следующую. Поэтому там целый список уже их. Ну и дальше мы уже делили сферы ответственности, кто за что отвечает: кто открывает ивент, кто пишет, кто приглашает людей. В основном это всегда все действительно на мотивации и на интересе, на готовности каждого уделить – сколько он может уделить – личного времени тому или иному проекту.

И.С.: Кто лепил вареники?

А.Ж.: Там было много людей. Если говорить про зарождение идеи, то в «Israel supports Ukraine» мелькнула реклама украинского ресторана «Корчма в Петах-Тикве». Один из администраторов, Диана, это увидела. Она тут же создала группу, чат и сказала: «Окей. Мы как раз там…», – еще у нас есть девочка Люба, – «мы с ней обсуждали. Это прикольная идея: сделать какой-то фестиваль вареников. И под это мы можем собрать средства».

Дальше мы стали это развивать. Мы собрали рабочую группу, решили, что мы собираем – это как раз было на теплую одежду. Мы тогда собрали 8,5 тысяч шекелей. Это очень серьезная сумма. Мы на эту сумму смогли купить сто форм военных. Причем это гимнастерка, штаны, подштанники и куртка. Мы на это смогли купить сто флизов, которые шили в Украине, и мы это дальше тоже отправили. Также мы на это еще купили, по-моему, сто пар носков. В общей сложности вышла очень приличная посылка. Мы это распределили между разными бригадами, разными волонтерскими группами.

В принципе, там мы определили: была девушка, которая открыла ивент – то есть, она отвечала за то, чтобы всех рулить. Потом походу возникла идея: «А давайте там сделаем аукцион». Важно, что всем идеям, которые приходят, мы не говорим «Нет». Но это и минус: это очень тяжело. Иногда одна идея, ее обсуждение, может занять несколько хороших дней. Но, в принципе, по-хорошему из-за того, что есть очень много идей у людей, и они обсуждаются вместе, мы вместе думаем, как их дальше потом воплотить.

И.С.: Все эти собранные вещи – они же должны попасть в Украину. Вы в Украине с кем коммуницируете?

А.Ж.: Деньги мы не передаем туда. Деньги мы как бы собираем здесь, мы даем отчеты. У нас было несколько моментов, при которых мы поняли, что лучше те деньги, за которые мы отвечаем и мы берем у людей, и нам за них отчитываться, поэтому мы закупаем здесь, переводим деньги конкретно в аптеку, делаем список лекарств, и конкретно эти лекарства идут в госпиталь, который мы указываем. Но, в принципе, как-то все существует.

У нас есть, если это нарисовать, несколько групп, несколько уровней даже, скажем так. Есть люди здесь, в Израиле, которые отвечают за определенную область. Допустим, как я уже упомянула, Юлиан Ойфа – он отвечает за области бандажей. У нас есть Вячеслав Фельдман, который отвечает за детские дома, за заказ медикаментов и заказ продуктов. У нас там есть Мила, которая отвечает за коммуникацию. То есть, у нас действительно есть разные люди.

Теперь, допустим, у нас есть список волонтерских групп и волонтеров, с которыми мы общаемся – от Мариуполя до Одессы. Они к нас приходят. Это все люди, которых так или иначе мы знаем. И либо же это мои знакомые, либо это знакомые кого-то из нашего актива, либо это чьи-то родственники, либо это друзья друзей. Но, по факту, к нам всегда приходят через кого-то. У нас не было… То есть, было несколько раз, когда просто пришли ниоткуда и сказали: «Окей, давайте сотрудничать». Были попытки – у нас не получилось. То есть, когда есть какой-то личный контакт через кого-то – это всегда срабатывает.

И теперь, когда мы собираем какие-то посылки или к нам приходят от них списки, что нужно. Дальше мы смотрим, как мы это можем отправить. Скажем, бандажи: у нас было пять бригад, которым мы должны быть пять коробок отправить. Мы нашли человека, который летел в Украину. Оформили через МАУ, посольство нам очень помогало. Идея была такая, что мы на человека, который частным образом летит, мы оформляли на него перевес разрешенный, там, допустим, до ста килограмм. Таким образом до десяти коробок мы могли отправлять гуманитарной помощи сразу же в Украину и связывались с теми волонтерами, которым это предназначалось. Они приезжали в аэропорт и это забирали.

Вот у нас есть проект, который называется «Эстафета добра». У нас на странице в фейсбуке можно про это прочитать. Там очень много отчетов, там проходит очень много рук. То есть, каждый раз это все новые и новые люди: кто-то забрал коробки, кто-то поехал их перепаковал, кто-то должен отвезти эти коробки в аэропорт, кто-то должен договориться с волонтерами, кто эти коробки там встретит. Кто-то там… не знаю… решил отправить куртки и нашивки. Нашивки, допустим, в Хайфе. Это нашивки «Повертайся живим». Эти нашивки нужно было из Хайфы как-то передать сюда. То есть, каждый человек делает какой-то очень маленький шаг или какое-то одно действие. которое потом превращается в такой огромный результат – результат, который имеет свой резонанс, и нас действительно видят, слышат.

И сегодня – если раньше мы работали на имя, то сегодня имя работает на нас. Знаю, что есть люди, которые более скептически относятся к нашей деятельности. И легитимно есть люди, которые были среди нас волонтерами и в какой-то момент решили выйти по тем или иным причинам, им что-то не подходило. Скажем так, все понятно, но по факту, именно из-за того, что есть такое большое количество людей, и люди сами приходят к нам и они предлагают своих друзей, они предлагают свои контакты. Таким образом мы каждый раз растем.

