Слушать

Крым становится полуостровом молчания и послушания - юрист

14 октября 2014 - 15:39 109
Работа единственной на полуострове крымскотатарской благотворительной организации парализована

темишевРабота единственной на полуострове крымскотатарской благотворительной организации  парализована. Официальная причина – судебные разбирательства, связанные с требованием прокуратуры Крыма вывести из числа учредителей организации опального Мустафу Джемилева.

Как следствие – арест счетов Фонда и не возможность оказывать гуманитарную помощь соотечественникам, а также арест имущества, в том числе здания, где 15 лет располагался меджлис крымскотатарского народа. Будет ли  возобновлена деятельность благотворительной организации «Фонд» Крым» после исполнения решения суда, об этом в интервью «Общественному радио» рассказал юрист, представляющий интересы «Фонда «Крым» в суде, а также некоторых членов меджлиса Джемиль Темишев.

Как сейчас обстоят дела в правовом и юридическом поле у благотворительного фонда Крым и меджлиса

В украинском правовом поле такой организации, как меджлис крымскотатарского народа не существовало. Ее не существует и в правовом поле РФ, юридически такой организации просто нет, а есть благотворительная организация «Фонд «Крым», на балансе которой находится в том числе здание, в котором размещался меджлис . Эта организация действовала в правовом поле Украины и сейчас идет ее перерегистрация в рамках законодательства РФ.

Что касается адекватности и законности действий крымской власти в отношении этой организации и меджлиса, лично у меня, как у адвоката, который представляет интересы «Фонда «Крым», вызывают очень много вопросов и претензий. Я считаю, что к меджлису и людям, которые проявляют несогласие с официальной  позицией крымской власти, отношение предвзятое, если не сказать, что существует  прямое уголовное преследование. Пока на начальной стадии.

Что касается судебных процессов с Фондом. Прокуратура Республики обратилась с исковым заявлением к «Фонду «Крым» с требованием  исключить из числа учредителей Мустафу Джемилева. Свои исковые требования прокуратура мотивировала тем, что в соответствии с законом РФ о некоммерческих организациях, учредителем этих организаций не может быть гражданин, пребывание которого на территории РФ признано нежелательным. Джемилев попадает под эту категорию. Я посоветовал своим клиентам признать исковые требования, для того чтобы обеспечить возможность  дальнейшего функционирования фонда. Формально требования закона были соблюдены. Есть такая норма закона, формально она была нарушена  и прокуратура имеет право обратиться с требованием по устранению нарушения. Но на мой взгляд и прокуратура, и суд перестарались в части, касающейся обеспечения иска. Это можно было решить, просто написав письмо  — вывести из учредителей иначе будут применены санкции. Можно было сделать предписание. Необходимости арестовывать счета, имущество, выселять из этих зданий объективно не было никакой причины.

Часть правления «Фонда «Крым» и сотрудников находится в здании по адресу Шмидта, 2, а часть по ул.Жидкова, 40. И никогда со стороны контролирующих организаций, правоохранительных органов не возникало никаких проблем с тем, чтобы найти эту организацию. Вся корреспонденция приходила на Жидкова и сразу передавалась на Шмидта. С этим проблем никогда не было, все знали, где можно найти эту организацию. Процедуру установление несовпадение адресов  должна была проводить налоговая служба. Но и с их стороны никогда никаких претензий не было. Своевременно сдавали и принимались налоговые отчеты, и претензий никогда не было. Говорить о том, что Фонд скрывается или препятствует контролирующим  органам в их деятельности, просто абсурдно.

В чем тогда суть мероприятий, которые проводились судебными приставами?

Суть этих мероприятий, злые языки говорят, заключается в политическом заказе. Просто попытались, и это фактически получилось, парализовать деятельность меджлиса. Только потому, что многие члены меджлиса высказываются против, как они считают, аннексии и оккупации Крыма российскими войсками и того беспредела, который творится сейчас.

Фонд «Крым» осуществляет деятельность?

Фонд Крым юридически продолжает существовать, но все помещение опечатаны. Выполняя требования судебных приставов и суда, в настоящее время никакая деятельность не ведется, физически такой возможности нет. Кроме того, что арестовано имущество, арестованы и счета и та благотворительно-гуманитарная деятельность , которая осуществлялась организацией, а это – оплачивалось лечение больных, лекарства, нуждающиеся люди получали кредиты для приобретения жилья, финансировалась газета «Авдет» и журнал, который к политике вообще никакого отношения не имеет. Все это сейчас парализовано.