И.С.: Хотела бы еще расспросить о посольстве Украины в Израиле. Уже не раз упоминали, что оно помогает. Как оно помогает? Что посольство может сделать для волонтеров?

А.Ж.: Ну, основная поддержка – это на все проекты, которые, допустим, мы делаем, встречи, нам дают абсолютно безвозмездно пользоваться помещением украинского культурного центра. Мне кажется, это – самое значимое место, центр, куда все стекаются и где происходят вещи.

Сам Геннадий Надоленко, он поддерживает раненых. То есть, если возникают какие-то проблемы, я знаю, что в любой момент могу обратиться лично. Его жена, Юлия Надоленко, в свое время инициировала благотворительную ярмарку «Квітуча Україна». Было много работ, вышитых бисером. Был аукцион – не аукцион, была ярмарка, и была собрана серьезная сумма денег. Мы тоже смогли купить на это бандажи, целоксы. Очень ощутимая помощь: допустим, мы делали на Хануку, мы приглашали деток, израильских деток из русскоязычных семей. Там же они рисовали рисунки, которые мы потом отправляли.

Сами же представители дипкорпуса – они ездят в больницы к раненым, они волонтерят на том же уровне… Я даже не могу передать словами. Я действительно такого не встречала. То есть, это именно я не говорю потому, что нужно сказать «спасибо». Я говорю это из личного опыта общения с людьми: я не встречала ни одного такого дипкорпуса, где бы на таком уровне были вовлечены лично. Приходя там, когда мы делали Цепочку мира на набережной Тель-Авива и пришло четыреста человек – пришли все работники посольства украинского. Они стояли вместе с нами, держали плакаты, пришли с семьями, привели детей. Это делается то, что называется, на нашем уровне, смотря в глаза. Меня это каждый раз покоряет и восхищает. У меня нет слов, правда, я очень признательна им – даже не за поддержку нас как волонтеров, а за то, что они такие люди.

И.С.: Украинские солдаты как попадают в Израиль лечиться? Как вы их находите, отбираете?

А.Ж.: Нет, это не мы находим и отбираем. Это работает по-другому. Зная наш опыт с майдановцами, волонтеры, которые там находились в госпиталях и которые занимались солдатами там, и которые ищут выходы на лечение за границей. Они знали, что в Израиле они могут обратиться к нам, и что мы сделаем все, что нужно.

То есть, при получении эпикриза мы дальше отправляем это в больницы. Мы знаем, где какие больницы. Даже по нашему опыту – у нас был и негативный опыт, то есть, не негативный, а отрицательный опыт, что тоже опыт. Мы знаем, с какими больницами мы бы советовали сотрудничать, с какими больницами бы не советовали сотрудничать. Мы отправляем эпикризы в больницы, мы получаем для них ценовое предложение. Дальше, если принимается решение, что да, человек летит, либо волонтер отправляет, как они могут отправить, либо, если это тяжелый раненый, как, допустим, это с Игорем, который сегодня лежит в «Каплане», то мы заказывали самолет.

Мы даем всю эту административную-оперативную поддержку здесь, в Израиле, для того, чтобы этот человек сюда прилетел. А дальше – поддержка моральная, в больнице. То есть, сопровождение родственников, помощь в общении с больницей, если там нету русскоговорящих. Скажем так: это все делается именно волонтерами, которые ходят по больницам.

И.С.: Еще меня заинтересовала эта история, о серии событий «Голос», которая позволит собрать здесь разных важных opinion-мейкеров, тех, у кого есть голоса. Хочет ли Израиль слышать украинские голоса? Я говорю не о волонтерах, а об улице.

А.Ж.: Израильская улица, я думаю, что на сегодняшний день, скажу честно, мы не знаем, насколько она хочет или нет. Потому что пока нам трудно даже туда достучаться. На митинги… надо сказать, что первый месяц-два не было ни одного израильтянина. Сегодня, когда мы проводим митинги, к нам приходит три. Появились какие-то участники в группе. Их единицы, но этими маленькими шажочками мы все равно пытаемся туда достучаться, и это вопрос нехатки времени. Потому что есть очень много оперативных вещей, которые нужно решать сегодня, поэтому до израильской улицы тяжело добраться. Но, в принципе, если говорить про ближние цели, это – дальняя цель из наших целей. Я не думаю, что она быстро воплотимая, но она реально воплотимая.

И.С.: Отже, нагадаю, ви слухали розмову з Анною Жаровою. Нагадаю, це – одна з лідерок ініціативи «Israeli Friends of Ukraine», котра допомагає Україні усім, чим тільки може. «Israeli Friends of Ukraine» вміють відправляти у лікарні поранених майданівців та українських вояків, проводять успішні ярмарки, аукціони та публічні акції та збирають гроші та інші корисні речі на підтримку України. Нагадаю, ви слухали проект «Зустрічі». Це – проект, що присвячений українсько-єврейським взаєминам у дуже широкому сенсі цього слова: обмінам культурним, обмінам історичним, спільному історичному спадку, а також спільній сучасності і тому, як ми разом солідаризуємося та долаємо труднощі. Нагадаю, що у студії працювала Ірина Славінська. Я також з величезним задоволенням нагадаю, що проект «Зустрічі» виходить за підтримки канадійського фонду «Українсько-єврейська зустріч».

Ви слухали «Громадське радіо».

Слухайте. Думайте.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.