Поясню, чем я руководствовался, когда просил руководителя Фонда признать иск и какое-то время не пользоваться этим помещением. Возможно наши процессуальные оппоненты думали, что мы будем продолжать процессуальные баталии и для них было неожиданно, что иск сразу был признан. Единственная моя просьба заключалась в том, чтобы отменить  меры по обеспечению иска. В настоящий момент мы собираем пакет документов, которые подтверждает и без того очевидный факт того, что такой необходимости в обеспечении иска просто нет.

Сейчас речь идет не о счетах, там нет крупных сумм. В Симферополе было арестовано 7 объектов, в двух из них проживали люди, необеспеченные жильем. Этих людей пришлось переселить к родственникам, а скоро холода.

Необоснованное применение силы, применение процессуального принуждения оно видно во всем . Идет судебное заседание, в зале я и руководитель Фонда. Туда нагнали кучу ОМОНовцев. В зале их пять человек, в коридоре тоже вооруженные люди, подогнали два автозака, дорога оцеплена. Ради чего все это? Ведь этим людям нужно платить зарплату, они же непросто так там стоят. Лучше бы эти деньги пустили на социальные программы. На что тратит свои ресурсы империя. Мы должны понимать, чем больше государство, тем меньше человек. Это как раз одна из причин, почему люди не хотят жить в империи.

Какова дальнейшая судьба фонда?

Вынесено решение, мы начали процедуру исполнения решения. В настоящее время мы настаиваем только лишь на снятии ареста. Я считаю, что для моих клиентов не принципиально важно является ли Мустафа Джемилев учредителем или не является, это вообще спорный вопрос был ли он учредителем, но тем не менее. Для благотворительной организации  главное — это возможность осуществлять свою гуманитарную благотворительную деятельность, направленную на помощь соотечественникам. Проблема заключается в том, что власть препятствует осуществлению самой деятельности, а наличие, либо отсутствие в числе учредителей Мустафы Джемилева является лишь формальным поводом и основанием, чтобы парализовать деятельность организации.

Причина в национальной особенности организации?

Причина не национальная. Если бы Джемилев и меджлис проявили свою лояльность и послушность, то, думаю, таких проблем бы не было. Проблема в том, что существует государственная установка давить и душить всех нелояльных, неугодных и непослушных. Меджлис не отличается особым послушанием и у него есть свое мнение. Но меджлис — это не однородная организация, но у подавляющего большинства его членов особого восторга последние события не вызвали. Власти такое не нужно. Крым потихоньку пытаются сделать  полуостровом молчания и послушания

Есть ли перспектива существования для благотворительного Фонда в правовом поле РФ

Что касается не правового поля – можно только догадываться. Лично у меня вызывает серьезные сомнения возможность  продолжать эту деятельность. Наверняка все неугодные организации будут закрываться, даже благотворительные. В данном случае претензия к благотворительной организации заключается в том, что она предоставила помещение, в котором размещается меджлис, представляющий явную оппозиционную силу, единственной оппозиционной силой проукраински настроенной и не скрывающей своих взглядов в Крыму. Других организаций в Крыму, которые бы так смело выступали против сегодняшней власти, их нет. Если будет сломлен меджлис, то в Крыму реальной оппозиции просто не будет. Люди будут как в советские времена полушепотом на кухне обсуждать новости, боясь, чтобы кто-то не услышал, пойдет волна стукачества и доносительства. К сожалению, это сегодняшние крымские реалии.

Что делать всем остальным не согласным с нынешним положением? Общаться на кухне?

Я бы никому не советовал выходить на площади или открыто высказывать свое мнение, хотя это выбор каждого. Единственное что  — нужно оставаться человеком, не становиться самому доносчиком, не проявлять жестокость и ксенофобию, попытаться просто остаться человеком. Не нужно бросаться на амбразуры, идти на баррикады, просто нужно оставаться самим собой и во всех своих соседях, коллегах по работе, прежде всего, видеть людей, а не сторонников России либо Украины, русских, татар или украинцев.

Фото со страницы Темишева в соцсетях

 

…то цей лист для вас.

Команда Громадського радіо, як і ви, найбільше цінує незалежність. Наша редакція не залежить від олігархів, політиків і держави. У нас немає інших завдань, аніж допомогти вам зрозуміти ситуацію.

Ми принципово лишаємось неприбутковою організацією. На відміну від комерційних мас-медіа, гроші для нас - не мета, а засіб.

Щоби і надалі отримувати правдиву, неперекручену інформацію, ви можете просто зараз допомогти Громадському радіо. Підтримуючи нас, ви робите внесок у своє майбутнє.

ДЯКУЄМО!

ЗРОБІТЬ ВНЕСОК

Якщо ви тут...

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Facebook Twitter Google+